Блог Пойди поставь сторожа

Белорус – о том, каким был футбол в 80-е: мотивация заводом и армией, занятия на взлетном поле и заработки

Это сейчас футбольная «Лида» – не особо примечательный середняк первой лиги. А 30 лет назад лидский «Обувщик» показывал другие результаты: сражался за медали в первенстве БССР, брал титулы. О том, как это было, помнит тренер Андрей Петров. С «Обувщиком» он взял три чемпионства и два Суперкубка БССР, а еще успел поиграть за таинственный «Металлург» из якутского городка Алдан. Петров поделился с нами историями про расцвет футбольной Лиды, соперничество с Эдуардом Стрельцовым и игру на русском Севере.

- Когда говорят про рассвет лидского футбола, часто вспоминают Владимира Гришановича – он с отличием окончил институт физкультуры в Минске, сам играл, а потом стал тренером и менеджером. Это была значимая личность для «Обувщика»?

 – Очень значимая, – соглашается Петров. – Работал по самым современным методикам, ещё и все организовал для команды. Нашел спонсора – нашу обувную фабрику, помог решить вопрос с армией. В Беларуси в те времена, наверное, только в Бобруйске да в Лиде могли с этим помочь. Гришанович проводил многие решения через директора обувной фабрики Васильева, влиятельного человека в городе. Васильев любил футбол и даже строил в городе огромный манеж с трибунами. Закончить работу не удалось – умер Гришанович, через какое-то время не стало и директора. Времена изменились, пришли 90-е. Через какое-то время недостроенный манеж снесли.

ФК «Обувщик» в 1971 году – за год до тренерства Владимира Гришановича.

– Чем вам запомнилась работа с Гришановичем?

 – Человек был фанатом футбола. Он, когда ещё сам играл, после матчей бежал кроссы по 12 км. Доводил себя до того, что лежал в больнице. И когда стал тренером, начал давать игрокам нагрузки, несравнимые с нынешними. Все как у Лобановского: два тайма по 45 минут – рывки по шоссе. Один свисток – 50 метров и отдых, два свистка – 100 метров, три – 150, и так 45 минут. Потом перерыв и ещё 45 минут рывков. Были и долгие кроссы: за подготовительные тренировки набегали, может, 500 километров. А еще у него было фирменное тестирование – пробежать 3 километра. Если по спортивной методике на это давали 11 минут, тут требовалось выбегать из 10 минут.

 - Кстати, какие были условия для тренировок?

 – Ездили тренироваться на поле, где летали кукурузники. Ставили там ворота и занимались, несмотря на жуткий ветер.

– В то время в Лиде реконструировали стадион. С чем это было связано?

 – Старый стадион стоял на болоте. Если начинался ливень, чемпионат города приходилось играть в воде. В раздевалку было не пройти – разве что заплыть на лодке :). По планам Гришановича прошла реконструкция, появилась дренажная система. Сделали фактически новое поле: подняли его на полтора-два метра, кропотливо укладывали поле по фрагментам. Это делали мы, пацаны из ДЮСШ. Мы же укладывали на стадионе дорожки из кусков бобруйской резины. Зато получилось поле, которое считали одним из лучших в Беларуси.

 - С кем пересекались в составе «Обувщика»?

 – Про состав у нас была своя история. Начфизом, то есть начальником по физической подготовке ракетных войск дивизии в Лиде, тогда был Михаил Акимович Тихонов. Его перевели в Смоленск, там Тихонов сразу стал начальником военного спортклуба. И когда ему в руки попадали сильные футболисты из первой лиги СССР, Тихонов сразу отправлял их в Лиду. Поэтому в Лиде оказывались довольно неплохие игроки. Среди них был, например, Вадим Роговской, поигравший за московское «Торпедо», спартаковец Юрий Суров, Алексей Павлов из «Локомотива».

 - А лидчане играли? У вас же неплохая школа.

 – Были и свои сильные футболисты. В основной команде из лидчан постоянно играли Генрих Романовский, Валентин Бурнос, Сергей Киеня…Где-то пять наших железно играли в основе. А ещё были хорошие армейцы из смоленской «Искры». Играли двое прибалтов, но надолго не задержались.

 - Наверное, главная звезда той команды – Генрих Романовский.

 – Романовский был нашим капитаном. Очень образованный человек и лидер по натуре, выпускник минского политехнического. Но вообще в Лиду недавно приезжал Герман Хрусталев, он у нас играл с 1983-го по 1985-й годы. Так Хрусталев вообще после окончания карьеры стал доктором исторических наук, работал в мини-футбольном клубе «Норильский никель». Его пригласили на закрытие Европейских игр, и он из Минска приехал к нам на могилу Гришановича, очень уважал его. Привез на кладбище огромную охапку цветов.

Герман Хрусталев.

 - Какая атмосфера была на матчах «Обувщика» в 80-е?

 – Дело в том, что Лида тогда заблистала. Стадион клуба вмещал около 3 тысяч человек, но как-то в город приехал корреспондент «Физкультурника Белоруссии» Александр Майский и насчитал на матче 7 тысяч зрителей. Люди сидели на крышах соседних домов, настолько футбол тогда был популярен. Такая любовь фанатов сохранялась и в 90-е. Например, когда в составе появился Звиад Бурдзенидзе, болельщики собирали подписи и ходили к мэру города, пытаясь выбить ему квартиру. Результат пошёл, это тоже сыграло роль в росте посещаемости. Да и люди считали команду своей. Полсостава были с обувной фабрики, многие из приезжих армейцев были очень высокого уровня.

– Платили много?

 – Зарплата была средней. В те времена, в 80-е годы, намного больше платили в Жодино, Бобруйске. Можете не поверить, но тогда зарплата была не самым главным. Помню такой случай: играли в Жодино в финале Суперкубка БССР. Было две группы, победители групп играли за первое место. Жодинским давали за победу 500 рублей, а нам – 120. Жодинцы нам ещё предлагали 250 рублей, но мы их обыграли. Просто, как говорил Малофеев, футбол тогда был искренним, о чём-то лишнем даже не задумывались.

- Знаю, что «Обувщик» считался любительской командой, и игроков оформляли рабочими на обувной фабрике. А вы кем числились?

 – Слесарем:). Но не просто числился! Начинал как ученик, потом проходил комиссию, где надо было что-то ответить, и становился слесарем второго разряда. Кроме того, Гришанович был очень сильным психологом. И чтобы не расслаблялись, в конце года отправлял нас на фабрику – месяц потрудиться и почувствовать, как люди работают. Бывало, что и отправлял армейцев побыть в части два-три месяца, посмотреть, как служат другие. Приезжаешь в часть, отслужив полгода, а там спрашивают – где ты был? И устраивают три месяца веселой жизни. После таких побывок все просто рвались на тренировки и игры.

 - Гришанович случайно не был из тех тренеров, которые контролируют учебу подопечных?

 – Да, был! Когда в 1981 году я с первого раза не поступил в Смоленский институт физкультуры, Гришанович заставил вернуться туда в следующем году. Во второй раз приехал подготовленным, все получилось. 

 - Фарцовщики в ваши времена любили футболистов?

 – Любили. Дело в том, что у нас была полувоенная команда. И мы выезжали на чемпионаты военных округов – Северный округ, Западный, Польша, то есть играли с командами тех стран, где были наши войска. Были во Львове, Ростове. С таких поездок привозили, например, кроссовки, майки, бутсы, которые покупали по дешевке у игроков из той же Польши или Венгрии. Покупка хороших бутс становилась событием, потому что наши были качеством не очень. В поездках ещё и встречали известнейших игроков. Например, за Львовский округ выступал Хидиятуллин, сталкивались с Копейкиным из ЦСКА.

 - У вас спонсор – обувная фабрика, а вы не можете купить бутсы.

 – Тогда фабрика была очень богатой, и к концу года на денежном счету, который можно было использовать на команду, оставались страшные деньги. Их некуда было девать. Ездили в Минск, в спортивные магазины, а там ничего не было. Могли найти кеды до 36 размера и после 45. Денег много, а взять нечего.

Первое чемпионство «Обувщика». 1983 год.

 - Как взяли первое чемпионство?

 – Это было в 1983 году. Тяжелый матч, играли в финале с минским «Торпедо». В Лиде сыграли 0:0, в гостях – 1:1. Сейчас есть правило гостевого гола, забил гол на выезде – и всё нормально. А тогда было интересно. Минут за 5 до конца не знали, по каким критериям определят победителя. Потом объявили, что решат по желтым карточкам, и у нас оказалось на одну желтую карточку меньше. Так и выиграли первый чемпионат.

 - Самая яркая для вас награда?

 – Все награды памятные, но первое чемпионство, конечно, самое яркое. Кроме того, очень доволен, что в 1989 году попал в Якутию, команда «Металлург». Там мы выиграли всё – чемпионат Дальнего Востока, чемпионат Якутии по мини-футболу, чемпионат Якутии по большому футболу. Взяли Кубок России среди производственных коллективов. В Якутии мне довелось играть с такими игроками, как Валерий Воронцов, Валерий Мельников… Мельников был когда-то в минском «Динамо», считаю, что не раскрыл свой потенциал до конца. Тогда на Дальнем Востоке, в Якутии было очень много высококлассных футболистов. Пудышев там был играющим тренером, Пунтус тренировал на Сахалине.

 - Подождите, а как вы оказались в Якутии?

 – Дело в том, что мне пришлось довольно рано закончить с футболом. В январе-феврале 1987 года поехали в Пинск на турнир. Была плохая погода, растаял снег, и играли в воде. Потом шли в душ, где была только холодная вода и цементный пол. Номер не протапливался, батареи были холодные. И я тяжело заболел, нельзя было ни тренироваться, ни играть, к тому же в команде не было врача. Лечился целый год, но всё равно продолжал тренироваться. Пытался играть, даже получил в 1987 году бронзовую медаль.

Последнее для Андрея Петрова чемпионство БССР.

А в конце 1988 года в Якутию поехал Генрих Романовский. Взял меня с собой, хоть я и не мог играть, сказал, будешь в запасе. И так получилось, что болезнь отпустила, отыграл целый год в основе «Металлурга» – команды от золотоносной артели.

 - Там тоже оформляли как рабочих?

 – Да, я числился бетонщиком. Чтобы добывать золото, нужны ведь и тракторист, и бетонщик. Если не вспахать землю, до золота не доберешься.

– Какие помните яркие матчи из того года в Якутии?

 – Самые сложные игры у «Металлурга» были с «Горняком», командой от соседней артели. В «Горняке» играли сильные футболисты, но мы умудрялись их обыгрывать в дерби. Помню, сыграли матч перед дерби, а потом с понедельника завезли сухое вино, алиготе. И мы дня четыре пили это вино. Потом тренер нам сделал взбучку, и в пятницу стали тренироваться. В субботу вышли и обыграли «Горняк» 3:0.

Еще сыграли против сборной ветеранов СССР, за которую выступал Эдуард Стрельцов.

Эдуард Стрельцов.

 - Чем вам запомнилась легенда?

 – Вообще мне пришлось сыграть против Стрельцова дважды. Он приезжал в Лиду в 1987 году, тоже со сборной ветеранов. Запомнил, что он был полноватым и не очень много двигался, хотя видно, игрок какого класса. А в 1989 он был уже совсем другой и выступил на очень высоком уровне. Вообще, ему немного не повезло в жизни, но это игрок уровня Пеле. Если бы в начале 60-х разобрались, и он не пропустил годы из-за несправедливого суда, считаю, мог бы стать одним из лучших игроков мира за всю историю футбола.

 - Помните якутский климат?

 – Да, интересный. 24 декабря 1988 года летел рейсом Москва-Якутск и перед приземлением объявили, что за бортом 56 градусов мороза. Помню, выходим в такую погоду из самолёта. Вот аэропорт, а до туалета там надо было пройти по улице ещё метров 60. По ощущениям такой мороз вроде и не страшный, потому что нет ветра, но долго находиться на улице нельзя. А летом, когда играли в Якутске, стояла страшная жара – 36-38 градусов, и роем летали комары раза в четыре крупнее наших. Два тайма просто носишься по полю, лишь бы убежать от них :). У них весна приходит как-то неожиданно, в апреле всё резко тает. То есть с мая по сентябрь там очень тепло, не хуже, чем у нас. Можно собирать грибы. Алдан, где играл «Металлург», находился километров на 100 южнее Якутска. Там не было морозов за 50, максимум -40. 

– Год на Севере изменил вас?

 – После Севера я стал очень самостоятельным. Научился многое делать по дому, а раньше молоток в руках не держал. То есть жизнь там закаляет, в том числе и местные морозы. И Север затягивает, там очень много хорошего. Те же кедры, меха, золото. Люди очень хорошие, как-то добрее, чем у нас. Ну и зарплаты огромные. Здесь мы получали 120 рублей, а там – 1500 в месяц. 500 выдавали авансом, а 1000 рублей в конце года. То есть за сезон давали по 10 тысяч рублей, а «Жигули» тогда стоили 5 тысяч. Вообще, оказалось, что на Севере тяжело только первый год. Если остаешься на второй, уже легче, а после третьего года оттуда очень тяжело уехать.

– Игровой график отличался от того, к которому привыкли в Беларуси?

– Чего-то особого не было. Но, например, перед сезоном ездили во Владивосток на трехнедельные сборы, играли 15 матчей за 21 день. Потом отправлялись в Иркутск к Байкалу, там за 14 дней играли 11 матчей. А потом ещё ехали на Камчатку, там тоже десяток матчей за 2 недели.

- То есть весь русский Север вы знаете.

– Да. Причём там автобусами не проедешь, потому что мало дорог, в основном добирались самолетами. Были интересные ситуации. Допустим, надо с Камчатки улететь в Алдан. Лететь – через Нерюнгри, но нет билетов, будут через 4 дня. Но денег было так много, что я брал билеты в Иркутск, из Иркутска – в Нерюнгри, а оттуда уже в Алдан. Сейчас и представить нельзя, что можно сделать такой крюк (более 3700 километров – прим.).

– Что с вами произошло после Алдана?

 – Приехал оттуда в начале 1990 года, пошел работать вторым тренером в «Обувщик». Было очень тяжело перейти с игрока в тренеры, тем более что не готовился к этому, думал играть лет до 38-40. Потом главным тренером стал Прохоров, и с ним я проработал много лет. Пару лет был главным тренером в середине 90-х, и в январе 1994-го «Прессбол» назвал меня самым молодым главным тренером высшей лиги, мне было 32.

С того времени поработал в ДЮСШ, был помощником Курнева в ФК «Слоним». Три раза возвращался на пост главного тренера (два из них в теперь уже ФК «Лида», так как клуб получил новое название после отказа обувной фабрики его финансировать – авт.). Особенно удачным выдался 2013 год, когда команда заняла 4-е место в первой лиге.

 - Были перспективы оказаться в вышке?

 – Были, но всё упиралось в финансы. Не было крепкого спонсора, а вышка требует больших затрат.

- Вы работаете с молодежью. Чем отличается сегодняшняя молодежь, ее подход к футболу от того, что было в ваше время?

 – Жизнь изменилась, и деньги играют намного большую роль, чем раньше. Никого не хочу в этом обвинить, ясно, что люди хотят играть за деньги. В наше время играли за команду, за ее и свой престиж. Выходишь на поле – как это так, чтобы меня кто-то обыграл? Внутри все было другим.

Фото: football.by, fclida.by, futsalua.org, sportslive.ru, o-opex.livejournal.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья