Блог Оршанский вокзал

Юрий Кендыш: «Румбутис так пихал нам в перерыве, что у него вывалился зуб»

Кендыш

Вячеслав Глеб моется «Fairy», Владимир Курнев превращается в терминатора, а Гиви Кварацхелия кидает булыжники в партнеров–хавбек «Тракая» встретился с Александром Ивулиным и дал начиненное позитивом интервью.

– Недавно в «Тракае» сменился главный тренер. Что чувствует футболист, когда в команду приходит новый главный?

– Я всегда очень болезненно переживал подобные перестановки. Это так неприятно. Людей снимают, даже не дав шанса доработать до конца контракта. Потом на душе действительно скребут кошки. Хотя обо всех моих наставниках есть, что вспомнить.

– Что скажешь о Юрии Пунтусе?

– Юрий Иосифович – очень хороший специалист и настоящая личность. Таких классных людей очень мало. Этот человек делал все для ребят. Сильно меня поддерживал. Именно при Пунтусе я дебютировал в большом футболе. Отлично помню тот матч. Играли против донецкого «Металлурга» в Лиге Европы. Я попал в заявку. Разминаюсь на бровке. Юрий Иосифович кричит: «Кендыш! Ну, что, готов?» Я подбегаю к нему: «Конечно, готов». Он смотрит на меня: «Ну, давай! Только не обосрись. Если что, побольше туалетной бумаги на поле возьми». Я улыбнулся: «Кого бояться? Там такие же люди». Вышел на 77-й минуте. Во время того матча шел сильный дождь. Проиграли 1:2. Я был весь в грязи. А Иосифович – при параде: в белых штанах и майке. После матча подошел, обнял меня чумазого, сказал: «Мужик!»

Вообще, о Юрии Иосифовиче можно говорить долго. Помню, Сергей Щегрикович дебютировал чуть раньше меня. Вышел на замену. А его брат как раз сидел на скамейке. И тут с Серым жестко сыграли плечо в плечо. Он упал. Иосифович повернулся к Диме: «Эх! Что старший сосиска, что младший».

Пунтус очень эмоциональный, но всегда помогает ребятам. Когда у команды случались проблемы с деньгами, Иосифович постоянно выручал. Если футболисту нужно было заплатить за кредит десять тысяч долларов, он находил такие деньги. Как-то Романов перевел команде зарплату в пятницу поздно вечером. А в субботу основа вылетала на сбор в Турцию. Так Пунтус почти ночью нашел работницу банка, которая в пятницу все-таки открыла отделение и перенаправила всем деньги на карточки.

– МТЗ-РИПО – веселая команда?

– В те времена я был молодой. Только-только начинал играть. Приходилось таскать мячи, манишки. Хорошая школа жизни. Сейчас эта традиция понемногу умирает. Раньше же если молодой не взял мячи, мог поехать на тренировку вместе с ними в багажнике. Меня эта участь миновала. Хотя видел, как люди ездили в автобусе в багажнике. Это происходило на сборах. Например, проигравшая в пуле команда едет в отель в багажном отделении. Веселились, как могли :).

Надеюсь, Слава Глеб не обидится, если расскажу одну историю. У него есть привычка в душе просить шампунь. Кто-то решил над ним пошутить и залил в бутылку от шампуня «Fairy». Слава заходит в душ: «Ребята, дайте геля». Ему протягивают бутылку: «Бери, новый, хороший!» И все потихонечку выходят из  душевой. В раздевалке жуткий смех. В общем, Слава выходит последним: «Ребята, хороший шампунь. Отлично пенится». Потом Глебу сказали, что он мылся «Fairy». Обижался неделю. 

Кендыш

Помню, как однажды подшутили над Гиви Кварацхелия. Играли на тренировке аквариум. Мальцев несколько раз жестко столкнулся с Гиви. Решили, надо разрулить конфликт приколом. А Кварацхелия постоянно ездил на базу с сумочкой на колесиках. После тренировки Гиви пошел мыться. В это время Маля сгонял на улицу и вернулся с огромным булыжником. Потом аккуратненько положил его в сумку Кварацхелия. Гиви помылся, собрал вещи и поехал домой, не заметив камня. Дошел ли он до своей машины или нет, неизвестно. Наверное, нет. Через минут пять Кварацхелия вернулся в раздевалку. А Маля уже помылся, вытирается, смеется… Гиви заходит в раздевалку и с порога как швырнет этот камень в Игоря. Расстояние между ними было метров 15. Гиви мог поставить рекорд по толканию ядра. Бросил и через весь коридор кричит: «Маля! Я в следующий раз тэбя зарэжу!» Хорошо, что Игорь успел увернуться. Тот булыжник попал в чугунную батарею, которая сразу же погнулась. Больше над Гиви никто не шутил...

– Какой легионер из МТЗ-РИПО запомнился тебе больше всех?

– Абубакар Камара. Он любит водку. Если закрыть человеку рот, чтобы не дышал, – на тренировке не определишь, что он накануне занятия хорошо отдохнул. Правда, Камара мог позволить себе алкоголь только на выходных. Так что не злоупотреблял.

Вообще, во времена Пунтуса в МТЗ-РИПО на просмотр приезжало много легионеров. Кого только не было: африканцы, литовцы, узбеки… Люди ехали со всех континентов. В команде тогда работал очень веселый массажист. Помню, приехал на просмотр какой-то кавказец. Провел несколько тренировок. Вроде бы попадает по мячу. Но этот массажист решил его прихватить. Подходит к парню: «Все, ты в порядке. Подписываем контракт. Беги в магазинчик, нужно за это проставиться». Парень счастливый. Уже собирается лететь в магазин. Но массажист останавливает его на полпути: «Слушай, а ты ходил к администратору? Нет? Давай быстрее. У нас, когда подписывают контракт, сразу же занимают место в автобусе, чтобы набить фамилию, игровой номер». В итоге чудак через неделю поехал домой. Дали парню надежду… Правда, проставиться он успел :).

– Как еще веселились в команде?

– Я вообще весело попал в основу. Вернулся в клуб после аренды в Поставах. Прошел предсезонку с дублем под руководством Шкляра. А это, честно, было убийство. Мы работали по четыре тренировки в день. Просто умирали после них. Зато был результат. Я сыграл три матча за дубль. После этого Пунтус позвал потренироваться с основой. Кто-то в тот момент уехал в сборные, у кого-то была сессия… Иосифовичу требовались люди. Пришел на занятие. Начали выполнять упражнение на удержание мяча. Атаки завершались ударом головой. Пунтус меня тогда даже похвалил. Мне хорошо накинули мяч. Я классно выпрыгнул и пробил. Иосифович: «Вот, Кендыш – молодец». Я удивился. Даже не думал, что Пунтус знает мою фамилию. Зато в следующем моменте, что-то закосячил. Тренер: «А сейчас плохо сыграл».

Тренировка закончилась. Вроде бы нужно возвращаться в дубль. Я думаю: «Блин, если сам не возьмешь все в свои руки, этого никто не сделает». Набрался наглости, позвонил Шкляру: «Анатолий Аркадьевич, а мне завтра с дублем тренироваться?» Он удивился: «Конечно, ты же только один раз с основой поработал». Думаю: «Значит, пока рановато в основу». На следующий день запланирована тренировка с дублем в 12:00. Я себе спокойно сплю. В десять утра звонит телефон. Смотрю –  Шкляр. Думаю: «Чего он мне звонит?» Тренер спрашивает: «Юра, ты где?» Я удивляюсь: «Дома. У меня же тренировка только в 12:00». Шкляр удивился: «Так ты же с основой должен был тренироваться! Короче, я тебя перед Иосифовичем отмазал. Если что, ты был в военкомате. На следующий день тренируешься с основой». С тех пор начал работать в главной команде.

Кендыш

– У тебя не было проблем с армией?

– Когда я играл в «молодежке», на одном из сборов пришла повестка. Людям, которые выступают в национальной или молодежной команде, федерация делает направление в спортроту. Ты числишься в армии, но играешь в сборной. В общем, меня вроде бы забирают служить, а у «молодежки» игры с Грецией, Германией… Подхожу к Шуканову: «Юрий Владимирович, тут проблема. Меня в армию забирают». Тренер сказал, что разберется. Буквально через четыре часа позвонил, сказал: «Все нормально». Оказалось, в спортроте вместо Кендыша числился Шеряков, которому на тот момент было около 30 лет. Как произошла такая ошибка, мне непонятно :).

***

– Как ты узнал, что Юрий Пунтус покидает МТЗ?

– Он хотел уходить после поражения 0:5 от минского «Динамо». Но тогда вся команда подписала письмо Романову, в котором мы просили, чтобы Иосифовича оставили. Когда он все-таки решил окончательно покинуть МТЗ, мне было очень грустно. Все-таки Пунтус – мой первый тренер в высшей лиге. Жаль, при нем я сыграл мало матчей. Иосифовича сменил Румбутис. Людас Ионович подписывал со мной первый контракт. Я знал его. Начали работать вместе.

– Говорят, однажды во время установки на матч у Людаса Румбутиса выпала челюсть…

– Никогда этого не забуду. Мы боролись за выживание в высшей лиге. Играли на выезде со «Сморгонью». Принципиальный матч. Соперник тоже находился в зоне вылета. За победу в той встрече нам обещали серьезные премиальные. Бонусы были в два раза больше моей зарплаты. В первом тайме у нас вообще ничего не получалось. В перерыве Ионович заходит в раздевалку. Начинает что-то говорить. Он делал это так эмоционально, что у него вывалился передний зуб и упал в сумку Мише Горнаку. Все чуть не попадали со своих мест. Вроде бы тренер говорит серьезные вещи, а тут такое происходит. Румбутис не растерялся. Достал свой зуб, вставил его в челюсть и продолжил установку. В итоге уверенно выиграли тот матч :).

Кендыш

– Какой тренер прихватывал тебя на разборах больше других?

– Мой отец. Он мне дал все в плане техники и тактики. У всех была одна предсезонка, а у меня две. Все разбирали игру один раз, а я два. Сидели с папой по два часа. Он рассказывал, как делать забегания, открывания…

– Самый стильный тренер в твоей карьере?

– Конечно, Владимир Курнев. По стилю одежды ему реально всегда около 30-ти. У человека свой вкус. Не зря же его признавали одним из самых элегантных тренеров высшей лиги. Самый экстравагантный его костюм, который я видел: кожаные штаны, кожаная рубашка и кожаные мокасины с носами вверх. Тогда он напоминал терминатора. Казалось, вот-вот скажет: «I’ll be back». Прикольно. Такой внешний вид имеет право на жизнь. У человека свой стиль. Следит за собой. Молодец.

***

– Чему тебя научил Сергей Гуренко?

– Он поверил в меня, научил многому. После работы с Витальевичем я знаю, как правильно выбирать позицию, с какой ноги стартовать, с какой отталкиваться, как страховать партнеров… Мелочи, но они очень нужны. Представь сколько таких мелочей на более высоком уровне. На них строится весь футбол. Не отдал пас в нужную ногу – сразу же получаешь ответку. Мы много разговаривали с Гуренко. Тренер сам играл на моей позиции и старался передать свой опыт. На сборах Витальевич часто действовал против меня. Он специально отдавал такие передачи, чтобы я стремился их перехватить. Если я видел ситуацию на шаг вперед, то Гуренко на два.

Витальевич так с нами рубился на тренировках! Если Гуренко выходил на поле, для него это было будто последнее занятие в жизни. Гуренко постоянно катился, шел плечом в плечо… Никаких извинений. Это футбол. Как-то я выиграл у него борьбу. Витальевич упал. Поднимается: «Юра, молодец! Хорошо сыграл». Гуренко всегда был жестким и небезразличным. Помню, мы на последних минутах проиграл «Белшине» 0:1. Гуренко зашел в раздевалку. Недалеко от него стояли поилки. Витальевич ударил одной рукой по тем поилкам, второй по шкафчику… Все летало…

При этом Гуренко всегда помогает ребятам. Всегда за пацанов. Перед каким-то матчем он перекручивал шипы в бутсах Славе Ярославскому. Ты можешь представить, чтобы где-то это делал главный тренер? 

Кендыш

– Почему у «Торпедо» при Гуренко не пошло?

– Со старта что-то не заладилось. Причем со всеми соперниками мы действовали с позиции силы, не отсиживались в обороне, но почему-то проигрывали. Мяч не хотел залетать в ворота. Какая-то черная полоса… Затем убрали Гуренко. Пришел новый тренер. Я только сделал операцию на колене. Мог бы остаться в Жодино, сидеть в команде и получать неплохие деньги. Но мне хотелось играть. Решил переехать в «Славию» к Юрию Малееву. В Мозыре появилась постоянная игровая практика. Я выступал на разных позициях: и опорник, и инсайд, и правый полузащитник… Чуть ли не в нападении играл. У Ивановича свое видение футбола, свое мнение о тренировочном процессе.

– Каково, прожив всю жизнь в Минске, оказаться в Мозыре?

– Мне было очень сложно найти съемную квартиру. Спасибо теще. Помогла с поисками. Конечно, в Мозыре никуда не выйдешь. Три дома и две улицы… Как-то ходили с женой в кинотеатр. Так там было невозможно смотреть фильм. Деревянные стулья, жуткий мороз… Убегали потом.

Кстати, у «Славии» был интересный доктор. Работал в обычной больнице и параллельно помогал команде. Этот врач любил принять на грудь. Как-то подходит к Лехе Сквернюку: «Леш, слушай, а можно у тебя денег одолжить?» Сквернюк: «Без проблем? Сколько?» Врач: «Мне нужно 37500».–«На тебе 50. Потом отдашь». Доктор отнекивается: «Мне столько не надо. Дай 37500».

***

– Как ты оказался в «Тракае»?

– После брестского «Динамо» было сложно что-то найти. Обещали просмотры в Италии, но не вышло. Набрал Александра Бразевича. Он сказал: «Не хочешь поехать в Литву?» Я, конечно, согласился. Купил билет в Вильнюс. Мне звонят: «Юра, есть вариант! «Интер» из Баку. Нужно сегодня вылетать». Взял билет на самолет. Стою на трапе. Мне звонят из Азербайджана: «Брат, извини, мы что-то перепутали. Короче, не приезжай». Хорошо, что успел на поезд в Вильнюс. Прихожу на тренировку и думаю: «Куда я попал?» Уровень футболистов реально школьный. Такое ощущение, люди пришли на переменке забить пульку. До чемпионата две недели. Мыслей нет совсем. Через семь дней команду возглавил Янкаускас. Он сразу же привел трех футболистов, поигравших в сборной Литвы. Потом еще троих. В итоге собралась приличная банда: Лукша, Митейко, Чеснаускис… Чуть ли не команда мечты. Начали сезон с пяти или шести побед. Все вроде бы хорошо. За семь туров до конца у нас был отрыв семь очков от третьего места. Проиграли  «Жальгирису». Судья просто убил нас в той игре. Потом по делу уступили «Судуве». Затем проиграли еще два матча – и Янкаускаса убрали. В концовке победили три раза. В итоге заняли четвертое место. Очков набрали столько же, сколько и третья команды, но по дополнительным показателям оказались четвертыми.

– Твое самое яркое впечатление от жизни в Литве?

– Все делают для тебя. В «Тракае» замечательно относятся к футболистам. Что-то подобное в Жодино хотел создать Гуренко. Все проблемы решают за тебя. Мелочи вплоть до аренды квартир и поездок в магазины. Игрок думает только о матче. Уровень футбола там не сильно отличается от нашего, но отношение… Мне в Литве было комфортно.

– Мы начинали с Янкаускаса. Давай закончим рассказом об этом человеке.

– Янкаускас – легенда литовского футбола. Все-таки не каждый выигрывает Лигу чемпионов. У него есть любимое упражнение: отработка передачи в одно касание. Были моменты, когда я работал с тренером. Он всегда повторял: «Если жесткая передача летит игроку не выше колена, ее можно без проблем обработать. Это не беда дающего, это беда принимающего». Выполняем мы это упражнение. Я даю ему жесткую передачу. Там прямо-таки удар получился. Тренер не принимает: «Блин, черт-черт». Он перемещается к следующей фишке. Я снова даю ему сильный пас. Он снова плохо отыгрался: «Блин-блин». Третья фишка, я ему снова – бах. Янкаускас снова не принимает и свистит: «Блин, что со мной?» Все начали отшучиваться: «Ну что, тренер? Не режимим?» Было весело.

Фото: Надежда Бужан, Дарья Бурякина, Иван Уральский.

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.