Блог Перетрем

«Хотели зарабатывать деньги на YouTube». Большое интервью с одной из главных надежд белхоккея

Владимир Алистров – о жизни в Канаде, тяжелой травме и поисках себя.

Уже менее чем через месяц в Ванкувере состоится драфт Национальной хоккейной лиги. Еще в апреле центральное скаутское бюро лиги опубликовала список самых способных молодых хоккеистов, выступающих в Северной Америке. По их мнению, сразу три белоруса могут принять участие в драфте-2019. Это защитник Владислав Колячонок (31 позиция), а также форварды Алексей Протас (44) и Владимир Алистров (118).  

Все говорят про Колячонка, но еще два белоруса могут попасть на драфт НХЛ-2019. Протас и Алистров крутые

***

Владимир Алистров родом из Могилева. Первые шаги в хоккее сделал благодаря отцу, который привел сына в местную СДЮШОР. В 13 форвард неожиданно перебирается в Россию, а спустя три года возвращается оттуда поломанным. Следующий год могилевчанин провел в Раубичах со сборной U-17, однако самым ярким перформансом того сезона стало выступление на юниорском чемпионате мира. В определяющем матче со Швейцарией Алистров по-настоящему зажег, записав в актив шайбу и четыре ассиста. 

Отменную игру форварда заметили за океаном и позвали в «Эдмонтон Ойл Кингз». В Западной хоккейной лиге белорус набрал 38 баллов (12+26) и вместе с командой дошел до третьего раунда плей-офф. Посмотрите, какие чумовые шайбы забрасывал Алистров в этом сезоне. Две минуты настоящего кайфа.

В начале мая нападающий вернулся в Беларусь и спустя некоторое время пополнил кэмп молодежной сборной, готовившейся к Кубку Черного моря.

Влад Воронин сгонял в Раубичи и разузнал много интересного из прошлого и настоящего Владимира Алистрова.

- Пару недель назад ты вернулся в Беларусь. Заметил, что внимания со стороны журналистов и болельщиков стало больше?

– Честно говоря, не особо. Ко мне приезжали корреспонденты «Беларусь 2» и еще какой-то мужчина ради интервью. Однако мое общение с ними ограничилось буквально несколькими минутами. Поэтому не могу сказать, что избалован вниманием журналистов.

В течение сезона периодически читал тексты на спортивных сайтах, натыкался на видеонарезки моих шайб в Instagram или других социальных сетях. Естественно, здорово, когда о тебе пишут, говорят, но на это лучше не обращать внимание, чтобы не отвлекаться от главного – от хоккея. Чаще всего Леха Протас присылает мне ссылки [на материалы], а я, соответственно, ему. Если где-то о нас написали, мы любим скинуть друг другу, а потом обсудить.  

- Как думаешь, ты изменился за последний год?

– Нет, даже не сомневаюсь в этом. Может быть, стал немного увереннее, потому как провел сезон в такой лиге. Почувствовал, что могу играть на таком уровне и приносить пользу команде. Плюс ко всему, прожил этот год в другой стране, стал более самостоятельным. В остальном точно не изменился.

- Давно вернулся из Канады? Удалось побывать в родном Могилеве?

– Если не ошибаюсь, последний матч в Канаде был 29 апреля. После этой игры ко мне и Андрею Павленко – мы играем в одной команде – подошел генменеджер и сообщил, что купил билеты домой на 1 мая. Получается, в запасе оставалось еще два-три дня, чтобы попрощаться с [принимающей в Канаде] семьей, собрать чемоданы и подготовиться к вылету. Вечером 1 мая мы прилетели в Минск, из аэропорта меня забрали родители и привезли домой. В Могилеве отдыхал около трех дней, а затем приступил к тренировкам со сверстниками. Почему с ними? Основная команда [Могилева] и фарм давно завершили сезон. Поэтому несколько тренировок провел с юниоркой, то есть с ребятами 2001-2003 годов. Кстати, попасть на лед в тех числах было довольно-таки проблематично, так как проходил детский турнир и, как чаще всего бывает, график работы льда был расписан по минутам. Впрочем, с ребятами своего года покатался буквально два раза, а спустя недельку приехал в Раубичи для подготовки к турниру в составе U-20.

- Давай откровенно: из Канады хотел поскорее вернуться домой?

– Возможно, хотя годом ранее отыграл сезон в составе Раубичей, поэтому и тогда редко появлялся в Могилеве. А если еще отмотать время назад, можно вспомнить три года в Дмитрове. Получается, последние пять лет провел вдали от родителей, поэтому должен ко всему привыкнуть. Хотя, конечно, а концовке сезона немного подустал психологически. Однако пытался выбросить из головы посторонние мысли, как-то отвлечься. Мое мнение: все это могло сказаться на игре и помешать. Если хотя бы в одной из игр потеряешь концентрацию или не будешь сосредоточен на все сто, соперник моментально накажет.

- Тебе вообще легко дался переезд в Канаду?

– Нет, перед отъездом разговаривал со знакомыми, которые уже побывали в Канаде. Очень сильно помогли советами пацаны 1999 года, которые оказались за океаном годом ранее. Помню, как старался выяснить у них каждую деталь, каждую мелочь, чтобы подготовиться к поездке.

- Вспомни первый день в Канаде. Как? Куда? С кем?

– Могу ошибаться, но прилетели в Канаду мы днем. Имею в виду себя и Андрея Павленко. В аэропорту нас встретили генменеджер и тренер команды. Честно говоря, было неожиданно и очень приятно увидеть их там. Если генменеджер и так планировал приехать за нами, то появление тренера немного застало врасплох. В прошлом сезоне Андрей [Павленко] выступал за «Эдмонтон Ойл Кингз», но по причине неудачных результатов в команде полностью сменилось руководство, включая тренерский штаб и генменеджера. Поэтому, можно считать, мы оба были новичками для них. Затем генменеджер посадил нас в машину и развез по домам. К счастью или к сожалению, мы жили в разных семьях. Думаю, если бы нас поселили в один дом, все общение замкнулось бы на одном человеке. Полагаю, в таком случае мы бы ни с кем не контактировали и жили в своем маленьком мирке.

Андрей Павленко

- Какие были первые впечатления от семьи?

– Меня встретили на пороге дома и провели до комнаты. Генменеджер сразу предупредил семью, что парень практически не знает английского. Поэтому они [члены семьи] не стали навязываться и задавать кучу вопросов. Лишь провели небольшую экскурсию по дому: показали, куда можно ходить, куда нет, где ванная, кухня и так далее. Наверное, одна из первых фраз, которая прозвучала в тот вечер: «Если захочешь есть, сразу приходи, не стесняйся»:). Что касается семьи, детей там не было. Вернее, были, но уже очень взрослые, примерно по 25 лет.

Насколько мне известно, в некоторых семьях живет сразу несколько приезжих пацанов, но моя семья всегда брала одного человека. Возможно из-за того, что дом не такой здоровый, как у остальных. Ведь, по сути, была одна свободная комната, которая находилась на минус первом этаже. Грубо говоря, в подвале:). Когда только-только приехал, стал не спеша раскладывать вещи, каждую подолгу перебирал. Хотел растянуть время. В итоге провел в комнате, наверное, около двух часов, затем вышел, пожелал всем доброй ночи и лег спать. Все-таки дорога дала о себе знать, да и эмоций немало пережил.

Помню, первое время боялся выходить из комнаты и видеться с семьей. Единственное, что меня хоть как-то могло заставить [выйти] – чувство голода. Перед тем как подняться на кухню, открывал переводчик и гуглил необходимые слова. Пытался запомнить и не забыть, пока дойду до кухни:). Кое-что легко запоминал, а с некоторыми словами были проблемки. Вроде как примерно через недельку стал чуть спокойнее общаться с семьей, хотя и по-прежнему не без помощи переводчика. При мне в семье старались говорить как можно медленнее, не ленились пользоваться переводчиком. Прикол в том, что до меня в этой семье жил Артем Балтрук (хоккеист сборной Беларуси U-20 – Tribuna.com), а также парни из Словакии, Латвии. Мне кажется, за столько лет они привыкли к такой жизни и к тому, что не все владеют в совершенстве английским. Честно, когда ехал в Канаду, был уверен, что относиться ко мне будут гораздо хуже. Почему-то казалось, что люди не могут быть так добры к гостям. Со временем все мои подозрения отпали сами собой. Семья [в Канаде] действительно мне очень помогла, и я благодарен этим людям за все.

- У тебя что, английский вообще был нулевым?

– Лишь минимально понимал :). В школе не было времени учить, поэтому пришлось экстренно взяться за язык непосредственно перед вылетом. На все про все у меня был где-то месяц. Начал активно ходить к репетитору, смотреть видео, фильмы на английском и так далее. К сожалению, нужного результата это не принесло. Перед отъездом понимал, что придется наверстывать в Канаде.

- Тебя это не отвадило от поездки?

– Нет, об этом практически не думал. Может быть, переживал по поводу того, что там будет какой-то сверхъестественный уровень [в хоккее], запредельные скорости, которые не потяну. Были сомнения: смогу ли на равных конкурировать с ребятами, получать в достаточном количестве игровую практику. Хотя едва ли не каждый, с кем довелось пообщаться перед вылетом, уверял, что у него были такие же мысли и что не стоит загоняться на эту тему. По итогу все парни, которые доезжали до Канады, чувствовали себя комфортно и вполне уверенно. Что касается меня, конечно, первые игры получились нервные и только через некоторое время втянулся. Естественно, парни, которые задрафтованы клубами НХЛ, выделялись. С ними было тяжеловато тягаться, а вот на фоне остальных выглядел довольно прилично.

- Давай чуть позже поговорим о команде. За год сумел выучить язык?

– Думаю, да. По крайней мере, стал намного лучше говорить, чем до приезда. Если в середине сезона еще побаивался с некоторыми начинать разговор, то ближе к отъезду меня было не остановить :). Уже не стеснялся переспрашивать, задавать уточняющие вопросы. Просил объяснять, если что-то не понимаю, а не просто кивать в надежде, что прокатит и так. Самое главное – не бояться говорить, а спустя время можно где-то даже пошутить.

- Слушай, ты же мог вляпаться в какую-нибудь историю, например, по дороге с тренировки… Что тогда, как быть без английского?

– Обычно домой меня подвозили парни из команды. В Канаде чуть ли не у каждого подростка есть машина, потому что водительские права можно получать с 16. Не вспомню, был ли хоть один канадец в команде, у кого не было бы машины… Кстати, я жил не совсем в Эдмонтоне, а в 15 километрах от него, в городе Шервурд-Парк. Дорога от дома до ледового дворца занимала около получаса. Благо по соседству жил парень, который возил на тренировки. Честно скажу, первые дни было стремновато садиться к нему в машину. Вдруг спросит что-то или предложит куда-то поехать, а я не пойму его и соглашусь. Скорее всего, с ним в команде больше всего и общался, если не брать Андрея.

- Что за город Шервурд-Парк?

– Уместно сравнить его с Раубичами:). Представь, большой частный сектор, где только дома и пара магазинов. На этом все! В городе нет как такого центра, куда можно выйти и прогуляться.

- Часто бывал в Эдмонтоне? Что видел?

–  Нет, редко. Конечно, во время перерывов между тренировками могли пройтись с Андреем по городу, но назвать те прогулки регулярными не могу. Хотя, стоит сказать, наш ледовый [дворец] находится в самом центре [города], поэтому была возможность увидеть практически весь город. Если же куда-то и выходили, то чаще всего до торгового центра и обратно. Строго по одному маршруту.

- Какой-то крутой ТЦ?

– Ха-ха, ты никогда такой не видел :). Он просто гигантский! Если утром зайти внутрь и поставить цель полностью его обойти, то в лучшем случае закончишь ближе к вечеру. На это реально уйдет целый день, я не преувеличиваю. В этом ТЦ не только магазины, кафе на любой вкус, но даже аквапарк есть.

- Какие выводы сделал: жизнь в Канаде отличается от нашей?

– Естественно, правда, мне сложно привести конкретный пример. Многие говорят, что люди в Канаде добрее – соглашусь с ними. Не уверен, что если бы приехал из Канады в Беларусь, здесь ко мне относились бы так же, как там. Главный тренер, доктор, тренер по физической подготовке, человек, который точит коньки (не знаю, как правильно называется его профессия) – все старались помочь и сделать мое пребывание в Канаде как можно лучше. Еще заметил отличия в еде. Порой так хотелось домашней кухни… Наверное, больше всего скучал по пельменям и маминым котлетам, а еще отбивным. Пойми, в Канаде нет этого. Там вся еда высокой прожарки, разные стейки и так далее. В каком-то плане даже устал так питаться.

- Расскажи о самом обычном дне в Канаде. Как он проходил?

– Утром ехал в школу и занимался два часа с репетитором, затем меня подвозили до дворца. Начиналась тренировка с работы на земле, чаще всего в зале. Как уже говорил, следом был перерыв на два часа. За это время большинство ребят успевало пообедать, многие приносили с собой контейнеры и кушали. Как таковой комнаты отдыха во дворце нет, поэтому кто-то лежал в раздевалке и смотрел в потолок, кто-то сидел в телефоне, остальные кушали и смотрели телевизор. Затем была тренировка на льду, после заминка и по домам. Получается, реальная занятость с 9 до 16.

- Что потом делал?

– Периодически играли с Андреем в бейсбол и футбол – благо он жил неподалеку от меня. Пешком минут 20. Обычно встречались на нейтральной территории и общались, но чаще играли в бейсбол. Этот вид спорта очень популярен в Канаде – у моей семьи дома лежала куча бит, мячей, ловушек. Канадцы большие любители этой игры. Жаль, не удалось выбраться на матч профессиональных команд. А так, чтобы скоротать время, гуляли с Андреем и дышали свежим воздухом.

- В кино могли сходить?

– Блин, тренеры и родители постоянно твердили: ходи в кино, смотри телевизор, чтобы лучше понимать окружающих и быстрее выучить язык, но мы ни разу так и не добрались до кинотеатра :). Куда чаще бывали в кафе.

Ничего необычного с нами не происходило. За исключением того, что каждое воскресенье у нас была игра, а затем встреча с болельщиками, на которой расписывались на карточках, фотографировались. В общем, чувствовали себя звездами. Бывало, кто-то из них [из болельщиков] подойдет и спросит что-нибудь, а я не знаю, что ответить. Было так неудобно, когда люди ко мне обращались, а в ответ – молчание. Наверное, успевали подумать обо мне всякое:). Поэтому приходилось пацанам из команды отвечать за меня.   

- По дому заставляли что-то делать?

– Нет, меня не привлекали к домашним обязанностям. Вообще, мое общение с семьей было минимальным. В основном ограничивалось какими-то просьбами, мол, если что-то берешь, клади на место. Если в холодильнике была какая-то еда, могли подойти и сказать: не трогай, это для сына или дочки. В принципе, на этом все.

- Еще один момент, который не очень понял. Почему в школе ты занимался с репетитором?

– Первые полгода в школе действительно занимался исключительно с репетитором. Самое забавное, что этот человек не знал русского. Помимо меня он занимался с людьми из разных стран и профессий, не только спортсменами. Остальные парни ходили на уроки, учились вместе. У меня был репетитор четыре раза в неделю на протяжении полугода. После нового года поучился еще два месяца, а со стартом плей-офф перестал ходить в школу. Обычных предметов вроде химии, биологии у меня не было.  

***

- Давай поговорим о команде. Как прошло знакомство с парнями?

– Скажем так, впервые ледовый дворец увидел за пару дней до старта сезона. Однако начать тренироваться не мог, потому что не было хоккейной экипировки, ее полностью выдает клуб. Примерно через пять дней с момента моего приезда начался так называемый кэмп новичков. Несмотря на то, что у этих тренировок такое название, на самом деле на них присутствует чуть ли не вся команда и, может быть, парочку ребят из других команд, которых пригласили на просмотр. Еще на кэмпе новичков много молодых ребят по 15-16 лет, которые в будущем окажутся в этой команде. А летний сбор – возможность проявить себя, почувствовать уровень. Думаю, всего нас было около 40 человек на кэмпе. Что касается знакомства с командой, оно происходило как-то неосознанно. Дело в том, что в какой-то из дней приезжаешь во дворец и собираешь себе форму. Получается, в начале коридора стоит станция или пункт, не знаю, как лучше назвать, где выдают, например, шорты. На следующем – кроссовки, затем – майки и так далее. Еще нужно заполнить листик с вопросами о себе. Можно сказать, шведский стол, но только из одежды:). Пока проходишь все станции, естественно, непроизвольно со всеми знакомишься. В конце фотографируешься.    

- Что за парни были в команде?

– Мое мнение: в каждой команде, независимо от страны, есть как тихие ребята, так и бунтари, которые могут накричать. Есть пафосные или, например, те, кто постоянно сидит в сторонке. Были также парни, которые все время ходили по двое или по трое, а посторонних близко не подпускали. Думаю, это норма и такое везде встречается.

- Обычный канадский парень отличается от белорусского?

– В некоторых моментах – да, но привести конкретный пример не могу. Может быть, поведением или взглядами на некоторые вещи. Еще раз скажу, чуть ли не у всех парней в команде были машины, а это ведь о чем-то говорит. Вообще, и я мог попробовать получить [водительские] права, но проблема в том, что пользоваться ими в Беларуси нельзя. Там ведь канадские или американские документы, а у нас международные. Было бы замечательно найти время и сдать на права в Беларуси, тогда смог бы гонять на машине в Канаде.

- Вообще, как часто тренировались, играли?

– По-разному, иногда была одна игра в неделю, иногда три-четыре. Выходные у нас случались редко. Так как график постоянно менялся, тренер писал сообщения и предупреждал, если что-то изменилось – например, игра сдвинулась на час. Прикол в том, что не было командного чата в WhatsApp или Telegram, как это делается обычно, все писалось лично. Если на арене концерт и придется проходить секьюрити, об этом тоже предупреждали.

- Слышал, у вас очень крутая арена на 16 тысяч. Как тебе игралось на ней?

– Могу ошибаться, но, по-моему, даже 17 [тысяч]. Хотя, конечно, на наши игры столько людей не собиралось. В лучшем случае около семи-восьми тысяч. Все-таки это не НХЛ, где арена всегда заполняется на сто процентов. Мне лишь однажды удалось побывать на такой игре. В качестве подарка на Новый год, нам раздали по билету на матч НХЛ. Мы сгоняли всей командой и получилось очень круто. Атмосферу во время игры не описать словами. К сожалению, самостоятельно покупать билеты на такие матчи очень дорого. Там ведь нет проблем с посещаемостью, поэтому никого на хоккей не загоняют:). Если не ошибаюсь, был еще день бойскаута, когда на игру пришло много детей по восемь-десять лет. Потом большинство ребят остались ночевать в ледовом дворце. Была какая-то акция.

- Главная команда тренируется на одной арене с вами?

– Да, обычно тренировка у нее начиналась в 10 утра, а мы тренировались следом, начинали около 12. Естественно, пересекались со многими хоккеистами, например, когда шли в раздевалку или на лед.

- О чем думаешь в такие моменты?

– Смотришь с открытым ртом и забываешь обо всем на свете :). Очень полезно наблюдать за тем, как они [хоккеисты главной команды] тренируются. Это ведь тоже своеобразный опыт находиться бок о бок с такими звездами. Каждый из них по-разному ведет себя во время тренировок. Некоторые сдержаны, сосредоточены, а кто-то постоянно шутит. Мне кажется, нет разницы: НХЛ, КХЛ или белорусский чемпионат. Везде есть люди на позитиве и те, кто более серьезен.

- Почувствовал разницу в атмосфере между своей командой и, например, сборной?

– Наверное, мне было тяжеловато находиться в «Эдмонте», потому что большую сезона держался как бы в стороне от команды. К примеру, партнеры посмеялись с какой-то шутки, а до меня пока дошло, уже никто  и не смеется :). Конечно, атмосфера была другой, но только потому, что я не говорил на английском. Думаю, там было хуже, чем в сборной. Отличий на самом деле очень много. По крайней мере, организация в Канаде на совершенно ином уровне.

- О чем ты?

– По большей части о тренировочном процессе. Периодически к нам приходили тренеры, которые специализируются на чем-то одном, например, на бросках или катании. И тренировки эти были не командные, а персональные. Главный тренер составлял список тех, кто идет к одному тренеру, кто к другому. В ледовом дворце было две хоккейный площадки: основная и тренировочная. Вот нас и распределяли между ними.

- Как оцениваешь выступление своей команды в этом сезоне?

– Не стану врать, очень хотел взять Кубок, правда, чуть-чуть не повезло. Немного не хватило для выхода в финал. Если учитывать тот факт, что у нас самая молодая команда в лиге, считаю, выступление вполне достойное. В прошлом сезоне «Эдмонтон Ойл Кингз» вообще финишировал на последнем месте, затем произошла смена тренера, генменеджера и в целом всего руководство. Видимо, наш успех стал возможен в том числе благодаря хорошей работе тренера. У него, кстати, более 700 матчей в НХЛ в качестве игрока. Также есть опыт работы помощником в клубах НХЛ – у этого человека есть чему поучиться.

- Сильно огорчился поражению в полуфинале?

– Вообще, это был первый серьезный плей-офф в карьере. Несмотря на то, что в позапрошлом году играли вместе с Раубичами [U-17] против «Шахтера» и проиграл 1:3 в первом раунде. Тогда почему-то не было так обидно, как в этом году. Видимо, это связано с тем, что впереди нас ждал чемпионат мира и на тот момент все мысли были только о нем. Сейчас, конечно, огорчен таким исходом сезона. Жаль тех ребят, которые последний сезон в команде и по возрастному лимиту не подходят. Еще неприятно вылетать в полуфинале, потому что ты как бы в одном шаге от трофея и практические представляешь, как поднимаешь его над головой. Мы уступили команде Лехи Протаса и Сергея Сапего. Рад за пацанов, что они победили в финале.

- Судя по всему, Протас – твой лучший друг. Какие чувства испытываешь, когда играешь против него?

– Если честно, у нас даже несколько микростычек возникло по ходу серии:). Могли во время вбрасываний перекинуться парочкой слов. Да, ты прав, мы действительно лучшие друзья. Поэтому к «Принц Альберт Рэйдерс» относился как к сопернику, а к Протасу и Сапего были какие-то странные чувства. Понимал, что это мои друзья, но старался не думать об этом на льду.

- Вы часто виделись, пока жили в Канаде?

– Нет, между городами большое расстояние, поэтому увидеться там было практически нереально. Вообще, наша самая ближняя поездка – четыре часа до Калгари, а самая дальняя – 16 часов. Такие поездки тяжело проходят. Что касается Протаса и Сапего, они жили примерно в шести часах езды. Мы могли пересечься где-нибудь в подтрибунке по окончании очных матчей.

- Если подвести итог твоего выступления в Канаде, не жалеешь, что решился на переезд?

 Нет, конечно. Думаю, это шаг вперед и полезный опыт сыграть в такой лиге, с такими соперниками, которые задрафтованы клубами НХЛ. Приятно было с ними побороться, посмотреть, в каких компонентах уступаешь, где необходимо прибавлять. И совершенно не важно: речь о партнерах или противниках. Ведь учиться можно у любого.   

- Не расстроился, что из-за плей-офф пропустил юниорский чемпионат мира в этом году?

– Не стану скрывать, очень хотел помочь парням. Но невозможно разорваться на несколько фронтов – сыграть в плей-офф за свою команду и параллельно на чемпионате мира. Скорее всего, если бы я только намекнул тренеру, что поеду выступать за сборную, думаю, дорога в «Эдмонтон Ойл Кингз» была бы для меня навсегда закрыта. Вот если бы мы вылетели не в третьем раунде, а хотя бы во втором, тогда бы еще мог попытаться приехать в сборную. Могу ошибаться, но закончили выступать мы примерно одновременно со сборной.

Естественно, следил за выступлением ребят на мире, старался глянуть хотя бы период их матча. Потому что зачастую в это время нужно было то ли спать ложиться, то ли на тренировку идти. Хотя за статистикой команды, индивидуальными показателями ребят и голами, в принципе, наблюдал. 

- Думаю, сейчас ты мог бы легко остаться в Могилеве и отдохнуть после длительного сезона, но решил приехать в U-20. Почему?

– Понимаешь, если надолго останусь безо льда, это отрицательно скажется на моей физической форме, растеряю кондиции. В Могилеве сейчас невозможно тренироваться. Конечно, можно было остаться и работать в тренажерном зале, но это совсем другое. Плюс приятно сыграть за сборную на таком турнире. Это опыт, который пригодится в дальнейшем.   

- Неужели не хотелось на некоторое время отвлечься от хоккея и, например, сходить в любимое место в Могилеве?

– Не знаю, у меня нет таких мест. Когда приехал, сходил с друзьями и девушкой в новое кафе, которое только-только открылось.

- Кстати, девушка тебя ждала, пока ты был в Канаде?

– Да, общались с ней все время по телефону, интернету. И с родителями то же самое: skype, WhatsApp.

- Как родители отпустили тебя в Канаду?

– Очень легко, за столько лет привыкли. Повторюсь, это уже пятый год без семьи. Сейчас родителям намного легче, чем во время первой поездки в Дмитров. Вот тогда, думаю, им было реально тяжело, особенно первое время. 

- Почему несколько лет назад решил уехать из Могилева и перебраться в Дмитров?

– Это был шаг вперед, все-таки на тот момент играл в Могилеве, в белорусском чемпионате. Думаю, это не так престижно и перспективно, как в российском первенстве. Хотя меня туда никто не приглашал, сам узнал о возможности и приехал на просмотр в «Витязь», правда, туда меня не взяли. Затем тренер, который сказал мне нет, перебрался в Дмитров и предложил поехать за ним. Пойми правильно, эта команда играла в другом чемпионате, более сильном, чем наш. Регулярно играть с такими командами, как ЦСКА, московские «Динамо» и «Спартак», хорошее дело.  

- Только по этой причине переехал?

– Да, был тот самый возраст, когда хоккеисты постарше – твои знакомые и друзья – уезжают в другие клубы. Естественно, и мне хотелось попробовать, каково это – вообще переехать в другую страну, в более сильный чемпионат. В какой-то момент это даже стало маленькой мечтой – сыграть с топовыми командами вроде ЦСКА. На тот момент чемпионат России был очень сильным.

- Расскажи о жизни в России.

– Мне было около 14, когда переехал. В Могилеве учился в самой обычной школе, а в Дмитрове – в спортивном классе. Еще прикол в том, что обычно в России детей отдают в школу с семи лет, а у нас с шести. Поэтому учился с пацанами 2000 года, а играл за 2001-й. Честно говоря, поначалу это было не совсем удобно, как-то непривычно. Хорошо хоть в «Дмитрове-2000» играл белорус Артем Шапиро, с которым мы знакомы по временам выступления за могилевскую команду. С ним общался в школе, сидел за одной партой, а тренировался со своей командой. Что касается Дмитрова, то он находится в Подмосковье, примерно в 40 километрах от Москвы, хотя могу ошибаться. По крайней мере, на электричке за час добирались до столицы. Жили в интернате, но называли его красивым словом база:). На базе жили все иногородние парни, причем ребята были со всей России. 

 

- Твой первый тренер Александр Иванчиков рассказывал, что в Дмитрове тренеры тебя перегружали, поэтому ты принял решение уехать. Это правда?

– Не совсем. Грубо говоря, в Дмитрове отыграл три сезона. Если быть совсем уж точным, то два с половиной. В команде все было замечательно, но, к сожалению, в одной из игр получил травму. Тренер не мог подумать, что это настолько серьезная травма. Никто в тот момент не предполагал, что придется делать операцию и только советовали: «Тренируйся, ничего страшного, скоро пройдет». Причем говорили об этом даже врачи, мол, это мелочи, ерунда, скоро заживет. Правда, боль вообще не уходила. Александр Владимирович [Иванчиков] хоть и сказал, что я надорвал мениск, но это не совсем так. На самом деле у меня повредилась четырехглавая мышца. Вернее сказать, был легкий надрыв. Поэтому пришлось немного подшить :).

Повреждение получил во время игры. Решил пойти в обыгрыш, видимо, кому-то это не понравилось. Соперник выставил колено, а я об него ударился бедром. Спустя две недели вернулся в Могилев. В итоге там и остался. Вроде бы в клубе нормально восприняли эту ситуацию.  

- Как думаешь, соперник умышленно выставил колено?

– Если честно, прошло уже столько времени, что трудно вспомнить. По-моему, удаления ему не дали. Мы можем лишь строить догадки: был у него какой-то злой умысел или нет. Помню, что с огромным трудом покинул тогда площадку. Спустя время вернулся в Могилев, мне сделали операцию, после которой месяц восстанавливался. Затем потренировался со сверстниками в Могилеве и уехал в U-17.

- Страшно было ложиться на операционный стол?

– Да, ведь это была моя первая операция. Хотя врачи уверяли, что ничего серьезного и ни коим образом вмешательство на моей карьере не должно отразиться. Необходимо было только немного подшить и пережить :). Сложнее дался месяц после операции. Не знал, чем себя занять, как отвлечься. Очень хотел на тренировку, скучал по льду. Смотрел трансляции матчей своей команды и грустил, что меня я не с парнями. После месячного перерыва вернулся в свою школу, доучился, а на следующий год перебрался в Раубичи. Как раз накануне 11 класса. Годик отыграл в U-17, удачно провел чемпионат мира, и после него получил предложение от «Эдмонтон Ойл Кингз».

- Хоть раз думал о том, чтобы завершить карьеру?

– Да, естественно, такие моменты бывают, когда ничего не получается. Иногда думаю, может, хоккей – это не мое, а затем понимаю, что если не хоккей, то ничем другим, наверное, не смог бы заниматься. Даже сейчас периодически проскакивают такие мысли. Бывают моменты, назовем их черные полосы, когда совсем не идет игра. И тогда думаешь: зачем я здесь вообще?

- Что тебя мотивирует в такие моменты? Как стараешься отвлечься?

– Не знаю, просто понимаю, что хоккеем занимался всю жизнь, шел к этому, и теперь глупо сдаваться. Говорю себе: нужно немножко потерпеть. Если в один день что-то не получается, это не повод заканчивать карьеру и отказываться от мечты. Наверное, у каждого спортсмена в карьере бывают такие периоды, поэтому стараюсь смотреть матчи профессиональных хоккеистов и представлять себя где-то рядом.

- Кто тебя впечатляет больше остальных?

– Когда играл в Могилеве, смотрел различные видео и наслаждался игрой Патрика Кейна, который сейчас выступает за Чикаго. Еще очень нравится Макдэвид. В общем, техничные игроки, у которых можно подсмотреть что-то интересное в игре.

***

- Давай поговорим о вашем YouTube канале. Откуда вообще такое хобби?

– Все началось во время позапрошлого сезона, когда играли за Раубичи. Чья это идея... Хм, даже не знаю, не могу вспомнить. Наверное, инициатором стали я и Антон Седов. Как-то увлеклись блогерством и стали смотреть всякие пранки, челленджи в Instagram и на YouTube. Затем подумали: почему бы нам не замутить свой канал? Неужели мы хуже? Сняли первый видос и закинули в Instagram, правда, там ведь лимит есть по времени. Поэтому еле-еле вложились в минуту. И коллективно приняли решение, что все-таки на YouTube возможностей больше. Хотели даже зарабатывать деньги на этом :). Конечно, понимали, что серьезных денег мы не заработаем, но какие-то копейки – почему нет? Попросили знакомых пацанов рекламировать канал. Все-таки хоккейный мир тесен. Не всем нравилось наше занятие, но многие положительно отнеслись к затее. К сожалению, это дело загнулось, когда я и Леха Протас уехали в Канаду. Антон [Седов] остался здесь, но одному ему было не по кайфу этим заниматься, и канал заглох. Может быть, сейчас подъедет Леха Протас и попытаемся возродить канал. Такие мысли есть. 

- Почему канал называется «РЕЖЕМ КОЗ»?

– Честно говоря, мы долго размышляли, как лучше назвать канал, и путем долгих дискуссий пришли в такому варианту. В нашей команде играет Дмитрий Козорез, поэтому от его фамилии и отталкивались в названии. Правда, об этом он узнал чуть позже, но вроде как нормально воспринял.

- Кто занимался монтажем?

– У нас было много свободного времени, поэтому все вместе. Антон [Седов] скачал приложение на телефон, в нем и монтировал. Стоит сказать, что у нас не так много видосиков, как некоторые сейчас подумают, не больше десяти.

Наш классный руководитель знала о канале, поэтому предложила снять что-то прикольное для выпускного. Естественно, мы придумали очень смешной сценарий, и все вроде как вышло забавно, но видеоператор, то ли киданул нас, то ли не успел заснять. В итоге эту сцену с выпускного мы до сих не увидели. Смысл в том, что одна часть видоса снималась в актовом зале, а вторая в Раубичах. По плану я улетаю на луну или на планету, а перед вылетом Леха Протас задает мне смешные вопросы. У Антона [Седова] роль ведущего новостей, и он начинал, мол, сегодня исторический момент, а затем передал слово Лехе [Протасу], который брал у меня интервью. Потом на экране что-то выводилось, будто бы я улетаю и прилетаю на необитаемую планету. На самом деле это были Раубичи :). 

- Выпускной хоть крутой получился?

– Если честно, не очень. Подкачала организация. Все как-то очень странно, поэтому получилось так себе. Помимо нас на выпускном был параллельный класс – местные из Раубичей и соседних деревень.

- Сложно было учиться в школе в Острошицком городке?

– Пацаны, которые учились раньше, говорили: «Ай, ерунда, будет легко». На самом деле было не так и просто – в день по четыре урока. С одной стороны, это нормально, но ведь учиться все равно заставляли. Приходилось сдавать экзамены, готовиться к ним. Может, в десятом классе и было легко, но про 11-й не могу так сказать.

***

- Близится момент, которого ждут, наверное, все молодые хоккеисты – драфт НХЛ. Как думаешь, получится?

– Посмотрим, осталось недолго ждать. Думаю, все, что было в моих силах, уже сделал.

Помню, как в прошлом году просыпался ночью и смотрел, как драфтуют Еременко и Шаранговича. Блин, это такой волнительный момент, когда обновляешь страницу и каждый раз добавляется новая фамилия, а рядом название команды.

- В этом году будешь смотреть или ляжешь спать, чтобы не волноваться?

– Конечно, буду. Даже не обсуждается.

Фото: личный архив Владимира Алистроваhockey.by, страница «Вконтакте» Андрея Павленко,  hcmogilev.by,  belarushockey.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья