Блог Оршанский вокзал

«Пока все инициативы чиновников АБФФ имеют обратный эффект». Как ФИФА разбиралась в деле Шкурина

Агент футболиста делится инсайдами. 

 

Эпопея с разборками АБФФ и Ильи Шкурина, отказавшегося приезжать в сборную Беларуси, пока в стране действует режим Лукашенко, подходит к концу. Если вы что-то забыли: боссы Дома футбола решили проучить нападающего ЦСКА за отказ явиться в расположение «молодежки» в августе и отправили в ФИФА документы с просьбой наказать своенравного форварда. На прошлой неделе международная организация рассмотрела «дело Шкурина» и… отвергла все претензии АБФФ в адрес футболиста. 

Как игрок готовился к слушанию, как проходило заседание, кто защищал Шкурина в ФИФА и что ждет нападающего дальше? Эти вопросы Александр Ивулин задал агенту игрока Валерию Исаеву.

– Как вы отреагировали на желание боссов АБФФ наказать Илью Шкурина через ФИФА?

– Честно говоря, думал, что в федерации забыли про эту историю. Тем более после нее главный тренер национальной команды спокойно комментировал решение ведущих футболистов страны прекратить выступление за сборную, и никто не просил ФИФА их дисквалифицировать. События с Ильей происходили в начале лета, и, казалось, о них уже все забыли. Парень спокойно играл в ЦСКА, а федерация усиленно трудилась над новыми лимитами и запретами… Но по документам, которые позже пришли футболисту, АБФФ решила наказать Илью еще в августе. Запрос федерации в ФИФА говорит только о том, что люди не думали о последствиях для имиджа АБФФ и страны. Те, кто послали документы в ФИФА, поступили непрофессионально и легкомысленно. Им было важно именно в тот момент показать свою преданность и активность.

– Как ситуация развивалась дальше? 

– Буквально за несколько недель до заседания в ФИФА на электронную почту Ильи и ЦСКА пришли письма с просьбой дополнительно разъяснить позицию игрока по этому вопросу. В установленные сроки и футболист, и клуб отправили в организацию необходимые письма. Ситуация была на контроле юристов ЦСКА, поэтому нам оставалось лишь ждать официального ответа ФИФА. Я не вмешивался в этот вопрос, но решил еще раз изучить регламент АБФФ. Там не сказано ничего о наказании игрока за то, что он не приехал в расположение сборной. В документе обозначен лишь алгоритм воздействия на клуб, если тот отказывается отпускать футболиста. То же самое сказано в международном регламенте: у футболиста нет обязанности выступать за сборную. В регламенте указано лишь то, что игрок должен уверенно и четко проинформировать о своем решении.

Вообще, если абстрагироваться от происходящего в нашей стране, то можно обратить внимание на простой нюанс. У футболиста есть контракт с клубом, где указаны его обязательства. Подписывая трудовое соглашение, он делает выбор. Если мы говорим об участии любого футболиста в играх за любую сборную, то здесь может быть много причин, по которым он может не хотеть выступать за национальную команду. С рождения у него нет обязанности играть за сборную своей страны. Выступление за национальную команду – почетная возможность, но не обязанность. Я уверен, государство должно создать такие условия для своих граждан, чтобы они хотели выступать за него. Это проблема не молодых ребят, а моего поколения и людей постарше. Это мы должны создавать в стране такие условия, чтобы молодежь хотела тут жить, играть за сборную и при звуках гимна держать руку на сердце.

А что касается упреков и мнения наших «звездных» специалистов, мол, сборная играет для народа… Таким людям хочется задать несколько простых вопросов. Откуда вам знать про мнение любителей футбола? Когда в последний раз вы реально общались с простыми болельщиками? На какой площадке это происходило? На непонятно почему закрытых тренировках? На сборах в шикарных отелях в теплых странах? В закрытых VIP-ложах? В общедоступных социальных сетях?

– Лично вы волновались, что ФИФА может дисквалифицировать вашего подопечного?

– Конечно, были такие моменты. В состав ФИФА входит около 200 стран. Далеко не все из них приверженцы демократического пути развития. На примере ситуации с чемпионатом мира по хоккею мы видели, что у одного человека может быть одна точка зрения, а у второго – другая. Разумеется, я надеялся на лучшее, но стопроцентной уверенности, что в ФИФА станут на сторону футболиста, не было.

– Как проходило заседание по делу Ильи? Футболист на нем присутствовал? 

– Нет, его не приглашали. Работа в ФИФА выстроена по современным технологиям. Конкретные комитеты запрашивают необходимые документы. В нужный момент получают официальные бумаги, анализируют их и принимают решение. Это очень грамотно с точки зрения оперативности и эффективности. Зачем нужны дополнительные разъяснения в ситуации, где позиции сторон предельно понятны? Поверьте, нам не хотелось кому-то что-то доказать. Просто по-человечески был очень рад за Илью. Он – живой человек, и, понятное дело, переживал эту ситуацию.

– В процессе разбирательств Илья не пожалел о своем заявлении? 

– Признаюсь, позиция этого парня меня мотивирует. Еще несколько лет назад я не предполагал, что молодые ребята могут так относиться к себе, своему окружению и обстановке в стране. Наверняка многие думают, что в такой позиции Ильи велика моя заслуга. Это не совсем так. Просто я даю молодому человеку много информации, делюсь жизненным опытом. Мы часто говорим о том, что может случиться с его карьерой, его жизнью, но решение всегда остается за ним. Очень рад, что сейчас Илья может спокойно строить свою карьеру и играть в клубе, с которым у него трудовые отношения. Надеюсь, в этом вопросе поставлена точка. 

– А что касается сборной? 

– Мне кажется, что в интересах всех сторон сделать правильные и разумные выводы из этой ситуации. Пока все решения и инициативы чиновников АБФФ имеют обратный эффект и для страны, и для тех, кто их туда делегировал.

– Но проблема с отсрочкой от армии у Ильи все еще существует.

– Мне кажется, тут не происходит ничего сверхъестественного. В нашей стране есть положение, по которому футболисты национальной и молодежной сборных на время выступления за эти команды освобождаются от службы в армии. АБФФ вычеркнуло из этих списков Шкурина, и сейчас он обычный призывник. В Беларуси так, а в той же Армении все игроки «молодежки» без исключения проходят военную службу, но делают это в одном месте и в конкретное время. При этом от своих друзей, которые тренируют эти сборные, я знаю, что ребята служат осознанно и не ищут причин для «отмазок». Просто у нас так пугают этой армией… Тогда возникает вопрос: куда вы хотите отправить парня – в армию или еще куда-то?

– И финальное – вас задели слова литовского экс-голкипера Симаса Скиндериса в адрес Ильи

– Конечно, задели. Скиндерис неуважительно высказался и про парня, и про жителей Беларуси. Во-первых, где сегодня Шкурин, а где Скиндерис, чтобы давать советы, где и как Илье играть в футбол? Знаю, у него есть страница в Facebook, мы пару раз там «тепло» общались. Было очевидно, что у нас разные точки зрения на происходящее в стране. Это нормально. В любом государстве есть люди, которые мыслят не так, как большинство. Например, недавно смотрел фильм Юрия Дудя о [живущем в Варшаве белорусском медиаменеджере] Степане Путило. Там Дудь подходил к польским националистам, которые стояли на улице, выражали свою позицию, и их никто не трогал. Хотя то, что говорили эти люди, абсолютно неприемлемо для нормального общества. Такие люди есть в каждой стране, и ничего с этим не сделаешь. Такая же история со Скиндерисом.

«С белорусским менталитетом, немного колхозным, людей нужно держать пожестче». Вратарь из Литвы учит жизни в Беларуси

Правда, не знаю, откуда он взял информацию о высоких ценах в Литве. В моей любительской команде есть ребята, которые занимались средним бизнесом. Так вот, они в выходные отправлялись на закупы в Вильнюс, который находится в 300 километрах от Витебска. Проводили там выходные и покупали продукты, которые в Литве стоили значительно дешевле. Еще один пример. Мои ровесники из Витебска легально ездят в Литву работать на стройке. Причина проста: у нас за такую работу человек получает 200 долларов в месяц, а из Литвы привозит 800-900 евро. Что же выберет отец двоих детей? В общем, не нужно рассказывать нам о заоблачных ценах и медицине в Литве. Тем более не надо называть белорусов колхозниками, работая при этом последние годы в городке с населением три тысячи человек. Я думаю, давая свои унизительные советы, куда нам ходить и когда говорить, Скиндерис банально ищет новую работу.

Мне кажется, было бы хорошо, чтобы жители Литвы прочитали это интервью и дали реальную оценку словам Скиндериса, точнее, их ущербности. Это странно, когда человек средь бела дня вышел на улицу, его избили и арестовали, но, по мнению Симаса, он сам виноват, потому что нужно сидеть дома. Что за рабская психология? Если он считает, что это нормально, то пусть говорит за себя. За белорусов говорить не нужно.

Фото: pfc-cska.com

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья