Блог Оршанский вокзал

«Готов играть, пока колени не сотрутся». Александр Алумона – о чехарде в карьере

Алумона

В интервью Александру Ивулину колоритный нападающий рассказал о короле двухсторонок, казахском самолете «Armani Jeans», воспитании Евгения Елезаренко, сумасшедшей юности и совершенных ошибках.

– Последний раз ты давал большое интервью почти два года назад.

– С тех пор произошло много времени. Сменил несколько команд. Поиграл в чемпионате Казахстана. Увидел что-то новое. После того, как ушел из «Гомеля», не искал вариантов продолжения карьеры в чемпионате Беларуси. Хотелось уехать, сменить обстановку. Уже тогда мог отправиться в Казахстан. Переговорили с руководством «Тобола». Оно вроде было заинтересовано мной. Я ждал, но до конкретного предложения дело не дошло. В итоге в самой концовке межсезонья подвернулся вариант с Новополоцком. Тогда главным тренером в команде был Кучеров. Договорились, что в случае чего летом смогу спокойно перейти в другой чемпионат.

– Как возник вариант с «Нафтаном»?

– Мне позвонил Римантасович. Тогда Стрипейкис был помощником Кучерова. Он узнал, что я сижу без команды. Набрал: «Приезжай к нам». Согласился. Сыграл в товарищеском матче с «Зарей». Понравился руководству. Со мной подписали контракт. Это даже не назовешь просмотром. Меня хотели видеть в команде.

– Ты был готов к новополоцкой инфраструктуре?

Для меня это не стало неожиданностью. Играя в Беларуси, немало раз приезжал в Новополоцк. Ребята из «Нафтана» не зацикливаются на бытовых проблемах. Все знают, куда идут. Наверное, поэтому в Новополоцке всегда очень хороший коллектив. Такие трудности сплачивают. Частенько шутили по поводу всего этого. Веселились, что каждый день ходили в школу. Просто тренировочное поле напоминает школьный стадион. Сам знаешь, что на «Атланте» с полем нередко бывают проблемы. Ребята рассказывали, как перед какой-то игрой чемпионата его засыпало. Так дублеры взяли лопаты и пошли чистить.

Настоящий коллектив. В Новополоцке все живут вместе на базе. Людей, которые снимают квартиры, очень мало. Я жил один. Как-то так получилось. Был доволен. Правда, ко мне часто подселяли Елезаренко. Может, поэтому из него вышло что-то путное:). Парень сейчас играет. Тогда Жене было 19 лет. Такое ощущение, что в том возрасте у него было шило в одном месте. Приходилось воспитывать. Где-то советом, где-то подзатыльником. Лепили из парня футболиста всем «Нафтаном». Он постоянно таскал мячи, расставлял фишки. Уже не во всех командах существую эта традиция. Наверное, все-таки каждый должен через это пройти. Елезаренко обижался, бурчал, но слушал старших.

– Помнишь себя в возрасте Елезаренко?

– Тогда я играл в Венгрии. Меня тоже заставляли носить мячи. Правда, делали это на венгерском. В ту пору я не очень понимал язык. Сильно обижался. Потом так рубился на поле… Кто-то скажет что-то сделать, а я завожусь. Катился под этого человека все занятие. Хорошо, что до драк дело не доходило. В Венгрии с этим строго. Если один раз подрался – твоя карьера закончена. Поэтому все на словах. Я же тогда был вообще сумасшедшим. Болезненно реагировал на критику. Короче, мячи я таскал недолго:).

Алумона

– Чем тебе запомнился «Нафтан»?

– Жалко, что у команды не пошло. Существовало много факторов. Тренер был не готов к реалиям, в которые попал. Многие ребята, я в том числе, оказались не готовы к каким-то околофутбольным вещам. Хотя настраивали себя. Знали, куда едем. Я такой человек, когда мне что-то не дает сосредоточиться только на тренировках, не могу дать стопроцентный результат. Например, в Новополоцке было очень сложно работать на плохих полях. Ни на кого не перекладываю вину. Знал, куда еду. Так что сам виноват.

***

– Поэтому в середине сезона-2013 ты поспешил перебраться в «Тобол»?

– Мне очень хотелось сменить обстановку. Не скрою, в Казахстане были совершенно другие финансовые условия. Хотелось попробовать себя в другом чемпионате. Я люблю менять обстановку. Можно сказать, начинать все с чистого листа. Приехал в «Тобол» на несколько дней. Показал себя. Попал в период двухсторонок. Король «пулек», блин. Там все стало получаться. Заключили соглашение. Меня хорошо приняли в команде. Начал играть. Потом раз – попал в немилость тренеру. Мы боролись за попадание в первую шестерку. Сначала все матчи сыграл в основе. В чемпионате Казахстана борьба за первую шестерку ожесточенней, чем у нас. На нее претендует команд девять. Серьезная сеча! Упустили шансы в самой концовке. После этого стал редко появляться на поле. Наверное, сам виноват. Может, дал слабину… Еще что-то…

– Пытался разговаривать с тренером по этому поводу?

– Нет. Я не сторонник того, чтобы подходить к кому-то: «Скажите, а почему я не играю?» Если тренер решил не ставить тебя – на то есть причины. Нужно искать их в себе. Я старался работать на тренировках. Профессионально относился к своим обязанностям. Понятно, поначалу злился. Потом начинал анализировать. Справился с эмоциями.

– Давай о чем-нибудь приятном. Что тебя удивило в чемпионате Казахстана?

– Первое, что приходит на ум – длинные перелеты. Я не боюсь летать. У «Тобола» был очень интересный самолетик. Старый такой. Ему лет больше, чем мне. Салон весь замызганный. Сидения неудобные, как в старом «Икарусе». Постоянно летать на нем было страшновато. Помню, мы как-то приземлялись на место, где даже не было взлетной полосы. Местность чем-то напоминала картофельное поле. Как это увидел, меня перетрясло. Серьезно пропотел. В тот момент было действительно страшно.

В Беларуси выезд – это три-четыре часа на автобусе. Максимум шесть. В Казахстане выездной матч – это такое же время, только в самолете. В «Тоболе» было два человека, которые боялись летать. Один из них был просто седой. Во время каждого вылета он садился в салон, брался за ручки и в таком положении сидел до самого приезда. Ужас.

Хотя в целом было весело. Вещи в багажный отсек мы закидывали сами. Подходишь к самолету сзади, кидаешь сумку. Последний закрывает багажник. Представляешь, что было, если бы кто-то не закрыл дверь. Правда, самое веселое то, что на нашем самолете была нанесена эмблема «Armani Jeans». Не знаю, как она там оказалась.

– Как тебе инфраструктура чемпионата Казахстана?

– Из-за погодных условий там хватает полей, чье качество хуже белорусских. На севере Казахстана многие поля убиваются за весну. Для того, чтобы они пришли в норму, нужно много времени. Поэтому местные клубы предпочитают искусственный газон. Кстати, в Казахстане синтетика очень хорошего качества. Пока не видел в Беларуси таких полей. Возле федерации есть что-то похожее. Наверное, все. Удивительно, но после игр на таком покрытии нет обычного болезненного ощущения. Одно время у меня после работы на искусственном поле были проблемы со спиной, ногами. На следующий день не мог ни пробежать, ни ударить нормально. Это повелось еще во времена игры за «Шахтер». Тогда клуб отправил меня на обследование в Германию. Врачи что-то нашли. Сделали несколько уколов, дали комплекс упражнений для укрепления мышц. Занятие занимает минут 15. В неделю раза три нужно выполнять этот комплекс. После этого чувствуешь себя отменно.

Алумона

– Чем колоритны казахские болельщики?

– Ребята в Беларуси уже забыли, что такое футболисты. В Казахстане игроков узнают на улицах, фотографируются, общаются. Там футбол – спорт №1. В Беларуси не так. Банальный пример: таксисты часто подвозили меня бесплатно: «О! Футболист, привет. Поехали, куда тебе надо?» Даже если сыграл плохо, к тебе подходят и общаются по-дружески: «Ну что же вы? Что с вами происходит?» Правда, «кузьмичей» на трибунах хватает. Знаешь, порой не понимаю, откуда они появляются. Вроде бы в городе тебя уважают, а порой на трибунах такое услышишь в свой адрес. Хорошо, что кричали по-казахски. Я толком ничего не разобрал.     

– Что еще скажешь о жизни в Казахстане?

– Ой, я очень люблю казахскую кухню. Правда, ей нельзя злоупотреблять. Одно время налег на нее – начались проблемы с лишним весом. Пришлось с ним бороться. Казахи любят жирную пищу. Я тоже. Мне не хватает ее в Беларуси. В России она уже достаточно широко распространена. Бешбармак, конина… Ух! Здорово.

– Как в «Тоболе» контролировали лишний вес?

– У меня с этим никаких проблем не было. Дал слабину – отработал на тренировке. У некоторых ребят имелись проблемы. Например, съел на ночь бутерброд – утром три лишних килограмма. Тренеры боролись с этим. За лишний килограмм – 500 долларов штрафа.

***

– Почему ты покинул «Тобол»?

– У меня закончился контракт. Когда уезжал из команды, не было ясно, продлят его или нет. В Казахстане никто не может с уверенностью сказать, что будет с клубом через год. Там все решается в последний момент. Вновь возникла неопределенность. Не первый раз оказался в такой ситуации. Начал ждать ясности. Наверное, совершил ошибку. В тот момент мог оказаться в одном хорошем белорусском клубе. Мне же хотелось уехать в Казахстан. В итоге предсезонка получилось скомканной. Не было нормальной подготовки. Тренировался самостоятельно. Где-то уже года три у меня не было полноценной предсезонки. Безусловно, это наложило свой отпечаток. Это мои решения, ошибки. Исправлять их должен я.

– Какие мысли были, когда вариант с переходом в «Табол» сорвался?

– Нельзя было опускать руки. Здоровье позволяло играть. Не было такого, чтобы я потерял интерес к футболу. Готов играть, пока колени не сотрутся. Тренировался с «Городеей», «Ислочью». Звонил парням из этих команд. Они спрашивали у тренера, можно ли мне позаниматься с ними.

– Тебе предлагали остаться на контракт в этих командах?

– Да, но я в шутливой форме отказывался. Ждал предложений из Казахстана. Самостоятельно бегал, ходил в тренажерный зал. Не маленький мальчик. Примерно знаю, что мне нужно. Правда, все равно без тренера ты не сможешь заставить выполнить себя тот объем работы, который нужен.

– На стадионы тебя не тянуло?

– Я не люблю ходить на стадионы. Мне тяжеловато смотреть матчи чемпионата Беларуси живьем, а самому не играть. Тем более дома на компьютере можно включить трансляцию практически любого матча. Правда, качество интернет-трансляций так себе. Чаще всего не видно, кто бегает. Считай, фишки переставляются. В любом случае это лучшего. чем ничего.  

– Неужели к тебе совсем не было интереса со стороны белорусских клубов?

– Я ждал предложения из Казахстана. Например, в межсезонке провел неделю на просмотре в «Кайсаре». Были готовы заключить со мной соглашение, но из-за каких-то проблем с документами все постоянно затягивалось. Только летом смог подписать контракт после ухода из «Белшины». Правда, потом опять что-то случилось с бумагами и меня не смогли заявить. 

Алумона

– Твой переход в «Белшину» удивил многих.

– Первую половину сезона я ждал. Когда понял, что ничего не получится – начал потихонечку обзванивать команды высшей лиги. Кто-то отвечал: «Мы подумаем». Кто-то вообще ничего не говорил. Седнев проявил конкретный интерес. Пообщались. Через день я был в Бобруйске. Тогда у «Белшины» хватало серьезных проблем. В команде еле-еле набиралось людей на заявку. На замене практически никого не было.

Честно говоря, я слабо сыграл за «Белшину». Не был готов к матчам ни морально, ни физически. В этой ситуации хочется сказать большое спасибо Александру Седневу. Он дал мне шанс, доверял.

– Ситуация в «Белшине» была хуже чем в «Нафтане» в 2013 году?

– В Бобруйске дела были хуже. Условия плачевнее, кадровая ситуация более гнетущая… Кажется, в этом городе футбол нужен только Седневу и фанатам клуба. Для «Белшины» практически ничего не делается. Такого я еще нигде не видел. Простой пример. При переходе в профессиональный клуб из экипировки я получил только две футболки. Они даже не принадлежат никакому спортивному бренду. Оставил себе на память как сувенир.

«Кайсар» после «Белшины» воспринимался совсем иначе. Все делается для команды: выплаты в срок, качественные поля, база, нет проблем с экипировкой, тренировочным процессом… Там люди думают только о футболе. Жаль, из-за проблем с заявкой так и не удалось заиграть в этой команде. Возвращаюсь в Беларусь и попадаю в абсурдную ситуацию: все команды «вышки» укомплектованы. До этого долго тренировался с «Ислочью». Поговорили с руководством. Обсудили какие-то условия. Сошлись на том, что концовку сезона проведу в этом клубе. Потом все шутили, что полгода проходил просмотр в «Ислочи».

– Чем тебе запомнилась эта команда?

– Дружеской атмосферой. В команде все друг за друга. У «Ислочи» очень веселый тренерский штаб. Об этом говорит хотя бы то, что главный тренер младше меня:). Это не мешает соблюдать субординацию. Жуковский умеет настроить команду на борьбу. Он всегда находил нужные слова. Помню его первую установку при мне. Стоим в раздевалке. Он что-то говорит спокойным голосом. Потом все присели, а тренер как заорет! Я сидел рядом с ним. Даже подпрыгнул от неожиданности.

– В своем дебютном матче за «Ислочь» ты получил красную карточку.

– Наверное, чересчур, эмоционально подошел к этому матчу. Хотелось забить, но не получалось. Не справился с эмоциями. Потом с ребятами смеялись по этому поводу. Тренерский штаб говорил: «Ничего себе! Грубияна купили. Никакой пользы».

Знаешь, нынешняя первая лига – это, по большей части, полупрофессиональный турнир. Здесь играет много молодых пацанов. Большинство матчей на таком уровне выигрываются за счет желания. Правда, команды из первой шестерки укомплектованы в основном опытными ребятами.

– Сейчас ты вновь свободный агент?

– Да. Сейчас не буду ждать у моря погоды. Очень хочется скорее найти команду и наконец-то провести нормальный сезон! Здоровье и желание для этого есть.

Фото: Анастасия Жильцова, Иван Уральский, fc-tobol.kz

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья