Блог Пит-стоп

«Много крови и интриг – в лучших традициях итальянской драмы». Что нам самом деле произошло между Алонсо и «Феррари»

Авторитетный журналист Марк Хьюз рассказывает об истинных причинах расставания испанского гонщика с итальянской командой.

Между 1991 и 2004 годами для «Феррари» просматриваются очевидные параллели. В обоих случаях босс покидал команду по ходу сезона, а на его место приходил человек, который принимал спорное решение расстаться с главным активом Скудерии в лице супер-звездного гонщика. Но что еще более странно, новый руководитель уходил из команды спустя несколько недель после потери гонщика и его заменяли другим человеком.

В 1991 году отношения руководителя конюшни Чезаре Фьорио и Алена Проста перешли в режим открытой враждебности – причиной стали слова француза о том, что «Феррари» не заслуживает чемпионского титула, произнесенные из-за отказа Фьорио применить командную тактику в угоду Просту. В 1991-м Скудерия не претендовала на титул – «Феррари» 643 была машиной, с которой Прост не мог выиграть даже гонку, не говоря о победе в чемпионате. Фьорио был уволен в середине сезона и заменен на Марко Пичинини, который и руководил командой в тот момент, когда Прост осмелился критиковать болид «Феррари» и был за это якобы уволен. Сам Пичинини покинул свой пост спустя несколько недель – и заменен на Луку ди Монтеземоло. Просматриваются удивительные параллели с сезоном-2014, не правда ли?

Временной цикл, потребовавшийся на завершение революции, занял 23 года. Возьмите сезон-2014 и замените F14 T на 643, ди Монтеземоло на Фьорио, Алонсо на Проста, Марко Маттиаччи на Пичинини и Маурицио Арривабене на все того же ди Монтеземоло! Это показывает, насколько специфично работают в Маранелло, независимо от конкретных реальных людей. Динамика итальянской корпоративной политики осталась неизменной, а на «Феррари» оказывается просто колоссальное давление результата – как внутри Италии, так и со стороны могущественных людей «Формулы-1». Падение конкурентоспособности является в «Феррари» более недопустимым, чем в любой другой команде.

Однако в 2014 году был фактор, который оказывал на команду дополнительное давление: выпуск акций «Фиата» и «Крайслера» на Нью-Йоркскую фондовую биржу. «Феррари» – олицетворение данной корпорации. А «Формула-1» является главной витриной для «Феррари». Нынешний сезон стал крайне неудачным временем для демонстрации плохих выступлений, которые, в потенциале, могут стоить корпорации миллиардов долларов. Если бы «Феррари» выступала на уровне любого сезона после 2008 года – то есть была конкурентоспособной и выигрывала гонки, даже при иллюзорных шансах на титул, – то она бы выстояла, даже несмотря на такой уровень внимания. Однако болид F14 T оказался слишком медленным, и началось разрушение всей структуры.

Как и в 1991 году, инструментом давления стало руководство головной компании – «Фиата». Замените Серджио Маркионне на Джованни Аньелли. Смесь оказалась настолько легко воспламеняющейся, что попытки одного из величайших пилотов изменить ситуацию в лучшую для себя сторону с точки зрения гоночных перспектив привели к появлению летальной искры. Алонсо, как и Прост, видел, что лучшее время в его карьере разбазаривается плохими решениями руководства и вполне объяснимо чувствовал себя расстроенным и бессильным.  Как и Прост, Алонсо отреагировал рассказом об истинном положении дел.

Руководители «Феррари» в 2014 году (как и в сезоне-1991) не стерпели угрозу своему авторитету в тот момент, когда они сами находились под испытующими взглядами боссов. Более того, рост мастерства пилота и его признание широкой общественностью как одного из величайших гонщиков лишь добавило давления на команду, которая выступала ниже своих возможностей. Поэтому Маттиаччи дал Алонсо уйти, как и Пичинини – Просту. По причинам, как кажется, не связанными с данным шагом, в «Фиате» затем решили, что с обязанностями руководителя лучше справится другой человек. Много крови и интриг – в лучших традициях итальянской драмы.

Флавио Бриаторе пытался провести сделку по обмену между «Феррари» и «Мерседесом» – Льюиса Хэмилтона на Фернандо Алонсо

Однако на этот раз есть несколько ключевых отличий – и то, что я напишу в дальнейшем, будет сделано на основе слов, сказанных многими людьми, которые были вовлечены в ситуацию, но оставались за кулисами, и согласились на это исключительно на условиях анонимности (то есть, разрешили использовать их данные, но запретили прямые цитаты). Одним из факторов отличия ситуации 1991 года от 2014 года является то, что Алонсо уже пытался уйти из команды. Однако в тот момент, когда со своего поста ушел ди Монтеземоло, Фернандо начал думать, что для него может быть лучше остаться в «Феррари» еще по крайней мере на год. Подобную логику легко понять: на сезон-2015 свободных мест не было ни в «Мерседесе», ни в «Ред Булл» – в двух наиболее привлекательных для него командах.

Менеджер Алонсо Флавио Бриаторе этим летом пытался провести сделку по обмену между «Феррари» и «Мерседесом» – Льюиса Хэмилтона на Фернандо Алонсо, – которая провалилась из-за того, что Тото Вольфф не захотел нарушать равновесие в паре Хэмилтон-Росберг. Да, у них были некоторые проблемы, связанные с непосредственным сражением за титул, но взаимоотношения Хэмилтона с Росбергом не были отравленными – никто из них не обладает насколько доминирующей личностью, чтобы дошло до такого. А переход Алонсо, по мнению Тото, повлиял бы на функционирование команды, поскольку она работает не так, как предпочитает испанец.

Более того, сам Хэмилтон вряд ли бы согласился на сделку, которую ему предлагали. В то время как Бриаторе работал над сделкой, Маттиаччи пытался продлить контракт с Алонсо на три года. Руководитель «Феррари» полностью понимал ценность наличия в команде возможно лучшего гонщика в мире в данный момент, но Алонсо раз за разом отказывался подписать долгосрочное соглашение.

Таким образом, в итоге Алонсо остался с вариантом перехода в «Макларен». Однолетний контракт – предложил Фернандо. Либо многолетнее соглашение, либо ничего – ответил Рон Деннис. Потенциально это выкидывало Алонсо из борьбы за место в «Мерседесе», которое могло бы освободиться в конце 2015 года после истечения текущего контракта Хэмилтона.

Поэтому со стороны Алонсо было вполне логичным попытаться починить сожженные мосты в «Феррари», чтобы остаться в команде еще на один год. Кроме того, у болида Скудерии 2015 года есть все шансы стать намного более конкурентоспособным, чем был F14 T. Наиболее очевидные проблемы с силовой установкой можно довольно легко решить, но команда не могла этого сделать по ходу сезона из-за правил омологации. При этом новый болид станет первым, которым с самого начала проекта занимался новый одаренный технический директор «Феррари» Джеймс Эллисон.

Таким образом, следом, в перерыве между гонками в Сингапуре и Японии, состоялась новая встреча Алонсо и Маттиаччи. Однако, отправляясь на данную встречу, существовала определенная информация, о которой знал Маттиаччи, но не знал менеджмент Алонсо: что у Себастьяна Феттеля – который давно договорился о том, что в случае ухода из «Ред Булл» первым делом позвонит именно в «Феррари», – есть возможность расторгнуть соглашение с австрийской конюшней за год до его фактического истечения в конце 2015 года – в том случае если Себастьян будет занимать в общем зачете место ниже третьего на определенном этапе сезона. Данное контрактное окно должно было закрыться вскоре после Гран-при Японии. Алонсо и Бриаторе ошибочно предполагали, что Феттель точно будет выступать за «Ред Булл» до конца сезона-2015.

За пару недель до встречи Алонсо и Маттиаччи Бриаторе гневно указывал Маттиаччи на то, что Марко должен уважать условия соглашения Фернандо с Лукой ди Монтеземоло, согласно которому Алонсо может быть освобожден от условий своего контракта в конце сезона, если сам того пожелает. На что Маттиаччи отвечал, что контракт испанца действует до конца сезона-2016 и является, что называется, водонепроницаемым – и что по его условиям у Алонсо нет никаких опций. Пару лет назад, подписывая новое соглашение, Фернандо стоял перед выбором: он мог подписать очень привлекательный в финансовом плане контракт с условиями, при которых мог досрочно его расторгнуть или подписать еще более выгодный в финансовом плане контракт, но без вариантов расторжения со своей стороны. Алонсо сделал выбор в пользу последнего. Бриаторе настаивал на том, что условия этого контракта устарели и между ди Монтеземоло и Алонсо существует устная договоренность относительного того, что Фернандо – если сам того захочет, – может покинуть «Феррари» в конце 2014 года. Даже учитывая то, что ди Монтеземоло более не руководил Скудерией, договоренность была достигнута в то время, когда Лука занимал пост президентом «Феррари».

Вот как обстояли дела в тот момент, когда Алонсо и Маттиаччи сели за стол переговоров. Фернандо предложил вариант, согласно которому он будет готов выполнять условия своего контракта до его истечения в конце 2016 года, но с некоторыми поправками:

  1. Добавления временного окна для досрочного расторжения контракта – как у соглашения Феттеля с «Ред Булл», – которое позволяло бы ему покинуть «Феррари» в конце каждого из сезонов, если к определенному моменту он будет занимать место ниже третьего в личном зачете.
  2. Право вето при выборе второго пилота «Феррари».
  3. Возможность комплектации технического штаба команды.

Маттиаччи, человек, привыкший контролировать действия своих подчиненных и не привыкший делить с ними руководство, как и к тому, что они будут диктовать ему условия, посчитал все эти дополнительные условия неприемлемыми. Вместо того чтобы предоставлять себе опции расторжения контракта, он посоветовал Алонсо демонстрировать больше преданности команде, а не меньше. Под этим Маттиаччи подразумевал продление контракта после 2016 года. Фернандо, который демонстрировал невероятную преданность недостаточно конкурентоспособной «Феррари» на протяжении пяти лет, не понравились предположения о том, что он не предан команде. И он отреагировал на это в гневной манере. Маттиаччи же сказал, что если Фернандо не хочет либо продолжать работу на текущих условиях, либо продлить контракт, то «Феррари» с уважением отнесется к его устной договоренности с ди Монтеземоло – Фернандо волен уйти и обе стороны не будут ничего должны друг другу. Бриаторе посоветовал Алонсо подписать меморандум о том, что он согласен и понимает условия расторжения контракта – считая, что после этого Маттиаччи отступится. Но Марко этого не сделал.

Вместо этого Маттиаччи связался с Феттелем и сообщил ему, что если он готов подписать контракт с «Феррари», к этому готовы и в Скудерии. По ходу уик-энда в Японии «Ред Булл» объявил об уходе Феттеля, а Кристиан Хорнер поведал о том, что «Феррари» сделала Себастьяну «весьма щедрое предложение». Лишь в этот момент Алонсо наконец сложил все кусочки мозаики – после чего у него с руководителем состоялась словесная перепалка.

Отставка Маттиаччи вряд ли была как-то связана с переговорами с Алонсо

Существуют предположения о том, что в контракте Алонсо с «Феррари» был упущенный из виду пункт, который не позволял команде вести переговоры с другими гонщиками до окончания сезона, предварительно не информируя об этом Алонсо – и что Скудерия, таким образом, нарушила условия соглашения, что могло быть использовано Фернандо и Бриаторе в качестве рычага давления, чтобы провести в «Феррари» еще один сезон. Но если такой пункт и существовал, Фернандо им не воспользовался.

Понять позиции обеих сторон в данном споре вполне легко. Но, опять же, в условиях риска еще большего падения стоимости акций и необходимости принимать правильные стратегические решения для руководства «Фиата» это было не слишком значительной проблемой. Отставка Маттиаччи вряд ли была как-то связана с переговорами с Алонсо. Какой бы ни была причина, по которой Маттиаччи не было предложено занять какую-то другую должность в структуре «Фиата», это никак не было связано с его деятельностью на посту руководителя «Феррари».

Что приводит нас к еще одному сильному отличию от ситуации 1991 года. Будущее «Формулы-1» кажется весьма неопределенным, как и позиция в ней «Феррари». В данный момент ситуация непрерывно меняется. Коммерческие и технические условия, которые, как казалось, будут действовать еще очень долго, сейчас открыто подвергаются сомнениям и пересматриваются. Наступает запоздалое осознание того, что зыбь, появившаяся на воде «Формулы-1», может быть предвестником настоящего водопада. Места в будущем, вероятно, нужно бронировать прямо сейчас.

Когда президент «Фиата» Серджио Маркионне объявил о назначении Маурицио Арривабене, то произнес речь, в которой, вероятно, был не только пиар, но и кое-что другое: «Мы решили назначить Маурицио, потому что в этот исторический момент для «Феррари» и всей «Формулы-1» нам нужен человек, глубоко разбирающийся не только в делах Скудерии, но и в механизмах управления «Ф-1» и знаком с требованиями спорта. Маурицио обладает уникальным объемом знаний. На протяжении многих лет он был близок к «Феррари», а также, являясь членом Комиссии «Формулы-1», четко осознает сложности, с которыми мы столкнулись.

Он постоянно был источником инновационных идей того, как нужно возродить «Формулу-1». Его опыт управления компанией на крайне сложном и строго регулируемом рынке также очень важен, и это поможет управлять и мотивировать команду. Я очень рад тому, что Маурицио будет руководить нашей гоночной активностью».

Необходимость сделать ставки на будущее – занимаясь получением дохода от «Формулы-1», его распределением и получением своего куска для «Феррари» во времена, когда данные финансовые потоки будут напрямую влиять на стоимость активов, которые будут покупать акционеры «Фиата», – вероятно, является слишком серьезной работой, чтобы поручать ее новому в «Формуле-1» человеку.

Но все это, скорее, оставляет в уме тревожную мысль: пока будут меняться все эти финансовые потоки – кто будет следить за делами гоночной команды и каковы планы, благодаря которым конюшня вновь станет сосредоточенной организацией, коей она являлась во времена руководства Жана Тодта и Росса Брауна? История позволяет предположить, что с таким подходом «Феррари» вновь может стать лучшей в мире. Без него команда будет путаться. А если вы сомневаетесь в уместности исторических параллелей, просто сравните сезоны-1991 и 2014.

Фото: Fotobank/Getty Images/Paul Gilham

Источник – Motorsport Magazine

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.