Блог Оршанский вокзал

Олег Кубарев: «Активность Поболовца в соцсетях, общении с прессой прямо пропорциональна результату»

Кубарев

Один из самых тактически подкованных тренеров Беларуси в беседе с Александром Ивулиным рассказывает о финале Кубка Молдовы, рассуждает о понятиях «автобус» и  красивый футбол и объясняет, почему не возглавил минское «Динамо». 

– Как вам чемпионат Молдовы?

– У «Зимбру» только одна задача – постоянно выигрывать. Если ты уступил в какой-то встрече чемпионата – это ЧП. После этой неудачи можно не наверстать упущенное. В Молдове, в отличие от Беларуси, существует заметная разница между лидерами и всеми остальными командами. Всего одно необязательное поражение в месяц может обернуться непоправимыми последствиями. «Зимбру» в третьем круге набрал 24 очка и это только третий-четвертый показатель в лиге. К примеру, после первого круга у БАТЭ было 25 очков и он лидировал.

– Руководство «Зимбру» как-то «накачивало» вас перед финалом Кубка Молдовы?

– Всем хотелось выиграть трофей. Ведь клуб семь лет жил без крупных побед. Во время каждой встречи с руководством мне говорили: «Ну, как мы будем готовиться? Есть ли у нас шансы?» Все эти вопросы я отводил в сторону и просил не мешать готовиться ни мне, ни футболистам. Как-то в разговоре с директором отшутился: «У вас есть шампанское? Тогда идите, охлаждайте».  Он ответил: «Если выиграете, мы подвалы Крикова откроем :)».

– Чем финал Кубка Молдовы отличается от финала Кубка Беларуси?

– Матч был организован на очень высоком уровне. Я не видел шоу перед игрой… Но на поединок собрался целый стадион! На финале действительно был аншлаг. За день до игры общался с охранниками арены, они рассказывали, что все билеты проданы, был жуткий ажиотаж. После встречи  оркестры, салюты, сама процедура награждения… Все было оформлено очень празднично.

– Докажите примером.

–  Взять то же награждение. Все было сделано в лучших традициях финалов европейских турниров. Футболисты поднимались за трофеем на трибуну. Болельщики и игроки организовали живой коридор. Нам не просто вручили этот кубок, чтобы мы быстрее ушли в раздевалку. Весь стадион стал участником шоу. Никто не расходился по домам. Процесс награждения был таким же интересным, как сам поединок. Когда мы выиграли Кубок Беларуси с «Гомелем», после финального свистка на стадионе остались только наши фанаты. В Кишиневе все было по-другому.

– Например, фанаты жгли файеры…

– Да. Причем это официально разрешено. Зажигание файеров в Молдове в порядке вещей. У них зрителям на стадионах позволяется гораздо больше, чем у нас. Досмотр осуществляется более лояльно. Просто на рядовые встречи первенства Молдовы ходит не так много людей.

– В Молдове из кубков пьют вино или шампанское?

– Шампанское :). Правда, я выпил немного. Почему-то когда мои команды выигрывают Кубок, с ним случаются какие-то повреждения. После победы с «Гомелем» как-то его повредили. Похожая история с «Зимбру». Налили в трофей много шампанского, но когда чаша дошла до меня,она оказалась почти пустой. Кубок протекал. Правда, думаю, напитка всем хватило… С чем с чем, а с шампанским у нас проблем не было.

Кубарев

– Работая в Латвии, вы сказали, что чемпионат Беларуси турнир не самого высокого уровня…

– Скажу так: уровень белорусского первенства выше чемпионата Молдовы, а чемпионат Молдовы сильнее высшей лиги Латвии.

– Объясните свою позицию.

– В Молдове есть один клуб уровня БАТЭ и минского «Динамо». Это «Шериф». Все команды белорусского чемпионата были бы конкурентоспособны в Молдове. То же брестское «Динамо» в Национальной дивизии расположилось бы выше седьмого места. В Молдове есть «Шериф» и еще шесть команд, которые могут отбирать очки друг у друга. Остальные значительно уступают им в мастерстве.

– А что касается инфраструктуры?

– Таких условий, как у «Шерифа», в Беларуси нет ни у кого. Этот клуб обладает комплексом из пяти-шести полей, который принадлежит не кому-то, а является его собственностью. Это очень важно. Там дети тренируются с утра до вечера, все в единой форме… Например, сейчас на этом спорткомплексе ведет подготовку к сезону «Томь». Многие команды проводят сборы на этой базе. У «Зимбру» есть все, чтобы полноценно работать: свой стадион, свое искусственное поле, свой тренажерный зал, восстановительный центр. Все принадлежит клубу. Ты сам выбираешь время тренировок, обедов… Так работает клуб. Не только главная команда, а вся система.

***

– Леонид Слуцкий отмечал, что в ЦСКА – клуб всему голова. Команда должна подчиняться политике клуба. Вам близка такая позиция?

– У меня есть контракт, по которому я обязан подчиняться философии, традициям клуба. Почему, например, в Беларуси во всем виноват тренер? В прошлом году во всех проблемах брестского футбола  винили Курнева. Его там давно нет, а проблемы в «Динамо» остались те же. В Беларуси ты приходишь не в клуб, а в футбольную команду. В «Зимбру» все иначе. Здесь все работают на развитие клуба. Меня попросили провести семинар с тренерами детских команд. Без проблем. Провели уже три таких занятия. Надо–значит, надо, это часть моей работы.  У нас же в большинстве случаев говорят: «Ты отвечаешь за все, но решения будем принимать мы». В таком случае тренер выполняет и функции менеджера. Здесь палка о двух концах. Хватит ли человеку времени, умения…

После первого круга с «Зимбру» мы шли на седьмом месте. С точки зрения результата в прошлом году меня могли уволить. Этого не сделали. Руководство видело, как мы работаем. Каждый день за тренировками в «Зимбру» наблюдают три-четыре человека. В местах, где я работал до этого, все было обособленно. Тренеры и футболисты – одна семья, а руководство – другая. Эти две структуры могли не пересекаться неделями. Люди могут оценивать твою работу, если видят, как она строится. Тогда и тебе проще работается. Важен сам процесс, а не сиюминутный результат. Когда мы с «Гомелем» играли в Лиге Европы против «Ливерпуля», Брендан Роджерс только возглавил команду. Какие у него были результаты? Их не было. Клуб работал на достижение результата, а руководство ждало, ждало, ждало… Никто не говорил Роджерсу: «Сначала дай результат, а потом мы тебя возьмем футболистов».

– Как было в «Гомеле»?

– «Гомель» результат дал сразу. У меня был определенный опыт. Еще раз повторюсь, уровень чемпионата Беларуси не настолько высокий, чтобы имея достаточно добротных футболистов, не дать результат. Тот же Боровский, придя в «Шахтер», доказал это победой в Кубке Беларуси. Плюс в «Гомеле» собрались ребята, с которыми я раньше работал. Им не нужно было привыкать к моим требованиям. А ведь это очень долгий процесс. Например, в «Зимбру» только после полугода работы с командой до игроков полностью дошло, чего я от них хочу. Один футболист привык первым пасом играть только вперед, другой – только назад, а третьему – нужно сделать три касания, чтобы этот первый пас появился. Главное, чтобы вся команда на поле думала одинаково. 

Кубарев

– Сколько, на ваш взгляд, клубов есть в Беларуси?

– БАТЭ, минское «Динамо»,  «Шахтер». Остальные пытаются их догонять, но ни у кого пока стабильно сделать это не получается.

– Чего не хватило «Гомелю», чтобы стать клубом?

– Два с половиной года из трех, что я находился в «Гомеле», все были заодно. Как только у команды начались неудачи, кто-то стал искать проблемы, а их не было. Проблемы начали искать. Ведь в последний год моей работы в «Гомеле» команда прошла три раунда еврокубков. Дайте любому шесть дополнительных напряженных матчей в летний период–что будет? Помните, что стало с «Минском» в прошлом году?

– Команда посыпалась в чемпионате.

– В этот момент «Гомелю» была нужна поддержка. В той ситуации команда пошла одной дорогой, а руководство–другой.

– В чем проблема сегодняшнего «Гомеля»?

– Команда захотела играть в более атакующий футбол. Без хорошей обороны не может быть хорошей атаки. Команда должна быть сбалансированной. Плюс не нашлось лидера. Не секрет, когда я работал в «Гомеле», роль громоотвода отводилась мне. Ведь футболисты должны за кем-то идти. В Солигорске эти функции выполняет Вергейчик. Тренеру в «Шахтере» работается спокойно, потому что весь негатив принимает на себя Юрий Васильевич. Ведь активность Евгения Поболовца в социальных сетях, общении с прессой прямо пропорциональна результату. Выиграл «Гомель» – он везде. Команда начинает проигрывать – его нигде нет. Я подставлял себя не от большого желания, но в критических случаях всегда защищал команду. Мне не хотелось быть каким-то добрым перед ребятами. После поражений им доставалось по первое число, но футболистам нужен лидер, за которым следовало идти.

***

– Чуть выше вы сказали, что «Динамо» – это клуб уровня БАТЭ…

– Я не говорю, что «Динамо» догнало БАТЭ по результатам. Речь шла о развитии клуба. Минчане идут своей дорогой: правильной или нет – другой вопрос. За «Динамо» что-то стоит. У него есть твердая основа. Завтра в команду перестанут приходить хорошие футболисты? Нет. Через неделю клуб останется без финансирования? Нет. Все это вызывает доверие. Поэтому все хотят тренировать «Динамо», несмотря на то, что там часто меняют специалистов. В том же «Зимбру» до меня часто увольняли тренеров. Перед тем, как возглавить команду, мне задавали вопрос: не боишься идти туда, где такая тренерская чехарда? Сейчас этого нет. Я чувствую поддержку руководства.

– Вы могли возглавить «Динамо»?

– Эти разговоры не беспочвенны. Я мог возглавить «Динамо», но обстоятельства сложились так, что наши пути не пересеклись. Время было упущено. Ведь руководству «Зимбру» о своем решении я должен был дать ответ до последнего дня осени.

– Насколько вам интересно было бы работать в «Динамо»?

– Не исключаю, что еще когда-нибудь мне придется поработать в «Динамо». Вопрос в том, что мне было интересно понять, чем сейчас пропитан клуб, определить, какие у него есть проблемы. Не может же структура, которая имеет такие возможности, отличаться такой нестабильностью. Если бы я принял решение, то не свернул бы с пути. Не получилось. Так произошло и нечего жалеть о том, что не случилось. К тому времени я и сам до конца не разобрался в некоторых нюансах.

– Например.

– Я анализировал игру команды в прошлом сезоне. Отмечал, сколько у нее было серий из двух побед, из трех. Смотрел, как команда играла после международных матчей… Существует действительно много нюансов. Для себя я сделал много выводов, но я не вправе выносить их на всеобщее обозрение. Это будет некорректно. Когда закончу тренировать и стану каким-нибудь экспертом, смогу написать какую-нибудь глупость и иметь на это право. Хотите–читайте, хотите – нет. У меня будет другой статус. Пока – нет. 

Кубарев

– Хорошо. Вы обрадовались, когда «Динамо» возглавил Владимир Журавель?

– Для меня это не стало новостью. У меня хорошие отношения с Володей. Общались по этому поводу. Поздравил его. В тот период мы часто виделись. Я высказал ему свое видение ситуации в «Динамо». Поделился мнением, за какие участки работы взялся бы в первую очередь. Мы просто общались и разговоры о «Динамо» всплывали между строк. Ведь в «Динамо» нужно быть не только хорошим тренером. Здесь нужно обладать определенными качествами, чтобы тебе дали время поработать.

– Какими качествами должен обладать тренер «Динамо»?

– Человеку, который тренирует «Динамо», доверяют несколько миллионов долларов и ими нужно грамотно распорядиться. Я бы не доверил и тысячи специалисту, у которого путаются мысли, который не видит конечной цели. Ведь на кону стоит репутация клуба, которую люди завоевывали десятилетиями. Например, в «Зимбру» мне могут позвонить утром и вызвать пообщаться. Руководству интересно мое мнение по любому вопросу: начиная от детского футбола и заканчивая уходом за полями. Это действительно важный момент. Я так же отношусь к своим помощникам. Когда вижу, что человек понимает и высказывает какие-то мысли, значит, мне с ним по пути.

***

– Ваши команды часто критикуют за любовь к оборонительному футболу…

– Есть хоть один специалист, который упрекает меня в оборонительном футболе? Тот же Юрий Пунтус, когда работал в МТЗ-РИПО, отмечал, что «Торпедо» – самая организованная команда. В 2007 году и моя, и его команда претендовали на медали чемпионата. Тогда «Торпедо» вышло играть с МТЗ в три защитника. Против БАТЭ мы дважды играли с таким количеством футболистов обороны. Не в пять защитников, а в три! Когда я услышу от специалистов, что моя команда проповедует закрытый футбол, – тогда задумаюсь.

Когда журналист, функционер, футболист скажет: «Мне не нравится эта команда», – чаще всего это мнение подхватывается и распространяется. На чем это основывается? Докажите мне, что команда играет в оборонительный футбол!

Что значит атакующий футбол? Огромное количество ударов? Первый пас вперед? Что это? В футболе есть три фазы: ты владеешь мячом, соперник владеет мячом, переход из обороны в атаку и из атаки в оборону. Если мяч у соперника, что ты будешь делать? Просто команды порой не позволяют сопернику много атаковать. Например, когда «Барселона» играла с БАТЭ в Лиге чемпионов, у борисовчан не было даже шансов провести атаку. Никто не критиковал БАТЭ, потому что соперник был намного сильнее.

– Ясно.

– Не станешь же ты обороняться, когда владеешь мячом. Зачем вбивать в головы глупость о закрытом футболе? По-моему, разговоры об оборонительной манере игры ведутся от недостатка футбольного образования. Если у меня команда за сезон пропускает 20 мячей, это говорит о качестве игры в обороне, а не о защитной манере игры. Тот же «Гомель» при мне дома практически не проигрывал. Разве можно побеждать, если целый матч только защищаешься? При этом трибуны гонят тебя вперед. Или, например, приезжаешь ты в Солигорск. Нужно бежать вперед сломя голову? Один раз полетели – пропустили четыре.

Взять тот же «Ювентус». Они много времени уделяют обороне. Порой практически все футболисты опускаются к линии своей штрафной. Их кто-нибудь ругает за оборонительный футбол?

– Нет.

– Вот видишь. А взять защитников, которые вышли на высокий уровень в моих командах: Янушкевич, Концевой, Кузьменок, Кашевский, Шитов, Климович, Киренкин… Это плохо, что я научил их хорошо обороняться?

Кубарев

– Что такое в вашем понимании футбольный «автобус»?

– Это манера игры, при которой команда играет на отбой. Одно дело, когда после удачного действия в обороне ты проводишь атаку. Другое – когда ты получил мяч и выносишь его подальше, чтобы не пропустить. «Автобус» для меня игра только на разрушение. Когда же команда отходит назад, чтобы организовать атаку – это тактический элемент, который называется низкий прессинг. Это такой вид обороны для дальнейшей организации контригры. Футболисты заманивают соперников на свою половину поля, заставляют их оставлять зоны… Это и есть тактика. Если люди такого не понимают, это наша беда. Многие получают удовольствие от такого футбола.

– Ваша команда когда-нибудь играла «автобусом»?

– В полуфинале Кубка Молдовы с «Дачией» последние десять минут «Зимбру» играл «автобусом». Тогда счет был 2:0. На кону стоял выход в Лигу Европы. В концовке поединка мы, не стесняясь, выбивали мяч вперед. Соперник начала применять тактику навала. Нам пришлось засушить игру ради результата. Правда, это было лишь в последнюю десятиминутку. Я видел, что и «Реал» вместе с Криштиану Роналду, применяет подобные тактические уловки, что в этом плохого?

– Что для вас важнее: результат или красивая игра?

– Когда вы начинаете готовить салат, что для вас важнее: результат или процесс?

– Мне важно вкусно покушать.

– Вот. Это не значит, что вы будете добиваться результата неправильным путем. Вы помоете овощи, начнете их нарезать… Когда начинаешь работать с командой, ты делаешь это так, как считаешь правильным. Слово «красиво» – это субъективная вещь. Есть футбол южно-американский, а есть европейский. Если бразильцы считают, что красиво – сделать эффектный финт, то для немцев красиво – отправить мяч в сетку. Каждый по-разному оценивает красоту.

– Что для вас красивый футбол?

– Когда мои футболисты в каждом игровом моменте знают, что им нужно делать на поле. Тогда я получаю удовольствие от работы. Я был счастлив, когда в первом тайме гомельского матча с «Ливерпулем» «Гомель» переигрывал соперника. Тогда мы действительно играли красиво! В той встрече мои футболисты были на своем пике. Это касается и эмоционального, и физического состояния. «Ливерпуль» наоборот только входил в сезон. Когда игроки выполняют твои требования настолько хорошо, что ты этого не ожидал – это красиво!

– Кто из ваших подопечных так удивлял?

– Наверное, Рома Киренкин. Футболист, которого в свое время отчислил «Гомель», поставив на нем крест. Он оказался не нужен клубу по уровню такому же, как «Торпедо». Через полгола нашей совместной работы Киренкин попал в национальную команду. В то время в сборной играли практически одни легионеры. Рома был одним из немногочисленных представителей чемпионата Беларуси! Это не моя заслуга, а удача тренерского штаба. Тот же Шитов, который у нас вырос из перспективного паренька в игрока сборной. Тот же Илья Алексиевич. Посмотрите статистику, у него самые высокие показатели надежности в чемпионате.

– Олег Михайлович, последний вопрос. Кто из тренеров для вас является примером?

– Мне очень нравится работа Лобановского. У него было много поколений команд, которые добивались результата. Этот тренер оставил после себя методические пособия, тренировочные режимы, книги, лекции… Он ездил преподавать в Италию. У него брали уроки Липпи и другие мастера. Лобановский сумел создать команду, которая на чемпионате Европы обыгрывала голландцев. Та сборная СССР играла в самый современный футбол. Человек сумел опередить время. Тот же Моуринью, когда пришел в «Челси», сделал много интересных вещей. Он довел контригру своей команды до автоматизма. Португалец научил «Челси» выигрывать. Это самое важное. Ведь красивый футбол – это что-то невидимое… Здесь у каждого будет своя правда.

Фото: Мария Амелина, Надежда Бужан, ru.uefa.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья