Блог Перетрем

Как при реконструкции «Динамо» могли допустить такие косяки? Объясняют в «Минскпроекте»

Тех, кто это придумал, в организации уже нет.

Стадион «Динамо» не только радует глаз после реконструкции, но и удивляет некоторыми архитектурными решениями. Водосток на местах для инвалидов – это неожиданно. 

«Сиамские писсуары» в одном из туалетов – просто забавно.  

Потекшие стены в подтрибунных помещениях тоже вызывают вопросы.

Директор стадиона Василий Алексеенко сам не понимает, как такое получилось, и советует обращаться со всеми вопросами в «Минскпроект», где и разрабатывались архитектурные решения для «Динамо». Последовав рекомендации, мы поговорили с заместителем главного инженера «Минскпроекта» Елизаветой Маговой, участвовавшей в реконструкции с 2014 года.

- Трубы, которые выходят прямо под ноги зрителей, будут переделывать?

– Готовится дополнение проектного решения, будут внесены корректировки. Перехватим воду, и уведем трубы из-под ног зрителей.

- Как вообще получилось, что трубы оказались под ногами у зрителей?

– Это обходная галерея. Потом уже были спроектированы места для инвалидов. Оказалось, что это правильное решение, так как там есть все условия, чтобы разместить места для людей с ограниченными возможностями. Удобный подъезд, большое расстояние. Эта проблема – с выходом воды под ноги зрителей – существует только на двух противоположных сторонах стадиона, за воротами. Так показала эксплуатация. Сегодня мы нашли проектное решение, через некоторое время дополним его. Сделаем все возможное, чтобы исключить попадание воды под ноги зрителей.

- Получается, изначально были сделаны трубы, а потом приняли решение сделать места для инвалидов?

– Да, так и было. Нет такой методики расчета, когда перехват воды осуществляется с верхнего яруса трибуны. Непонятно было, сколько вообще там может быть воды. По большему счету, только эксплуатация могла показать, будут проблемы или нет. Поэтому сделали такой отвод, чтобы всегда была возможность доделать, переделать. Нам не придется ничего разбирать, демонтировать, выбрасывать. Нужно добавить перехватывающие лотки и на этом всё будет готово.

- Сколько по времени займет эта переделка?

– В максимально сжатые сроки – две недели, примерно.

- Проект уже готов?

– Проектное решение есть, сейчас мы его согласовываем.

- Почему так вышло с писсуарами?

– Сама не посещала, не была. Моя версия: историческая стенка оказалась более отклонена – сделали зашивку. В проектном решение такого нет. Есть угловое размещение двух писсуаров, но там нормативный размер выдерживается. Тут два варианта: либо сместился писсуар, либо дело в зашивке. Скорее всего, один из писсуаров будет демонтирован.

- Строители не видели, как устанавливают писсуары?

– К сожалению, не могу комментировать. На чертежах стоит привязка через четко выдержанное расстояние.

- Кто занимался приемкой?

- У нас 24 тысячи квадратных метров только на западной трибуне. Представьте, какие это расстояния. Есть комиссия, но, возможно, именно в этот конкретный туалет она не зашла.

- Почему образуются потеки на стенах на третьем подземном этаже?

–  Не знаю. Не могу прокомментировать.

- Эта проблема может быть связана со сточными водами?

– Я не слышала ничего об этом. Не было у нас такой проблемы на период строительства.

- Правда, что команда архитекторов поменялась в период реконструкции стадиона?

– Да, поменялась.

- Какая причина?

– Наверное, причина связна с экономикой страны. Ушли туда, где больше платят.

- Значит, их никто не наказывал, и руководитель проекта Александр Елисеев сам ушел?

– Они приняли самостоятельное решение. Частная фирма решила, что ей нужны такие специалисты. Ушел человек и ушел. Он не является автором проекта. Строительство объекта не закончил. Ушел – забыли. Мало того, что сам ушел, так еще и группу забрал.

- У проекта есть конкретный автор?

– Такого нет. Человек, который не закончил объект, не может являться автором проекта. Он ушел ровно за год до сдачи объекта. Есть профессиональная этика.

- Вы этот объект заканчивали?

– Я являюсь руководителем проекта, руководителем проектной группы в целом. Я начинала этот проект, когда он стал легкоатлетическим стадионом и занималась объектом все эти годы.

- Какие-то моменты в ходе эксплуатации еще вскрылись?

– Нет, только ливнестоки.

- Расходы вы берете на себя?

– Нет, источник финансирования я не знаю. На самом деле это недорогостоящее решение. Доделать небольшой фрагмент. Ничего менять же не надо.

- Под сидениями тоже есть сток для воды?

– Да, на нижнем ярусе. Это предусмотрено проектом.

- При сильных и обильных осадках вода не будет выходить наружу?

– А чего она будет выходить? Если ливнесток чистый и не забит мусором, воды там не будет.

- Почему козырек не закрывает весь стадион?

– Изначально стадион проектировался как легкоатлетический, а значит такого требования нет. Стадион вообще может быть без козырька. В любой момент можно остановить соревнования. Также у нас была задача сохранить исторические стены – это ставило нас в определенные рамки. Провели несколько конкурсов, выбрали именно такой вариант. Так что это архитектурное решение. Причем мы узнавали мнение как спортсменов, так и архитекторов.

- Соревнования приостановят, но люди же не успеют мгновенно покинуть стадион.

– Требований нет. А если нет требований, то можем делать так, как считаем нужным.

Во время футбольного матча сектор для метаний мешает смотреть игру. С этим можно что-то сделать?

– Во время проведения футбольного матча или концерта этот сектор можно убрать.

- Значит это сам стадион решил не убирать во время матча «Динамо» – «Дерри Сити»?

– Не знаю, как они договаривались, как оплачивали. Содержание стадиона не входит в мою компетенцию.

 Фото: tut.by, «Наша Ніва»

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья