Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Перетрем

Кто много думает о девочках, кто самый умный, а кто главный качок. У Беларуси обалденная юниорская сборная в хоккее – узнали про ее героев

Поговорили с талантливым форвардом Ильей Усовым про Америку и команду Беларуси, которая зажгла на ЧМ.

За перипетиями юниорского чемпионата мира в Швеции мы наблюдали с огромным интересом. Еще бы! В стартовом матче наша сборная неожиданно разобралась с чехами 4:3, а следом с аналогичным счетом укатала финнов и обеспечила себе выход в 1/4. В тот момент казалось, что наконец-то наших хоккеистов прорвало. Однако уже в следующей игре маленькой сказке пришел конец. Белорусы влетели 1:11 Канаде. Затем провели неоднозначный матч со швейцарцами – пропустили трижды за полторы минуты, героическим образом вытянули игру, однако уступили в овертайме 4:5. Тем не менее к четвертьфиналу с россиянами мы подходили в оптимистичном настрое. К сожалению, в том матче у команды Евгения Есаулова не получилось вообще ничего. Белорусы были биты с теннисным счетом 0:6. Несмотря на это, команда повторила лучшее достижение за 17 лет – заняла на ЧМ в элите пятое место. По окончании турнира Влад Воронин пообщался с нападающим юниорской сборной Ильей Усовым, набравшим в Швеции три ассиста: узнал о команде, слезах после четвертьфинала и жизни в Америке. Ну и главное – расспросил о партнерах.

***

Илья Усов родом из Минска. В хоккей попал по воле случая: гулял с папой по парку Горького и забрел на игру «Юности». С тех пор в спорте. Начинал в хоккейной школе «Юности», затем получил приглашение из Америке, и в 14-летнем возрасте решил попытать счастье за океаном. Первые два года прожил в Колорадо, потом сменил центр на восток и переехал в Коннектикут, где последние два сезона играет за Salisbury School. Эта команда выступает в самой крупной лиге США среди старших школ – USHS. А Salisbury School базируется в сильнейшем дивизионе USHS-prep, который является лидером по количеству выпускников в NHL.    

***

- Илья, сразу после чемпионата мира ты полетел в Америку, а не в Беларусь, как остальные парни. Почему?

– Да, все верно. Честно говоря, времени на нашлось, чтобы хотя бы на день заехать в Беларусь. Сейчас самое важное – закончить учебный год. Если все сложится удачно, то 5 июня вернусь в Минск. У меня уже даже билет заказан на это число.

- Хоккейный сезон для тебя закончен? Что дальше?

– Скорее всего, да. В Америке льда точно не будет. Постараюсь поддерживать форму на земле. Получается, около двух месяцев без хоккея… Хотя не знаю, как тренируются остальные. Часть ребят по-прежнему рубятся в различных плей-офф, а кто-то уже во всю отдыхает. Надеюсь, этот перерыв не скажется на мне болезненно.

Планирую начать подготовку к следующему сезону в Минске, как делал это прошлым летом. Мы зачастую собирались с Гришей Готовцом, его братом Кириллом и катались. Периодически к нам подключался Артем Демков. В конце августа возвращаюсь в Америку, у меня такой график на протяжении трех последних лет.

- Как ты вообще оказался в Америке?

– Ничего необычного! Могу ошибаться, но примерно пять лет назад вместе с «Юностью» поехал на турнир в Чехию. Там меня подметил тренер американской команды и каким-то образом вышел на отца, предложил попробовать свои силы в другой стране. По итогу закончил седьмой класс и переехал.

- Признавайся, стремно было?

– Еще как… С одной стороны, наверное, это то, о чем мечтал всю жизнь. С другой стороны, дико переживал, ехал в какую-то новую жизнь, в неизвестность. И даже не догадывался, что ждет впереди. Естественно, не меньше меня волновались родители. Да и, откровенно говоря, английский на тот момент у меня был так себе. Поэтому вообще не представлял, как буду общаться с людьми. Тем не менее все оказалось не так страшно. В течение первого года выучил язык, по крайней мере, хотя бы разговаривал на нем:). Хотя скрывать не стану, первые месяцы дались с трудом. Дошло до того, что после Нового года, начал отсчитывать месяцы до возвращения домой. Затем уже немножко полегче стало. Постепенно привык и понял, что это моя жизнь и нужно спокойнее относиться ко многим вещам.

- Объясни, как родители отпустили 14-летнего пацана в такую даль?

– Конечно, боялись и, возможно, не хотели этого, хотя и никогда ничего такого не говорили. Они ведь сами прекрасно понимают, что в Америке куда больше возможностей и совсем другие перспективы. Думаю, родители не желали отбить у меня возможность идти к мечте. Может быть, потом всю жизнь жалели бы, что не отправили в штаты. А так, в принципе, мы ежедневно поддерживали связь по Viber. Не вспомню, чтобы мама хоть раз предложила все бросить и вернуться. Скорее, наоборот, несмотря на то, что ей было тяжело, она не подавала виду и только поддерживала. За это хочется сказать огромное спасибо родителям. И еще поблагодарить тренера [«Юности»] – Игоря Анатольевича Филина и его жену. Эти люди вложили в меня столько… Вырастили и воспитали. Не побоюсь таких слов, но благодаря тренеру и его жене, сейчас нахожусь там, где нахожусь.

- Не понимаю, при чем здесь жена тренера.

– Попробую объяснить: дома меня ждали родные папа и мама. А вот на катке были другие мама и папа. Надеюсь, понял, о чем говорю. На каждый выезд жена тренера ездила с нами. Если вдруг кто-то из ребят проголодался или, например, приболел, она примеряла на себя роль матери и кормила, лечила. В общем, делала все возможное, чтобы ребята хорошо себя чувствовали.

- Круто, но давай вернемся к разговору о штатах. Расскажи, в какой город переехал и где жил первое время?

– Колорадо. Первые две недели жил у русской девочки, которая работала на катке. Кстати, директор клуба, тренер и значительная часть персонала по национальности – русские. Спустя две недели меня переселили в семью. Общение складывалось тяжеловато, чувствовал себя не в своей тарелке. Сильно скучал по дому. Правда, со временем ко всему привык.

- Как с учебой обстояли дела?

– Грубо говоря, в первые два года сосредоточился на изучении языка. Хотя нет… На второй год стали преподавать еще математику, историю и парочку предметов, но все проходило в лайтовом режиме. И, как мне кажется, эти предметы косвенно помогли повысить навыки владения английским. На третий год пребывания в Америке сменил штат и оказался в Коннектикуте. Домашние задания стали гораздо труднее, материала больше. Да и вообще с переездом многое изменилось.

- О чем ты?

– В Коннектикуте у нас что-то наподобие студенческого городка. Если быть совсем уж точным, то это называется кампус. Школа, каток, общежитие – все поблизости, а максимальное расстояние между локациями 200 метров. В комнате живу один, хотя есть и двух-, трех-, четырехместные номера. Я сам выбирал. Мне одному проще, когда никто не мешает и не отвлекает. Есть возможность сосредоточиться на чем-то своем, скажем, поделать домашку. Сейчас русскоговорящих ребят нет, в прошлом году был один [человек].

Еще одним плюсом, на мой взгляд, является то, что здесь нет такого понятия как класс. Точнее, значение у слова немного другое. Если в Беларуси ребенок приходит в первый класс и учится с одними детьми, с ними же, чаще всего, и заканчивает, то здесь каждый предмет с новыми людьми. Это дает возможность знакомиться, общаться, возможно, подружиться с большим количеством детей.

Предметы для изучения мы тоже выбираем сами. Получается, есть несколько разделов: математика, наука, иностранные языки, творчество и так далее. И для каждого раздела есть различные уровни сложности. То, что мне вряд ли пригодится по жизни, естественно, брал полегче. А вот математику, языки – в общем, все, что понадобится для университета, посложнее.

- Учителя сильно гоняют?

– У нас ведь много спортсменов, поэтому стараются никого сильно не нагружать. Вообще, отношение, требования ко всем одинаковые. Разница лишь в том, что кто-то играет в хоккей, кто-то в баскетбол, а кто-то в американский футбол.

- В конце года экзамены?

– Да. В нашей школе триместры, поэтому осенью и весной по каждому предмету сдаем экзамены. Вернее, финальный тест. А зимой тестов нет, по всем предметам делаем проекты.

- Если сравнивать с нашей системой образования, интересно или все равно скучновато?

– Мне кажется, реально интересно. Каждый предмет с новыми людьми. С кем-то интереснее проводить время, с кем-то скучнее. С некоторыми ждешь встречи, а к кому-то абсолютно безразличен. Ведь школа по большей части – это не только предметы, но и люди, которые окружают.

Еще расписание у нас не такое, как в Беларуси. Может стоять [в расписании] первый урок, затем форточка и снова урок. В один день занятия начинаются в 10 утра, в другой [день] – во второй половине дня. Многое меняется, поэтому не так быстро надоедает :).

- Сколько тебе еще учиться?

– Следующий год последний. Но это как школа, 12-й класс. Затем планирую пойти в высшее учебное заведение. Почти все хоккейные команды закреплены за определенным университетом. Сейчас играю за свою школу, потом, если все удачно сложится, буду играть за университет. Меня уже как бы забрал университет Коннектикута. Грубо говоря, права на меня принадлежат этому учебному заведению. Если вдруг куда-то еще позовут, предложат другой вариант, тогда вправе сам выбирать, куда пойти. Не могу сказать, что выбранный мною университет самый-самый во всех показателях, но команда там хорошая.

- Как находишь мотивацию учиться, делать домашние задания?

– Конечно, сложновато. Взять хотя бы сегодня: утром – школа, затем тренировка, а вечером еще домашку делать. Уставший после тренировки, зала, ничего не хочется, кроме сна. Но понимаешь: школа здесь играет немаловажную роль, и если учишься плохо, то в хоккее далеко не пойдешь, мое мнение.

- Как проводишь свободное время в Штатах?

– В первый год практически не было свободного времени. Нужно было освоиться, привыкнуть, понять, что есть что. Без раскачки началась школа, домашние задания. К тому же приехал в тот год поздновато – в середине сентября, поэтому необходимо было закрыть долги по первым темам. А так… Каждые выходные игры, турниры. Когда жил в Колорадо, в команде было много русских парней, и мы собирались на коробке. Там тусовались, играли, бросали по воротам.

- Что тебя больше всего удивило в Америке? Может быть, к чему-то до сих пор не можешь привыкнуть?

– Не могу сказать, что еда в Америке сосем другая. Просто нет той традиционной, которая есть в Беларуси. Действительно, скучаю по драникам, борщу. Поэтому когда приезжаю в Минск, в первый день мама готовит то, чего нет в Америке.

Еще много отличий в людях. Американцы намного добрее, им ничего не жалко для других. Можно сказать, живут одной большой семьей. Не вспомню, чтобы кто-то при случае не сказал: спасибо или пожалуйста. Всегда чем-то угостят, что-нибудь купят.

- Можешь привести конкретный пример, когда тебе сильно помогли.

– Вроде таких случаев, когда прямо спасали, не было. Но если нужно было что-то купить, семья делала это за свои деньги и не требовала их вернуть. Куда-то свозить? Да вообще без проблем. Чем-то угостить? Вот, бери, пожалуйста. В Штатах мне подарили телефон, а у нас, скорее всего, даже позвонить не дадут на улице. Если у человека будет лишняя копейка, мне не кажется, что он сможет просто так взять и отдать ее.

- Как проходило знакомство с новыми городами? Боялся один выходить на улицу?

- Честно говоря, старался далеко не отходить от дома. Максимум – ближайший квартал. Спустя некоторое время знакомился с местными парнями, что-то узнавал от них и уже более спокойно самостоятельно перемещался по городу.

- Хоть раз терялся?

– Нет, слава Богу до этого не доходило. Первое время возникали сложности, когда нужно было с кем-то встретиться, потому что у меня не было SIM-карты. Условно, тебя назначают место и время, приезжаешь по нужному адресу, а человека нет. Оказывается, он задержался или планы изменились. Но чтобы это узнать, приходилось искать кафе с wi-fi. Без связи, конечно, на улице тяжеловато.

- Сколько ты пробыл без SIM-карты и неужели ее так сложно сделать?

– Несколько месяцев, может, полгода. А может, и год:). Если честно, точно уже не вспомню. Первое время казалось, что можно обойтись без нее. Затем в какой-то момент просто не доходили руки. Такие ситуации [когда нужна была SIM-карта] возникали, но редко. Да и в Америке на каждом шагу wi-fi: в школах, торговых центрах, катках.

- Вляпывался в какие-нибудь истории в Америке?

– Да нет. Каких-то приключений у меня точно не было. Хотя забавный истории случались, когда, например, играл в Колорадо. В нашей команде было много русских ребят – человек восемь, не меньше, и никто из нас не видел вживую, как тренируется команда НХЛ. В один из дней приходим со школы на тренировку, а там «Даллас» тренируется. Естественно, смотрели, восхищались, в конце – пофоткались. Затем команда уехала, но… Оставила баул, причем там были вещи не одного игрока, а, видимо, с дополнительной экипировкой. В бауле всего было по чуть-чуть: носки, краги, чехлы на коньки и так далее. Мы подумали, что «Далласу» это нужно и люди специально оставили. Как обычно и бывает, русские похватали, что только можно, позабирали себе :). Правда, счастье долго не продлилось. Скорее всего, администратор «Далласа» позвонил директору нашего клуба и выяснил: не оставили ли баул на нашем катке. На самом деле в тот момент стало страшно, что отправят домой. Впрочем, директор клуба спустился к нам в хорошем расположении духа и спокойно попросил вернуть экипировку, что мы, собственно, и сделали. Никаких проблем не было, все разрулили. Можно считать, за «Даллас» мы уже поиграли:).

- За какие косяки могут отчислить? И вообще, слышал, чтобы кого-нибудь выгоняли?

– На моей памяти никого не отправляли домой. Только в том случае, если не подходил по игре. Могли быть, еще залеты в семье. Но тогда предупреждали раз-второй, и чуть что меняли семью.

- Как в семье к тебе относились? Может, были какие-то неприятные моменты?

– Мне кажется, как сам себя преподнесешь, так к тебе и будут относиться. Я старался всегда помогать по дому, быть открытым, улыбаться. Довольно часто вырывал сорняки на грядках, косил траву, разгружал посудомойку. Поэтому и отношение ко мне было хорошим. А вот когда тебе ничего не нужно, все приносят на подносе, все время сидишь в кровати и играешь в игры, ну чего тогда ждешь? Какого отношения к себе хочешь? Естественно, никому такое [поведение] не понравится. 

- Что необычного заметил в своей семье?

– Хм, сложно… Здесь празднуют Рождество, а не Новый год. Все подарки, праздничный стол именно на Рождество. Да, Новый год встречают, но в 00:30 уже спят. Еще заметил, что люди ко всему относятся проще. Можно сказать, живут и наслаждаются жизнью. Зашел в обуви в дом и прошелся по второму этажу? Ну и ладно, никто не заморачивается. Да и люди очень простые. Летом большинство ходит в сланцах и носках:). Им все равно, во что ты одет и как выглядишь.

***

- В этом году на драфте твой 2001 год. Как думаешь, есть шансы?

– Тяжело что-то предсказать. Всегда хочется, но… Думаю, для любого хоккеиста это мечта. Посмотрим, как все сложится. У меня еще впереди три года. Надеюсь, все получится.

- Как у тебя прошел этот сезон?

– Команда выступила хорошо – дошла до финала, но там обидно уступила. Что касается меня, местами получалось, местами нет. Наверное, у тренерского штаба не было нужного ко мне доверия. Поэтому все-таки хотелось получше провести год. Впрочем, всегда есть над чем работать и куда стремиться. На чемпионате мира посмотрели на ровесников из Канады и Америки.

***

- Давай поговорим о чемпионате мира. Как узнал, что попал в список кандидатов и какие эмоции испытал?

– Вообще, этот чемпионат мира для меня второй. Поэтому какой-никакой опыт есть. Как узнал? Накануне первого сбора мне позвонил Евгений Есаулов, спросил о моей готовности помочь команде и сказал 1 апреля приезжать на сбор. Конечно, приятно, когда тебя вызывают, но это еще ничего не значило. Место в составе никому не гарантировали. Нужно было доказать, что именно ты заслуживаешь выступать за сборную. Со временем часть людей отсеяли. Благо меня среди них не оказалось.

Волнений было поменьше, чем год назад. Все-таки в первый раз парни [в команде] были постарше, соперники тоже старше и давление повыше. А вот эмоции все те же. Хотелось показать, на что способен. 

- Какие мысли были перед чемпионатом мира? На что рассчитывал?

– Дальше сегодняшнего дня не заглядывал. Готовился к каждой игре. Знал, что состав собрался хороший. Верил, что все по силам, со всеми можно бороться, цепляться. А товарищеские матчи накануне чемпионата мира только убедили меня в этом.

- В команде вообще ожидали, что можете обыграть чехов и финнов?

– Не то чтобы ожидали или не ожидали. Выходили играть друг за друга, настраивались на победу в каждом матче, а дальше времени в таблицу не заглядывали. Мы показали, что все возможно и что не нужно никого бояться.

После этих игр пару слов сказали тренеры, но мы никак не отмечали выход в плей-офф.

- А что произошло в матче с Канадой?

– Подготовка к этой игре ничем не отличалась. Может быть, отдали слишком много эмоций в стартовых матчах, поэтому такой результат. Если не ошибаюсь, пропустили четыре в первом периоде, а дальше не смогли вернуться в игру. Нас это чуть-чуть разнесло по сторонам, прибило. В итоге посыпались еще больше и больше. Очень хотелось, но не получилось. После игры никаких криков в раздевалке не было. Каждый для себя сделал определенные выводы, забыл [эту игру] и стал готовиться к Швейцарии.

- В матче со Швейцарией вы пропустили три за полторы минуты. Что это было?

– Если честно, не знаю. Видимо, что-то произошло, раз залетело три подряд… Могу лишь сказать, что это был далеко не лучший наш период на чемпионате мира и всю 20-минутку мы выглядели плохо. В раздевалке провели беседу и с другим настроем вышли на матч. Жаль, немного не додержали победу. Тем не менее эта игра уже ничего не решала. Было без разницы – россияне, шведы.

- В российских СМИ говорили, что их сборной повезло попасть на белорусов. Мол, лучшего жребия не придумать. Читали об этом?

– Старались от этого абстрагироваться, нигде много не лазить. Однако кто-то принес на хвосте эту новость. Поэтому все знали, читали, видели. Хотя мы были уверенны на сто процентов, что это ерунда и неправда. Попросту журналистам нечего писать.

- Это добавило вам агрессии?

– Да, хотелось доказать, что люди ошибаются и что мы можем играть. Опять-таки много пропустили, плюс удаления сломали всю игру. В первом периоде у нас было несколько моментов, когда не реализовали выходы 2 в 1 и 1 в 0. Если бы забили гол-два и не удалялись, думаю, игра сложилась бы иначе и результат был бы другим.

- После матча с Россией Есаулов сказал, что наши хоккеисты уступают в индивидуальном мастерстве. Заметил это?

– Не знаю, трудно сказать. Мне казалось, наши парни тоже обыгрывали и бросали. И не могу сказать, что в сборной России все такие Макдэвиды. Повторюсь, всегда есть к чему стремиться и над чем работать, но я бы не сказал, что мы очень сильно уступали россиянам.

- Пятое место – положительный результат или осадок остался?

–  Естественно, хотелось бы большего. И мы верили, что способны на это. У нас собрался неплохой состав, по силам было замахнуться на что-то большее, но по итогу лишь повторили рекорд какой-то там давности. С одной стороны, до нас только одной [белорусской] команде удавался подобный результат. С другой стороны, ничего особенного не произошло, никаких призовых мест не заняли.

- После финнов появились мысли, что можете замахнуться на что-то большее?

– Возможно, где-то в глубине души каждый из нас верил в это. По крайней мере, волей-неволей такие мысли пробегали, хотя мы старались избавляться от них. Понимали, что все будет зависеть от нас.

- Что происходило в раздевалке после четвертьфинала?

– Все действительно грустили. Скажу больше, не обошлось без слез. Парни очень сильно расстроились, равнодушных не было. Переживала вся команда. Затем слово взяли тренеры: поблагодарили за годы совместной работы и пожелали удачи в дальнейшем.

- Почувствовал разницу между твоей командой в Америке и сборной?

– Мне кажется, в сборной был более профессиональный подход ко многим вещам. Больше внимания уделяли командной разминке. В Америке тоже есть командная разминка, но она не такая интенсивная, не такая веселая. Взять, например, растяжку. В Штатах захотел – пошел, не захотел – твое дело, как хочешь. Хотя кардинальных отличий между командами не заметил.

- А в атмосфере? Казалось, внутри сборной кипит жизнь, постоянно какая-то движуха…

– Пожалуй, да. Как говорил Евгений Валерьевич [Есаулов] в этом году собралась семья. Обстановка в команде была нереальной. На льду, разминках, собраниях –  везде шутки, смех, улыбки. В то же время все понимали, что это ответственное мероприятие. Думаю, для каждого парня играть за свою страну – огромная честь. Никто не выходил на игру с состоянием хи-хи ха-ха. Хотя с любым в команде можно было пошутить, посмеяться. У нас сложились классные взаимоотношения в коллективе, поэтому и появлялись всякие интервью, фотографии с мероприятий.

- Кто в команде был затейником?

– Не смогу выделить кого-то одного. У всех в этом направлении были похожие мысли, поэтому многое получалось спонтанно, произвольно. Если мы говорим о совместных интервью, например, ко мне с Егором [Буяльским] подошли и предложили записать по отдельности. Но кто-то из нас спросил: зачем? Только время потеряем :). Предложили вместе записаться. На выходе получилось прикольно и весело, а люди, надеюсь, поржали.

- Что еще прикольного делали, но по каким-то причинам это не попало на видео и фото?

– Обычно со всех мероприятий выкладывали фотографии или записывали видео. Бывало, командой собирались и разговаривали по душам. Вроде было много всего, но так сразу не вспомнишь… Как-то раз пошли с Егором Буяльским в магазин. Все необходимое купили, затем решили развлечься. Егор запрыгнул в тележку, а я стал его катать. В какой-то момент и это наскучило, поэтому решил спустить его с небольшой горочки. Пока ехал по асфальту, все было нормально, но когда заехал на траву… Так смешно перевернулся и вывалился с тележки :). Думаю, эту поездку Егор запомнит надолго.

Была и другая история. В ночь перед отъездом рванули в центр города. Нас было трое: я, Егор и Мартын [Даниил Мартынов]. Пешком идти было лень, и мы точно знали, что в гостинице есть велосипеды в свободном доступе. Правда, выяснилось, что их всего два, а нас ведь трое. Это не остановило нас. Только Егор мог увезти кого-то еще, потому что ни у меня, ни у Мартына не получалось. А когда Мартын присел к Егору на заднее колесо, оно прогнулось:). В ту ночь мы вдоволь насмеялись.

Илья Усов – о партнерах: кто думает про девочек, кто самый накачанный и у кого дед владеет заводом в Румынии

Ростислав Зиновенко (Ростик, Зина), вратарь:

«Ростик по жизни очень много улыбается. Одним словом – весельчак. Перед ответственными моментами мандражирует. Хотя, как видите, на чемпионате мира со своей работой справлялся. Юмор у него американский. Шутит по-черному».

Алексей Колосов (Колос), вратарь:

«Скромный, спокойный парень. Его почти не видно и не слышно. Всегда настроен на игру и готов показывать класс. Мне кажется, Колос с некоторыми парнями общается намного больше, а с кем-то почти нет. Но он такой, неактивный».

Владислав Колячонок, защитник:

«Если честно, не знаю, что о нем пишут и говорят. Влад – лидер как на льду, так и вне его. Всегда успокоит, поддержит. Если напихает, то по делу. Думаю, он самый умный игрок в команде. Если начинает говорить, всегда получается красиво и складно. Перед выходом на лед пересчитывает людей. Всегда все знает, а если не знает, уточняет у тренера. Самый ответственный в команде. Отлично справлялся с капитанскими обязанностями».

Даниил Паливко (Пэлл, Палива), защитник:

«Вроде тихий парень, но иногда может поддать жару. Хороший друг, никогда не подведет. В первый день чемпионата мира проходила выставка хоккейной атрибутики ССМ. На ней представляли игровую форму и клюшки этого бренда. Так получилось, что я, Палива, Колячонок и Оксентюк пошли на выставку вместе. Фишка в том, что форму только померять давали, а вот клюшки можно было забрать просто так. Хотя их было не так много. Первым клюшку схватил Колячонок, затем отдал ее мне. У него и так хватает. Не знаю, как это пережил Палива, потому что до конца чемпионата мира ходил за мной и приговаривал, мол, если тебе не понравится, ты знаешь, кому отдать:). Я с ней пару раз потренировался на мире, сейчас дома у меня лежит».

Александр Антошков, нападающий:

«Не самый общительный, зато самый обычный парень. Порой слишком серьезно воспринимает шутки. Самый здоровый в команде. Может быть, и загоняется по этой теме, кто его знает… Он очень накачанный!»

Егор Буяльский (Буля), нападающий:

«С Булей дружим очень давно, еще со времен «Юности». Это мой лучший друг. Наши семьи проводят много времени вместе, встречают праздники тоже вместе. Папа у него очень классный. Всегда встречает в аэропорту, домой подвозит. Почему-то сразу вспоминается куча историй из детства. Помню, как в лагере кувыркались по асфальту из-за того, что шумели ночью:).

Еще у него папа боксом раньше занимался, поэтому знает много тренеров. Вот и мы как-то попали к одному из них в зал. Нас выставили друг против друга в спарринг. Бились, бодались, махались на ринге, а потом папа Були решил дать сыну совет, как лучше бить. Егор повернул голову, а я не заметил этого и как дал ему… Он сразу повалился!

Этим летом гоняли на море отдыхать. Вышли на пробежку вдоль пляжа, вещи оставили на лежаке. Возвращаемся, вещей нет…»

Валентин Демченко, нападающий:

«Он младше остальных ребят, но дедовщины в нашем коллективе не было! Валик очень смешный парень. Бывает, сморозит какую-нибудь глупость, все поржут с этого. Космонавт такой. Кстати, по нему реально чувствовалось, что на год младше остальных».

Сергей Кузнецов (Кузя), нападающий:

Сергей Кузнецов слева.

«Обычный парень. Когда завершился чемпионат мира, мы решили с ним подойти к судьям, которые сидят в кабинках и следят за ходом матчей, чтобы попросить по шайбе на память. К сожалению, нам отказали и сказали, что их выделяют определенное количество на турнир, поэтому нельзя, все под счет. Когда шли обратно, нас подозвала девушка. Возможно, журналистка или фотограф и бросила нам шайбу. Мне повезло чуть больше, потому что я словил:). Кузя предложил поспорить в «камень-ножницы-бумага», но я был категоричен. Говорю ему: ты в следующем году еще съездишь и привезешь шайбу».

Даниил Мартынов (Мартын), нападающий:

«Очень хорошо общаемся. Реже его называют Мишкой. Не знаю, может, похож на него? Первое время в команде он отвечал за музыку. Ставил рэп, Коржа. В общем, все самое популярное. До Тимы Белорусских не доходило :). Затем его сменили тренеры. Например, Дмитрий Катаев. Еще Мартына очень часто подкалывали из-за того, что у его дедушки какой-то завод в Румынии. Кстати, говорили, что в этом сезоне он накосячил и в наказание исполнял румынский танец. Под столом лежали все! Жаль, я пропустил».

Евгений Оксентюк, нападающий:

«Самый заводила в команде. И, мне кажется, именно он чаще остальных думает о девочках :). В Швеции ему очень хотелось найти себе кого-нибудь, познакомиться. Только подходишь к нему, а он: «Смотри, вон пошла. Какая красивая… А как тебе эта? Может, вот к той?». В нашей гостинице работала очень красивая официантка. Оксентюк только о ней говорил, если видел ее. Когда она подходила к нашему столику, шутил, мол сейчас подкатит. Не знаю, что у них по итогу там получилось, но каким-то образом выяснилось, что она русская! И все это время понимала его :)».

Александр Пальчик (Палец), нападающий:

«На чемпионате мира жил со мной в одном номере. Постоянно подкалывал меня по поводу возраста: «Поживу с тобой две недельки и наберусь опыта…». Палец вообще с головой на плечах. В школе хорошо учится, старается. Видно, что ему не наплевать. Еще он не слушает рэп, предпочитает другую музыку».

Фото: странички «Вконтакте» Ильи Усова, Евгения Оксентюка, Даниила Мартынова, Сергея Кузнецова, Валентина Демченко, Александра Антошкова, Даниила Паливко, hockey.byIIHF  

Видео: Хоккей Беларуси

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+