Блог Оршанский вокзал

Как бросить белорусский футбол и уехать ловить рыбу на Камчатку

Бывший вратарь белорусской молодежки по три месяца проводит в море, чтобы получать зарплату, как в «Динамо».. 

В свое время Антон Ковалевский подавал большие надежды. В 21 год парень стал основным голкипером «Нафтана». К нему проявляли интерес ведущие клубы Беларуси, но до подписания контракта дело не дошло. Футболиста вызывали в молодежную сборную страны. Вместе с ней в 2009 году он съездил на чемпионат Европы в Швецию. Увы, после этого карьера вратаря не получила бурного развития. В его послужном списке средние команды – «Витебск», «Торпедо-БелАЗ», «Днепр» и «Белшина». После ухода из Бобруйска в 2014 году Антон долго судился с клубом. Футболист хотел вернуть деньги, которые задолжало ему руководство, но проиграл дело. Не помогла даже жалоба в Верховный суд.

В 29 лет Ковалевский решил завязать с футболом, хотя имел несколько предложений из первой лиги. Голкипер кардинально изменил свою жизнь, рванув на Камчатку. Сейчас он занимается рыбным промыслом.

Почему решил завязать с белорусским футболом?

– В 2014 году я играл в «Белшине». Откровенно говоря, сезон получился так себе. Интересных предложений не было. Я подходил к 30-летнему рубежу. Главное для каждого мужчины в этом возрасте – достойный заработок. У меня в плане финансов все получалось наоборот. Отыграл два сезона в Бобруйске, где были проблемы с выплатами, а потом и вовсе пришлось судиться за деньги, которые честно заработал.

Задержки начались еще при Геннадии Вараксе – перестали выплачивать премиальные. Сменился директор. Отправились к нему, чтобы решить вопросы. Михаил Бондаренко посмотрел на нас: «Я только пришел. У меня перед вами нет никаких долгов. Ничего не знаю о ваших зарплатах и премиальных. Не в курсе, кто и что вам обещал. Я вам ничего не должен». Получается, мы подписывали контракты не с «Белшиной», а с Вараксой? Это стало поводом для подачи исков в суд. Понимали: если не обратимся в правоохранительные органы, то вообще ничего не получим.  Самое обидное, что по документам мы были правы. У меня на руках контракт, где указана конкретная сумма, а оказывается, что это ничего не значит.

Обратились к одной женщине – она уже вела подобные дела. Сказала: «Для меня «Белшина» уже родной клуб. Сталкивалась с подобными проблемами. В клубе идентичные контракты, что в 2013-м, что в 2014-м году». Помимо нас к ней обратились футболисты многих команд. Похожие проблемы были не только в «Белшине». Этот юрист не могла разорваться на все дела и посоветовала свою коллегу. Она тоже сказала: «Уверена, закон на 100% на вашей стороне. Это дело не должно доходить не то что до верховного, а даже до областного суда».

Видели, как руководство предпринимает определенные ходы, чтобы не выплатить нам деньги в полном объеме. Контракт футболиста в «Белшине» делился на две части: бюджетная и надбавки за профессиональное мастерство. Руководство сделало так, будто игрокам в устной форме было сказано, что им не будут платить надбавки за профессиональное мастерство. Но не было никаких подписей, печатей и документов, которые подтверждали бы это. Однако суд почему-то принял позицию руководства клуба за чистую монету.

«Получается, мы согласились играть бесплатно». Как «Белшина» выигрывает суды у футболистов

Для меня до сих пор загадка, как «Белшина» выиграла суды у футболистов. Когда были заседания на самом низком уровне, судья спросил у руководителей клуба: «Вы должны деньги игрокам?» Те ответили: «Должны, но отдадим их позже». Боссы «Белшины» признали свою неправоту. Мы победили на первом слушании, но почему-то потом проиграли дело. Хотя клуб обязали вернуть деньги. Прошел месяц. Дело вернули на пересмотр, и по каким-то неизвестным обстоятельствам мы уже не получаем того, что нам обещали. Мы же не просили лишнего. О премиальных не шло даже речи. Просто отдайте сумму, которая прописана в контракте.

Сейчас «Белшина» якобы рассчиталась с игроками, которые не подавали исков. Нам ничего не отдали, ссылаясь на формулировку: «А не нужно было обращаться в суд». Получается, клуб обиделся на футболистов за то, что они хотели вернуть свои деньги. Это очень смешно. Меня удивляло, когда люди из «Белшины» с довольными лицами выходили из зала суда после того, как обманули игроков. У них не было ни чувства вины, ни чувства ответственности перед людьми, которых брали в команду под определенные условия. Пусть все это останется на их совести.

Забыл об этих деньгах.  Уже все знают, что сейчас в белорусском футболе особо не заработаешь. Продолжать играть только за любовь к футболу? Нужно быть откровенным: сейчас карьера футболиста в Беларуси – это игра в свое удовольствие. У меня в жизни немного другие цели.

Как оказался на Камчатке?

– В Петропавловске-Камчатском живет мой брат. Он занимается рыбным промыслом. Созвонились, рассказал ему о своих делах. Он сказал: «Давай ко мне. Работа сложная, но если выдержишь – будешь иметь нормальные деньги». Я посоветовался с родными и согласился. Если честно, давно созревала такая мысль. С тех пор, как началась история со всеми этими невыплатами, долгами, судами. Прекрасно понимал, что ждет белорусский футбол дальше. Шансов заиграть в БАТЭ у меня не было, а смысл мучиться? Ну, поиграл бы еще год-два, а дальше что? Звали в первую лигу, а смысл? Были заграничные варианты – приглашали в Узбекистан. Дал предварительное согласие, но в последний момент начались какие-то паузы, непонятные разговоры. Устал от этого. 2014 год вышел тяжелым во всех аспектах. Когда до начала чемпионата оставалось несколько недель, стало понятно: наверное, карьеру завершу.

Решил заняться чем-то новым. Было интересно проверить себя, посмотреть, как зарабатываются деньги другими способами. Конечно, хотелось заниматься любимым делом, которому посвятил большую часть жизни, но вышло иначе. Ни о чем не жалею, но пока не хочу загадывать, как дальше будут развиваться события. 

Что такое Петропавловск-Камчатский?

– Город находится на полуострове. До него можно добраться только самолетом, но здесь есть все для жизни. Чувствуется, что город заточен под промышленность. Тут сосредоточен весь рыбный промысел России. В Петропавловске-Камчатском много фирм, которые занимаются добычей рыбы, икры, гребешка. 

Еще здесь очень красивая природа. Кстати, легко можно встретить медведя. К счастью, мне пока не доводилось. Знакомые рассказывали, как поехали за город на шашлыки с палаткой. Легли спать, а к палатке подошло двое маленьких медвежат. Парни тут же бросились наутек, потому что где-то рядом должна была находиться медведица. Хорошо, она подошла к палатке, когда ребята уже были в машине. Успели уехать, но бывают случаи, когда люди идут на шашлыки, а потом пропадают. 

Как оказался на корабле?

– У меня подписан контракт с фирмой, которая занимается выловом морского гребешка. Это известный деликатес, который находится в ракушках. Всего два парохода снабжают им всю Россию. На одном из них работаю я. Пароход отправляется в море на длительные рейсы от трех до семи месяцев. Например, я ушел в море 30 декабря, а вернулся 8 апреля.

В этом время каждый день занимались выловом гребешка, его обработкой. По сути, пароход – это маленький завод. На нем ловится гребешок, там же он обрабатывается и упаковывается. Экипаж состоит из 30 человек. Каждый выполняет свои функции. Есть командирский состав, который состоит из капитана и его помощников. Они отвечают за управление судном и другие организационные процессы. Остальные занимаются ловлей и переработкой гребешка.

Процесс достаточно простой. Есть драга, которая вылавливает ракушки. Специальный механизм опускает ее содержимое на борт. Затем ракушки  нужно доставить в цеха, где идет переработка, мойка, варка, заморозка гребешка. Помимо гребешка в брагу попадают всякие водоросли, рыба, другие вещи. Моя задача – подать содержимое в цех. Это делается приборами, которые напоминают лопаты. Такая вот черновая, изматывающая работа, которая забирает много сил. Дожди и морозы не помеха – необходимо трудиться. В день нужно выловить не меньше двух тонн мяса гребешка. 

В каком графике приходится работать?

– Рабочий день начинается в восемь утра и заканчивается в два ночи. Никаких праздников и выходных нет. Процесс идет ежедневно. Работа кажется монотонной, ведь 18 часов занимаешься одним и тем же. Самый тяжелый период – первые две недели. Организм начинает перестраиваться, привыкать. Смена заканчивается в два часа ночи, а уже в семь нужно встать, чтобы позавтракать и умыться. Получается, три месяца спишь по пять часов в сутки. Поначалу даже не слышишь, как тебя будят.

Сложно выдержать такую нагрузку. Этот ритм выдерживают не все. На пароход устраиваются бывшие хоккеисты, боксеры, но они уходят, потому что не могут справиться с таким графиком. Кстати, со мной работает Максим Карпович, который в свое время тоже играл в высшей лиге.

После первых дней спина и руки полностью отнимаются. Совсем их не чувствуешь. Работаем в специальных поясах, которые фиксируют спину, чтобы не случилось травмы. Чаще всего срывается спина. Трудишься на износ – за три месяца в рейсе скинул одиннадцать килограмм.

Конечно, днем есть перерывы на обед и ужин. На пароходе отлично кормят. Здесь все для людей: отличные шеф-повары, трехразовое питание. Все вкусно. Питание подается в виде шведского стола – всегда есть альтернатива. Можно выбирать из двух видов первого и второго. Каждый день у нас свежая выпечка. Конечно, едим и гребешки. Люди платят за них большие деньги, а мы можем кушать деликатесы в неограниченных количествах. Когда у кого-то день рождения или случается какой-то календарный праздник, то повара готовят торты. Кстати, они следят за калорийностью и качеством продуктов. Все очень серьезно. 

Как праздновать Новый год в море?

– Когда был Новый год, рабочий день закончился в одиннадцать. Выделили лишний час, чтобы люди могли привести себя в порядок и встретить праздник. Правда, многие просто пошли отдыхать, ведь на следующий день уже в восемь утра нужно начинать работу. Если будешь праздновать до утра, то какой потом из тебя будет работник? Если не явишься на рабочее место или будешь выпившим, то тебя просто оштрафуют. Поэтому никаких празднований. В 12 ночи открыли бутылку шампанского, кто-то сходил в баню – на этом все. Даже обращение президента не смотрели. Откуда на пароходе телевизор? В открытом море ты оторван от внешнего мира. На 8 марта даже не было времени, чтобы подняться на рубку и написать маме поздравление с праздником. Раз в месяц, когда нужно разгрузить трюмы, появляется свободная минутка.

Есть ли в морских походах романтика?

– Два раза пароход попадал в шторм. Когда случается непогода, экипажу запрещено выходить на палубу. Мало ли, что может случиться. В это время запрещено вести рыбный промысел. В такие моменты появляется свободное время: все сидят по каютам, можно почитать, постираться. Ничего особо страшного в шторме нет – покидает немного и все. Хотя можешь идти, а тебя резко куда-то откинет метра на два. Если за что-то не держаться, то можно прилично удариться. Один парень таким образом сильно разбил себе локоть. Если правильно себя вести, то все будет хорошо. По ощущениям шторм напоминает маленькое землетрясение. Когда он заканчивается, через два часа работа возобновляется.

В рыбном промысле нет никакой романтики – это ежедневный тяжелый труд. Может, что-то чувствуется, когда впервые идешь к месту промысла. Оно находится в Северо-Курильской гряде – возле острова Сахалин. До него нужно добираться где-то 18 часов. Там очень красивая природа. Интересно выйти на палубу, посмотреть на красивые места, но, поверь, когда возвращаешься на сушу, на них не обращаешь внимания. Даже не хочется выходить из каюты. Лучше поспать пару лишних часов. Тут не до романтики :). 

Как возвращаться к  жизни после рейса?

– Когда возвращаешься из рейса, кажется, что превращаешься в собаку, которую только выпустили из клетки. Бежишь по земле, не зная куда. Когда я вернулся из рейса, меня встретил друг. Так потом говорил: «Я с тобой два дня не мог разговаривать. Такое ощущение, что ты какой-то отрешенный: смотришь в одну точку и не понимаешь, где находишься». Действительно, начинается отходняк. Как будто из космоса возвращаешься. Приходишь на рынок, а там люди. Не понимаешь, почему их так много. Причем все смешивается в одно: люди, вещи, продукты. Попадаешь в информационный поток. Все новое, цветное… Некоторые уходят в рейс на семь месяцев. Представляешь, что потом у них в голове происходит? Люди идут на это, потому что им нужны деньги. Например, одна повариха, которая ходила с нами в рейс, строит себе дом. Человека можно понять.

После возвращения из рейса можно взять себе отпуск из праздничных и выходных дней, во время которых работал в море. У меня получилось порядка 30 свободных дней. Следующий рейс у нашего парохода намечен на конец июня – до этого времени просто работаешь на суше. Судно готовится к следующему рейсу, идут работы по ремонту. Все-таки за три месяца в море пароход изрядно изнашивается. На берегу в основном помогаешь профессионалам, занимаешься ремонтом. 

Сколько можно заработать?

– Я не могу назвать сумму. Однозначно, таких денег в белорусском футболе не заработал бы. В БАТЭ платят больше. Получаю примерно столько, сколько игроки минского «Динамо» и «Шахтера». Бывает, люди приезжают на Камчатку, за год зарабатывают приличные деньги и больше сюда не возвращаются. Подписываешь контракт на год, но после одного рейса можешь уйти. Тебе выплачивают деньги, которые заработал. Никто не будет держать здесь силой. Самое главное, что зарплата отдается без задержек – все солидно. После белорусского футбола меня это удивляло. Уже привык, что свои деньги можешь ждать больше года. Конечно, работа каторжная, но знаешь, что получишь зарплату в срок.

99 самых больших зарплат белорусского футбола

Конечно, за время карьеры игрока успел что-то заработать. У меня есть квартира, но всегда хочется большего. Когда молод, ты не думаешь о завтрашнем дне. Есть однокомнатная квартира – сделал в ней ремонт. На этом все. Вместо  того, чтобы подумать о будущем, каждый год меняешь машины. Постоянно хочется купить более новую. В 22-23 года живешь в удовольствии, ни в чем себе не отказывая. Из-за любви к машинам терял очень большие деньги. Продавал ту, на которой ездил, намного дешевле, чем ее покупал. В молодости кажется, что деньги достаются очень легко, хотя это не так. Думал, раз уже подписал такой контракт, то через год буду получать не меньше. В итоге, все получилось не так, поэтому нельзя жить одним днем – нужно смотреть в будущее.

Если бы в свое время более грамотно распорядился деньгами, которые заработал в «Нафтане», «Торпедо», «Белшине», имел бы больший капитал. Правда, это не баснословные суммы. Я не играл в клубах, где можно было получать большие деньги.

После дебютного сезона в «Нафтане» ко мне проявляли интерес многие клубы. Все-таки заиграть в высшей лиге в 21 год для вратаря – это успех. После полноценного сезона в элите, мной интересовались клубы первой тройки. Правда, я стабильно играл в «Нафтане» и меня все устраивало. Вроде бы был какой-то интерес из Украины, но все быстро закончилось. Во всем, что произошло в моей жизни, могу винить только себя. Где-то мешал взрывной характер. Где-то нужно было поступить иначе. Что имеем, то имеем. 

Что легче: играть в футбол или работать на пароходе?

– Если ты ответственно делаешь свою работу, то везде тяжело. Если футболист правильно относится к своим обязанностям, он тоже занимается каторжным трудом. Ты много времени не находишься дома, постоянно в разъездах, гробишь свое здоровье. Некоторые люди думают: «Что тут сложного? Потренировался два часа в день, сыграл матч в неделю и пошел пить пиво». Это не так. Если профессионально относиться к себе, то футболист работает 24 часа в сутки. Все не зацикливается только на тренировках. Важно восстановление, правильное питание и много других составляющих. Если, конечно, ты хочешь чего-то достичь. Будешь уделять футболу два часа в день – окажешься нигде.

Может, если бы более профессионально относился к себе, добился бы бОльших успехов. Я не нарушал режим, но хватало моментов, в которых нужно было поступить иначе. Мне, как вратарю, часто приходилось тяжело в психологическом плане. В рейсах трудновато в плане «физики». Приходится делать много механической работы, но из-за того, что ты оторван от общения и внешнего мира, голова не так загружена. 

Тренеры, с которыми я работал, говорили: «Выкинь из головы мусор, и у тебя все будет в порядке». Это отмечали многие старшие товарищи, но тогда я их не слушал. Думал, сам все знаю. В итоге вышло, что они оказались правы. Не послушал людей – получилось так, как получилось. Я всегда полностью отдавался на тренировках. Наверное, так хотел себя проявить, что где-то перегибал палку. Еще в юношеских сборных Вячеслав Акшаев говорил: «Антон, заканчивай со своими психами, так ты далеко не уедешь». Я пропускал это мимо ушей, а зря. Если бы до меня это дошло раньше, то наверняка сейчас находился бы в другом месте.

Конечно, когда ты играешь в футбол, то занимаешься любимым делом. Мне в детстве не хотелось заниматься рыбным промыслом и ходить в море. Не получаю большого удовлетворения от того, чем занимаюсь сейчас. Делаю так, потому что мне это нужно в плане финансов. Но я не собираюсь провести всю свою жизнь в море – у меня есть цели в жизни. Мне хочется заложить определенную финансовую базу для своей семьи. К тому же, есть желание жить в более комфортных условиях. 

Где люди отдают больше здоровья: на футболе или на пароходе?

– В футболе у ребят летят колени, «кресты» – это неотъемлемая часть жизни игрока. После профессиональной карьеры многие спортсмены становятся, грубо говоря, инвалидами. В моем нынешнем деле тоже случаются травмы. Люди ломают хребты, лишаются пальцев. Если где-то будешь неосторожным, легко можешь получить травму. У меня на глазах человеку оторвало пальцы. Пароход просто качнуло, а он ни за что не держался и попал под работающий механизм. Это страшно. Сначала ничего не понимаешь, потом пытаешься помочь. Хорошо, рядом были люди опытнее меня. Этому парню оказали первую помощь, удалось спасти руку. Слышал, что одному работнику рейса пришлось ампутировать руку из-за того, что он отморозил пальцы. В общем, нужно по максимуму выполнять технику безопасности. Так что, повторюсь: романтики в рыболовстве не очень-то и много. 

Фото: личный архив Антона Ковалевского

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья