Блог Оршанский вокзал

«Гончаренко есть Гончаренко! Больше таких нет». Президент «Урала» – о белорусизации клуба

Григорий Иванов – об уникальности Гончаренко, сложных переговорах со Скрипченко и о том, как в «Урале» оказались Мартынович и Жевнов.

Как вам пришла идея пригласить в «Урал» Виктор Гончаренко?   

– Виктор Михайлович – настоящий тренер. Это специалист очень высокого уровня. Мы искали человека на должность главного тренера. Когда появился шанс пригласить Гончаренко, сразу же им воспользовались. Когда он все-таки никуда не устроился, мы даже не могли подумать, что Виктор Михайлович согласится пойти в «Урал». Обрадовались, когда он принял наше предложение. Довольны сотрудничеством.

У вас был предметный интерес к тренеру. Почему долго не могли его пригласить?

В клубе работал тренер. Нужно было решить с ним все вопросы. Виктор Михайлович очень порядочный человек, который никогда бы не пошел на живое место. Когда Гончаренко убрали из «Кубани», командой руководил Александр Тарханов. Кстати, до сих пор теряюсь в догадках, за что Виктора Михайловича уволили с предыдущего места работы. Не могу комментировать ситуацию, потому что это случилось не в нашем клубе. В конце прошлого сезона стало ясно, что Тарханов оставит свой пост. Только тогда решили пригласить Виктора Михайловича.

– Гончаренко не сразу дал добро на переход в «Урал». Вы несколько раз вступали в переговоры.

– Каждый большой тренер взвешивает все за и против. Он должен выставить свои требования, а клуб – свои. Мы несколько раз встречались с Гончаренко. Все-таки такие серьезные решения не принимаются за один день. Тренеры такого уровня долго не сидят без работы и не цепляются за первый попавшийся вариант. Видимо, у Гончаренко были еще предложения. Мы провели несколько встреч и решили ударить по рукам. 

– Какие условия вы ставили тренеру, а какие он вам?

– Пусть это останется между нами. Не стоит выносить это на обсуждение широкой публики.

– Вы не боялись брать тренера, который долгое время находился без работы?

– Однозначно, нет. Были уверены в этом специалисты. Знали, как он работал у вас в Беларуси, давал результат в Краснодаре. Не было ни капли сомнений. Осознанно приглашали Гончаренко. 

– Вас не смущало то, что предыдущие работодатели обвиняли  Гончаренко в излишней мягкости?

Да ну. Я уже сказал, мы не сомневались ни минуты. Гончаренко – тот тренер, который нам подходит. Мне все равно, в чем его обвиняли в другом клубе. Это не наш вопрос. Мы хотели видеть в «Урале» Виктора Михайловича – сделали это. У нас в команде отличная атмосфера. Никто из футболистов не допускает каких-то вольностей. Гончаренко серьезно относится к тренировочному процессу и заставляет игроков так же усердно работать. 

– Какие сильные и слабые стороны Гончаренко-тренера?

– Сложно выделить что-то одно. Человек очень-очень хорошо разбирается в футболе. Ставит отличный тренировочный процесс, проводит, как положено, сборы. Гончаренко – идеальный тренер. Конечно, таких не бывает, но в футболе он разбирается от а до я. Таких мало. Он доказывает свою состоятельность работой.

– В прессе часто сравнивают Виктора Гончаренко с Леонидом Слуцким…

– Это некорректное сравнение. У каждого из нас есть свои плюсы и минусы. Так же и у Слуцкого с Гончаренко.  У одного есть что-то свое, а второго – другое. Некорректное, в общем, сравнение.

– С каким тренером можно сравнить белорусского специалиста?

– Зачем его с кем-то сравнивать? У тренера есть имя – Гончаренко! Гончаренко есть Гончаренко! Больше таких нет. Понимаешь?

– Хорошо. Давайте поговорим о Вадиме Скрипченко. Почему долгое время вы не могли договориться с этим специалистом?

– Давайте это тоже останется между нами. Признаюсь, не было никакой недоговоренности. Каждая сторона выставляет условия. Скрипченко свои, «Урал» – свои. Может, Вадим сначала что-то не понял. Встретились во второй раз. Переговорили. Нашли решение. В итоге Скрипченко оказался в клубе. Его работой мы тоже очень довольны. Тем более у Гончаренко было требование: он привозит с собой двух помощников. Мы дали на это добро. Повторюсь, сначала у нас были одни задачи, у Вадима – другие. Дня через два после нашей первой встречи все стало на свои места. Скрипченко никуда не уезжал, находился в Екатеринбурге. Все решили, но у нас не было каких-то радикальных разногласий.

– Говорят, имел место финансовый вопрос.

– Ну что же вам, журналистам, всегда интересен вопрос денег? Зачем все это? Мы договорились со Скрипченко. У нас все хорошо. Зачем я буду сейчас говорить о деньгах? Давайте о чем-нибудь другом.

– Хорошо. Гончаренко самостоятельно занимался комплектованием команды?

– Понимаешь, в «Урале» ни одного приобретения не делается без участия главного тренера. В этом вопросе мы целиком доверяем мнению наставника. Конечно, порой он говорит, какие позиции нуждаются в усилении. Тогда мы занимаемся поиском игроков, а только потом главный тренер решает, нужен ли нам этот футболист или нет. Все шло через Виктора Михайловича. Никто не говорил ему: «На тебе игроков, тренируй их!» Главное слово было за Гончаренко.

Гончаренко привел в «Урал» двух белорусов – Мартыновича и Жевнова. Это согласованная белорусизация?

Почему ты считаешь, что их привел Виктор Михайлович? Мартынович вообще принадлежит «Краснодару». Нелегко договаривались о его аренде. Жевнов? Ну, просто так получилось, что в команду пришли два белоруса. Гончаренко не приводил ни одного, ни второго. С Юрой Жевновым мы сами договорились. Знали, что распадается «Торпедо». Без работы остается опытный вратарь хорошего уровня. Нам был нужен такой человек. Сами выходили и на Юру, и на Сашу Мартыновича. По второму переговоры вели с «Краснодаром». Оба футболиста усилили команду. Просто стечение обстоятельств, что в «Урале» сейчас целая колония белорусов. Так что никого Гончаренко не приводил.

Вообще, у нас в Екатеринбурге очень большая белорусская диаспора. Тем более Беларусь и Россия всегда были братскими странами. Даже ваш президент был в Екатеринбурге. Наш губернатор отправлялся к вам с рабочим визитом. Короче, у Урала и Беларуси большие связи. Ваши ребята чувствуют себя комфортно. Если Виктор Михайлович приведет в команду сильных белорусских футболистов, мы будем только рады. Главное, чтобы не мешал лимит на легионеров.

– Как вы относитесь к лимиту на легионеров, который недавно ввели в РФПЛ?

–  Я всегда был за лимит. Отрицательно отношусь к тому, что его ввели за две недели до чемпионата. Я за то, чтобы молодые российские игроки попадали в хорошие клубы: искусственно, не искусственно – не важно. Тут много мнений и нюансов.

– Вы платили налог за приглашение иностранного тренера?

– Мы ничего не платили. Видимо, это сделала еще «Кубань». Вообще, резко отрицательно отношусь к этому налогу. По-моему, клуб не должен платить за паспорт своего тренера. В стране существует нехватка квалифицированных специалистов. Если в премьер-лигу едут сильные тренеры, как Гончаренко, например, почему клуб должен платить за это?

– Кстати, вас что-нибудь связывает с Беларусью?

– Назову одно имя – Владимир Мулявин. Только этот человек связывает весь Екатеринбург и Беларусь. Тот же Гостюхин вырос в нашем городе на Ленина пять. Дом в самом центре Екатеринбурга. Он снимался во многих известных фильмах. Короче, много чего.

– Давайте вернемся к вашей команде. В какой футбол должен играть «Урал»?

– В такой, который нравится зрителям. Мы играем для болельщиков. Мне хочется, чтобы у Виктора Михайловича получилась симпатичная команда, которая нравится зрителям. Специалистам – уже другой вопрос.

– Что скажете об игре команды в трех первых турах?

– Пока болельщикам все нравится. Мое мнение – не могу сказать, что очень доволен. Тем более, когда в игре с «Мордовией» пропустили на последней минуте и потеряли два очка. Уже могли иметь больше баллов в таблице. С другой стороны, если бы перед началом сезона, нам сказали, что после первых трех туров, играя с чемпионом, у «Урала» будет в копилке четыре очка, наверное, согласился бы. Сейчас хочется большего. Пока рано делать какие-то выводы. Сейчас в России цыплят по весне считают. Не по осени, а по весне.

– Как вы отреагировали на слова Евгения Ловчева о том, что командой будет руководить Григорий Иванов, а не Виктор Гочнаренко?

– Давно знаю Евгения Серафимовича. Одно время вместе работали в мини-футболе. Считаю его слова неправильными. По большому счету, он не знает, как мы работаем в клубе. Спросите у Виктора Михайловича, как ему в «Урале». Я никогда не лез в состав, ничего не говорил по этому поводу. Это все его прерогатива. Мы полностью доверяет тренеру. Ну как я могу привести Гончаренко какого-нибудь футболиста и сказать: «На, играй!»? Ни Иванову, Петрову или Сидорову решать, кому выходить на поле. Я никогда не встревал в его работу.

Вы сидите рядом с Гончаренко на скамейке запасных. Еще не было случаев, чтобы Виктор Михайлович просил вас вести себя менее эмоционально или, возможно, наоборот – вы успокаивали его?

– Это все эмоции. Гончаренко – импульсивный человек, я  – такой же. Вижу, как он переживает во время матчей. Он не сидит флегматиком. Не будем сравнивать меня с ним в плане эмоциональности. Пока никто никого не успокаивал. Такого даже близко не было.

– Вы еще не играли в теннис с Виктором Михайловичем?

– Это лучше его спросить. Играли, но результат не скажу.

– Неужели так сильно разнесли белорусского тренера?

– Нет. Видно, что Гончаренко – разносторонний спортсмен. Если его поставить играть в баскетбол или гандбол, он будет смотреться очень хорошо. Что касается тенниса, Виктор Михайлович моложе меня. Мне тяжело сдерживать его напор и натиск.

– Так чем закончился ваш поединок?

– Счет точно не скажу. Это была наша первая товарищеская игра. Посмотрим, что дальше будет. Перед сезоном на одном из сборов в «Урале» проходит командный чемпионат по теннису. Играют все, даже те, кто ни разу не держал ракетку в руках. Этот турнир покажет самого сильного теннисиста.

Фото: ura.ru, fc-ural.ru

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья