Блог Оршанский вокзал

«После Бохно в этой жизни уже ничего не боишься». Кирилл Алексиян – о переезде в чемпионат Хорватии

Алексиян

Экс-полузащитник «Гранита» познакомил Александра Ивулина с лексиконом главного брутала белфутбола, а также вспомнил свои попытки забрать мяч у Дани Алвеса и полет на хорватском кукурузнике.

– Как ты перебрался в Хорватию?

– Мы хорошо общаемся с Эдиком Чудновским. Еще год назад через него на меня вышел один агент. Предложил сотрудничество и пообещал найти команду за границей. Для этого нужно было сделать видеонарезку. На YouTube было несколько роликов с моим участием. Кроме того у меня имелись диски с записями игр. Отослал материалы своему другу. Сказал: «Здесь нужно вырезать кусок на такой-то минуте, тут на этой». Наложили моменты на красивую музыку. Получилось неплохо. Этот ролик есть где-то в интернете. Отправил его на электронную почту агента. В течение сезона человек предлагал мне какие-то варианты. Из «Гранита» мог уехать в Латвию и Армению. Это были конкретные варианты. Один раз не отпустил Бохно. Во второй появились другие нюансы. Так же ко мне проявляли интерес люди из Австрии и Греции, но дальше разговоров дело не пошло. В январе появилась возможность отправиться в Хорватию. Изначально договаривались, что это будет не просмотр. Вроде как звали для подписания контракта. Но агент сказал: «Приедешь. В первый день потренируешься. На второй сыграешь товарищеский матч – и подпишем контракт». Просто нужно было показать, что у меня все в порядке со здоровьем.

Вроде бы все хорошо. Только чемпионат Беларуси в первой лиге закончился уже почти два месяца назад. Приехал в Хорватию. Меня спросили: «Давно ли играл?» Сказал, что месяц находился без практики. При этом я занимался самостоятельно. Выходил в парк Горького. Выполнял переменные бега. Старался поддерживать форму. Предупредил тренеров, что пока далек от оптимальных кондиций. Мне сказали, мол, будут шаг за шагом подводить к основе. Ага! На первой же тренировке вместе со всеми отработал переменные бега. Нужно было на полной скорости бежать по диагонали поля от одного углового флажка до другого. Потом трусить вдоль лицевой и снова повторять рывок. Так три серии по десять раз. Просто жесть! Во время упражнения кружилась голова, подташнивало…  Не знал, как это выдержать.

Алексиян

На следующий день товарищеская игра. Думал, выпустят минут на 15-20. Называют состав. Я в старте. Капец, как так? Честно скажу, меня в том матче хватило где-то на 15 минут. Начал более-менее неплохо. Отдал обостряющую передачу. Наш игрок Марко Джордан принял ее, прокинул мяч себе на ход и заработал пенальти. Думаю, сейчас все пойдет нормально. Ну-ну. Поймал таких фаршей! Голова пошла кругом. Не мог ориентироваться в пространстве. Думал, когда уже закончится игра? Стал ошибаться. В голове проскочило: «Все, капец. Съездил, блин, подписать контракт». Честно говоря, сыграл так себе.

После матча иду расстроенный. Ко мне подходит агент: «Как ты?» Говорю ему, что это не моя игра, все дела… А он подбадривает: «Руководство понимает, что ты не в лучших кондициях. В тебе заинтересованы. Тренеры хотят еще понаблюдать за тобой».

– Что было дальше?

– Команда базируется в городе Пуле. Меня поселили в соседнем Медулине. Это десять километров от Пулы. Там проходит тренировочный процесс. Команда заехала туда на мини-сбор на шесть дней. Первое время мне было очень тяжело. В плане физики уступал всем. Казалось, ребята в таком порядке, что просто страшно. В голове проскакивало: «Если эта команда находится на восьмом месте, тогда в какой футбол играют фавориты чемпионата: загребское «Динамо», «Хайдук». Короче, очень сложно! Первую неделю плевался. Просто ничего не мог сделать.

Еще давали такой вид работы. Бежишь 20 секунд во всю силу, потом 40 в спокойном темпе. Затем 30 секунд во всю силу, затем 30 спокойно. Так доходило до минуты. Работаешь на максимуме и столько же восстанавливаешься. Три серии по 15 минут. После этого упражнения ловятся такие фарши, что просто жесть! Хорошо, что меня поддерживали родные. Созванивались по скайпу. Они говорили: «Раз появился шанс – нужно терпеть». За счет этого смог собраться. Только примерно через две недели что-то начало получаться.

– Чем хорватская подготовка отличается от белорусской?

– Сейчас в их чемпионате пауза. Поэтому игроки просто поддерживают форму. В принципе, ничего страшного. Просто я не был готов к таким нагрузкам. В Беларуси часто практикуется что-то подобное. Особенно в БАТЭ. Например, когда ты не принимал участие в матче, на следующий день идет тренировка-компенсация.

В принципе, мне понравился тренировочный процесс: частота, работа с мячами. Особенно по душе атмосфера в команде. Чувствуется европейский менталитет. Все так по-доброму. Был приятно удивлен. Первый раз зашел в раздевалку, со всеми поздоровался. Каждый вставал со своего места, пожимал руку и называл себя. Всех поприветствовал. Смотрю, что в помещении нет свободных мест. Спросил: «Где здесь можно присесть?» Один парень сказал: «Это место нашего вратаря, пока можешь занять его». Начал переодеваться. В раздевалку зашел этот вратарь. Он посмотрел на меня. Я спросил: «Это твое место?» Он ответил: «Да, но ничего страшного. Переодевайся. Никак проблем». Сам стоит и не знает, что делать. В этот момент парень в конце раздевалки подрывается, пулей вылетает в другую комнату и приносит мне стул: «Садись». Я удивился: «Это мне?» В итоге вратарь сел на свое место. Правда, все тут же начали его «травить»: «О! Согнал новенького! Как тебе не стыдно?»

Приятный момент. В Беларуси же в этом плане все иначе. Пришел в команду новый парень, на него сразу же косые взгляды: «Кто ты такой? Сколько будешь получать?» Так не во всех клубах, но в большинстве точно. Мне сразу же сказали: «You are welcome. Будут какие-то проблемы – сразу же обращайся». Ребята при встрече всегда обнимаются, улыбаются. Класс! 

Алексиян

Жаль, пока не очень понимаю хорватский язык. В принципе, он немного похож на белорусский, украинский и польский. Я чуть-чуть изучал польский. Могу немного посчитать по-хорватски: едын, два, тры, четвернь… Вперед по-хорватски будет «напред». Назад – «нАзад». Мяч у них – «лопта». Этих знаний пока не хватает. Когда тренер проводил разбор матча, я час сидел и думал: «Что ты там говоришь?» Вообще ничего не соображал. Только когда он начинал кому-то пихать, все стало ясно: «Что ты делаешь? Твой дриблинг никому не нужен! Будешь так играть – пойдешь в третью лигу».

Так что в основном общаюсь на английском. В школе изучал этот язык как второй иностранный. Первым был французский. В те времена хорошо знал его. Неплохо понимал английскую речь. Так что у меня сейчас в использовании микст из английского и хорватского языков.

– Как оцениваешь инфраструктуру своего нового клуба?

– В этом плане все в порядке. У «Истры» есть тренировочные поля, большой тренажерный зал. Условия очень хорошие. Пока не знаю, есть ли у клуба база. В Хорватии нет такого понятия, как заезд перед матчем. Когда перебрался на новое место, полторы недели жил в отеле. Потом меня поселили во временную квартиру для приезжих игроков. Пожили с мексиканцем, итальянцем… После мне сняли более серьезное жилье.

– У тебя возникли какие-то проблемы с заявкой

– По хорватскому законодательству я пока не могу заключить контракт. Почему так произошло... Я полетел в Москву, чтобы открыть визу в Хорватию. Написал заявление  о получении временного вида на жительство. Когда его дадут, смогу официально работать в Хорватии. Для белорусов, россиян и украинцев это делается в течение двух-трех месяцев. Поэтому пока я не имею права выступать в высшей лиге чемпионата Хорватии. С «Истрой» мы подписали некоторые бумаги. У нас есть документально подтвержденные договоренности о моем переходе. Из-за временной задержки три ближайших месяца буду играть в первой лиге. Летом вернусь в «Истру». Для того, чтобы выступать в первой лиге, не нужно такого обилия документов. Необходима только регистрация. Всего несколько дней тренируюсь в «Хрватском Драговоляце». Пока толком ничего не могу сказать об этой команде.

– В хорватском футболе можно заработать серьезные деньги?

– Знаю одно, что деньги здесь выплачиваются вовремя. Если у тебя зарплата 18 числа, то в этот день с тобой рассчитаются. Говорят, очень серьезные деньги в загребском «Динамо», «Хайдуке», «Сплите»… В «Истре» средние по белорусским меркам зарплаты. Примерно три тысячи евро. Я поехал Хорватию не за деньгами. Здесь хороший чемпионат. Отправился сюда с прицелом на будущее. Высокий класс местных игроков заметен невооруженным взглядом. Уже оценил, как люди обращаются с мячом. Видно, что у футболистов совершенно другая школа. Банальный пример, выбрасываешь мяч из-за боковой. У нас тренер говорит: «Кидай вдоль бровки. Даже не думай вводить в центр, чтобы не обрезаться». В Хорватии все наоборот. Во время товарищеского матча хотел бросить мяч вдоль бровки. Тренер кричит: «Стоп, белорус! Бросай в центр». Там наш полузащитник, а у него на спине висят двое чудаков. Как ему бросать? Послушал тренера. Ввел мяч, как он сказал. Парень без всякой суеты развернулся между двоих и спокойно начал атаку. Никакой паники. В Хорватии никто просто так не бьет вперед. Все иначе. 

Алексиян

– После футбола братьев Бохно – это что-то невероятное?

– После них в этой жизни уже ничего не боишься. Когда приехал в Хорватию, подписал мандат с партнером моего агента. Он стал моим представителем. Мы встретились в Загребе. Пошли знакомиться. Он говорит: «В «Истре» very-very specific coach». Отвечаю: «My last coach very-very-very specific». Первое время, когда попал к Бохно было очень тяжело. Услышал от него столько новых слов! Тренер что-то говорил, а я не мог его понять. Искал значение его слов в Википедии. Но даже там ничего не было.

– Что за слова?

– Мат опустим. Итак, «сигильбан», «сучены», «паварушены», «путала», «ёосель»… Короче, что означают эти слова, знают только братья Бохно. Со временем понял, что наш тренер такой человек. Я же его не переделаю. Принял его таким, какой он есть. Стало проще. Местами с ним было очень интересно. Петрович постоянно хотел побеждать, настраивал нас на каждую игру. Мне это импонировало. Правда, у него всегда была одна и та же установка. Пацаны прикалывались: «Можно записать его речь на диктофон, а потом включать ее на протяжении всего сезона». Реально все одно и тоже: «Ребята, строго начинаем с середины поля. Потом по моему сигналу идем в атаку…» Все по сценарию. За двадцать минут до начала установки все ребята анонсировали речь главного. Потом он заходил в раздевалку и повторял слово в слово. Было весело.

– Как тебя прихватывал главный тренер «Гранита»?

– Когда я первый раз пришел в «Гранит» в трехмесячную аренду, он здорово меня прихватил. Я же сыграл за БАТЭ против «Барселоны». Бохно постоянно повторял: «О! «Барса» к нам приехала». Забил на тренировке. Он: «О! Сразу видно – это «Барса». Потом начал меня называть «Барсик». Пацаны говорили: «Блин, когда он тебя уже отпустит?» Когда вернулся в команду в прошлом сезоне, Бохно обращался ко мне по имени. Я подумал, что он уже забыл о той кличке. Правда, прошло две недели и снова началось: «Барса», как там твои дела?»

– Какие воспоминания оставил у тебя матч против «Барселоны»?

– За день до матча Гончаренко подошел ко мне: «Возможно, ты сыграешь в этой встрече». Начал готовиться с удвоенной энергией. В раздевалке перед матчем немного схватил мандраж. Все-таки это сама «Барселона»! Было какое-то непонятное чувство, когда во время матча тренеры сказали: «Алексиян, иди разминаться». Подумал: «Нифига себе!» При счете 0:3 меня отправили бегать, а когда надел игровую майку, на табло уже горело уже 0:4.

Все равно для меня это было знаменательное событие. Все-таки раньше соперничал с «Барселоной» только на компьютере. В том матче мы толком не играли, а в основном бегали за мячом. Идет передача на Дани Алвеса. Я бегу к нему. Он отдает Фабрегасу. Подбегаю, а он уже отдал Месси. Короче, вышел – побегал. Только один раз у меня получилась удачная подача. После матча Василий Уткин разразился знаменитой тирадой. Он имеет право на свое мнение. Мне было все равно на его слова. Если бы слушал все, что обо мне говорят – вообще бы не смог уснуть.

– Ты мог бы заиграть в БАТЭ?

– Наверное, был слабым. На моей позиции играли Юревич и Бордачев. Они были более опытными. На самом деле благодарен БАТЭ. Там меня многому научили. Это действительно клуб европейского уровня. Честно говоря, не ценил условия, которые были там. Когда побывал в арендах, понял, насколько хорошо  в Борисове. Мы общались с Гончаренко. Он подходил: «Придет твое время. У тебя все в порядке с подачей, ударом. Однако есть моменты, которые нужно усилить. Работай». У нас были хорошие деловые отношения. Михалыч мог поинтересоваться, как дела у родителей… Было очень приятно.

***

– Насколько в прошлом году было тяжело  играть в первой лиге?

– Трудности были исключительно в плане финансов. В первой половине сезона все платили вовремя. Даже премиальные. Ребята начали что-то откладывать, задумываться об отпусках. Я в том числе. Забронировал путевку на отдых. Сразу же сработал закон подлости. Прошло несколько недель – начались проблемы. Каждый месяц нам говорили о сложной финансовой ситуации в стране. Зарплату отдавали то с задержками, то частями… Пришлось отказаться от путевки. В итоге никуда не полетел.

Алексиян

Когда начались проблемы, появились трудности в психологическом плане. Перед нами ставилась только одна задача: выход в высшую лигу. Все делали для этого. Как говорил Бохно: «Надо сплотиться-объединиться». Следовали его совету. Все получилось. В плане игры особых проблем не было. Шли по накатанной. Единственное, что огорчало, –  задержки зарплат. Со мной только недавно рассчитались. Из-за того, что выплаты шли частями, сложно было понять, сколько еще должны. Недавно звонил в клуб, чтобы узнать, когда отдадут последние деньги. Мне ответили: «Здрасьте, так по тебе все вопросы закрыты». Начали считать. Действительно, все зарплаты отдали. Вопрос остался только по премиям.

– Расскажи, чем можно заниматься в Лунинце?

– Ничем. Вообще. Приходили в «Голубятню» и просто сидели в планшетах. «Голубятня» – это коттедж, в котором мы жили. А что еще делать? Потренировался, покушал и домой. Когда у кого-то был день рождения, Петрович разрешал устроить шашлыки. Не более того. Единственное развлечение.

– Можешь объяснить, почему не смог проявить себя в «Гомеле»?

– Все из-за сотрясения, которое получил в кубковом матче против «Минска». Даже не могу вспомнить, как все произошло. Выпрыгивал. Столкнулся с Войцеховски. То ли он меня локтем ударил, то ли я неудачно приземлился. Лежу на поле. Открываю глаза и ощущение, что как будто только проснулся. Не понимал, где нахожусь.

После этого чувствовал себя не очень хорошо. На следующий день мне звонят: «Кирилл, приезжай в Гомель». Приехал. Меня спросили: «Как себя чувствуешь?» Ответил, что плохо. Мне говорят: «Видно. Какой-то ты бледный. Езжай в Минск». Удивился. Поехал обратно. Так меня дергали несколько раз. Потом сказали: «Все. Приезжай, нужно тренироваться». Сам понимал, но действительно неважно себя чувствовал. Похожу пять минут по квартире – и все. Плохо. Голова кружится.

Приехал в «Гомель» начал бежать кросс. Один круг – жуткая боль в висках. Все плывет. Подхожу к тренерам: «Ну не могу бежать». Что делать? Руководство взяло на мою позицию эстонца Сидоренкова. Его начали наигрывать. После некоторой паузы я приступил к занятиям. При этом все равно было трудно. Работал через боль. Понимал, что нужно тренироваться. Не получилось. Это опыт. Тем более было интересно работать с Меркуловым. Сильный тренер. У него очень интересный тренировочный процесс. Все через работу с мячом. Алексеевич часто повторял одну фразу: «Когда пианист играет, он же не бегает вокруг пианино». Зачем бегать по периметру поля, если игра строится через мяч?

На самом деле все, что не делается – к лучшему. Сейчас я в Хорватии. Все здорово. Жизнь продолжается. Кстати, весело добирался до Хорватии. Из Минска я летел в Вену. Оттуда в Загреб. Из Загреба в Задар, а потом в Туру. Перелет в Задар запомню на всю жизнь. Самолет типа кукурузника. В салоне я сидел под крылом. Самолет завелся. Моя сидушка тут же начала дрожать. Вроде бы летели нормально. Но когда стали приземляться – начался самый настоящий треш! Нас так колошматило! Слева от меня сидела девушка с парнем. Она так сжала ему ногу, что чуть не оторвала ее. А парень сидит весь бледный и повторяет: «Relax, relax». Кругом паника! Я попытался включить музыку в наушниках. Ко мне тут же подбежала стюардесса: «Убери наушники!» Я отвечаю: «Если сниму их – вообще кричать начну». Потом меня пробило на истерический смех. Вроде бы проделал такой путь… Нелепо было бы его так закончить! Как так? Слава Богу, нормально приземлились. В итоге все-таки не зря летел.  

Фото: Иван Уральский, nkistra1961.hr, fcbate.by , fcgomel.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья