Блог Пойди поставь сторожа

Футбол в хоккейной коробке, пропажа Прокопа и запрет на порножурналы. Как золотое «Динамо» Малофеева оказалось в США

В истории минского «Динамо» есть небольшой отрывок, о котором сказано не так уж много. С того времени сохранилось только несколько фото и видеозапись матча. Речь про американское турне в мае 1983 года, куда отправились чемпионы СССР.

Сейчас, через 37 лет, уже сложно сказать, у кого возникла идея отвезти минчан в США. Ясно одно – дивиденды от этой поездки должен был получить (в итоге и получил) европейский агент, как раз и занимавшийся организацией турне. Рассказывают, что этим агентом был поляк, обосновавшийся в Германии. Его целью было привезти в США чемпионов СССР.

 - В январе-феврале 1983 года был разговор о том, чтобы поехать в турне по Латинской Америке. Предлагали сыграть восемь-девять игр, и за каждую игру, вне зависимости от результата, нам бы заплатили где-то 200-300 долларов. Наше руководство на это не пошло, сказали, что у нас должна быть подготовка к [сезону], а не игровая практика, – вспоминает Людас Румбутис. – Что касается США, то, по-моему, еще в апреле мы не знали, что едем туда в турне.

Перед поездкой динамовцы провели два матча в Москве, обыграв ЦСКА 1:0 и «Торпедо» 4:0. В хорошем настроении полетели в США: после пересадки во Франкфурте-на-Майне оказались в Нью-Йорке, короткая прогулка среди небоскребов – и новый рейс, на этот раз до Сан-Франциско, по соседству с которым, в Сан-Хосе, у бело-синих должна была состояться первая игра. Прилетели в два часа ночи, в восемь утра отправились на завтрак и на зарядку. Видимо, именно там у Малофеева произошло первое знакомство с американскими порядками.

- Когда мы были на сборах в Стайках, Эдуард Васильевич всегда нас выводил по утрам на зарядку, – вспоминает Юрий Пудышев. – В Америке он тоже решил попробовать это сделать. Заходим на лужайку, машем руками, вдруг откуда-то выбегает мужик с метлой и начинает что-то говорить. Эдик хотел дать ему пинка, но побоялся. Подбегает переводчик, говорит: «Эдуард Васильевич, это же частная территория, нельзя здесь быть!» Ушли оттуда, до гостиницы было минут десять идти. Спрашиваю у Малофеева, как ему Америка, отвечает: «Юра, как она мне надоела!» Сказал ему, что еще все впереди.

Запись первого матча динамовцев в США

За исключением того случая, у минчан в Америке не было проблем с локациями для тренировок.

 - Тренировочные условия были хорошие, – рассказывает Игорь Гуринович. – Тогда как раз в США начинал развиваться наш футбол, как они его называют, соккер. Занимались на травяных полях, но с разметкой для американского футбола. Качество полей было неплохое.

Вообще, динамовцы сходятся в том, что в Америке их принимали прекрасно, несмотря на «холодную войну». Речь не только про гостиницы и игровые условия, но и про отношение принимающей стороны, когда по первой просьбе могли открыть стадион для тренировки или принести воды в раздевалку. В США уже просыпался интерес к европейскому футболу, доказательство этого – Пеле и Франц Беккенбауэр, которые еще во второй половине 70-х оказались в ныне несуществующем клубе «Нью-Йорк Космос». А еще на стадионы приходили эмигранты из стран соцлагеря, приветствовали советских чемпионов, могли позволить себе крикнуть что-то вроде «Эдик, почем джинсы в Сибири?». Правда, по воспоминаниям динамовцев, Малофеев на провокации не поддавался и от своих игроков требовал того же.

 - После первой игры, в Сан-Хосе, у нас должна была состояться вечеринка, – рассказывает Румбутис. – Про это написали в газете, и к нам приехало много эмигрантов. Правда, потом Эдуард Васильевич решил, что раз сыграли вничью, вечеринки не будет, и люди уехали несолоно хлебавши. Но меня нашел один литовец, военный моряк, пригласил к себе домой. На свой страх и риск съездил к нему, он меня хорошо принял, пообщались.

С эмигрантами связана и одна из самых ярких историй той поездки, а именно байка о пропаже Александра Прокопенко. Бобруйчанин исчез после одной из игр – встретил людей из родного города и уехал с ними пообщаться, предупредив Пудышева. Чуть позже, на общем обеде, пропажу заметил главный соглядатай той поездки – глава Белорусского республиканского совета «Динамо» генерал Василий Шкундич, призванный следить за поведением игроков.

 - Шкундич как крикнет на всю гостиницу: «Гарай, Малофеев, Пудышев, быстро ко мне!» – рассказывает Пудышев. – Гарай тогда был начальником команды, Малофеев – главный тренер, а я – капитан. Заходим к нему в номер, раздается крик: «Встать, смирно!» И мы выстроились друг за другом, как в «Мире животных». Шкундич спрашивает у каждого – где Прокопенко? Никто не знает. А когда пропадает человек, у них, офицеров, могут снять погоны, и они же это чувствуют. В итоге Шкундич дал нам два часа, чтобы найти Прокопа. Выходим в коридор, Малофеев спрашивает: «Юра, ты точно не знаешь, где он?» Отвечаю, что не знаю, так Малофеев бьет себя рукой по лбу и говорит: «Я его в Минске не могу неделю найти, а тут надо найти его за два часа в Америке!» Через какое-то время привозят Прокопа. Мы как раз вышли на крыльцо, чтобы подышать, и генерал увязался за нами. Когда он увидел Прокопа, побежал к нему и начал целовать, как первого космонавта!

Прокопенко с болельщиками на стадионе в Сан-Хосе

Во время того турне динамовцам доводилось играть в не самых обычных локациях. Например, один из матчей, в Канзас-Сити, проходил в хоккейной коробке, собрав при этом 17 тысяч зрителей. Все напоминало хоккей – играли командами шесть на шесть, смены были свободными, мяч можно было принимать от борта, что тоже придавало игре своеобразный колорит, но совершенно запутывало динамовцев. Как рассказывает Гуринович, тогда по всей Америке играли такую версию футбола в ледовых дворцах, проводился соответствующий чемпионат, который пользовался популярностью. В США даже съезжались заканчивать карьеру европейские звезды –  например, в составе соперников «Динамо» оказался бронзовый призер ЧМ-1974 поляк Казимеж Дейна.

Динамовцам та игра не особо удалась. Вначале вели, закончили со счетом 5:5, под свист ушли в раздевалки. Тут прибежал тренер соперников и упросил играть овертайм до победы. Вышли на площадку, и один из соперников, воспользовавшись отскоком мяча от бортика, все-таки забил победный для американцев мяч.

https://s5o.ru/storage/dumpster/7/74/ffd1259a8b4f3500c3cfabb575e2f.JPG

Так выглядел футбол в хоккейной коробке в США (на фото матч «Канзаса» и «Денвера» в 1981-м)

Следующая игра проходила в Детройте на стадионе для американского футбола и, как и первый матч в Сан-Хосе, закончилась вничью. К тому же поединок изрядно подпортил настроение организатору турне – на 40-тысячном стадионе собралось всего около пяти тысяч зрителей. Как вспоминает Румбутис, дело было в том, что в одно время с соккером проходил важный для местного клуба матч по американскому футболу, и болельщики выбрали именно его. Динамовский поединок больше привлек эмигрантов.

В итоге после трех игр на счету чемпионов СССР было две ничьи и одно поражение. Среди способов решения проблемы оказался один довольно нестандартный. Слово Пудышеву:

 - Вызываю Валеру Мельникова. Говорю ему: «Надо что-то делать, давай снимем женщину!» Нашли какую-то негритянку. Мы тогда жили в здании высотой 90 этажей, так она, хитрованка, нас не на лифте повезла, а повела по лестнице. Там автоматически включался и выключался свет, надо было только топнуть ногой. Она забегает в здание, мы за ней, тут свет выключается, и ее нет. Побежали за ней – Валера дополз до 50-го этажа, а я до 80-го, все-таки физподготовка была хорошая. И вот я сел и подумал – не нужен мне никакой секс и не нужна мне Америка! Запел песню: зачем мне, поручик, чужая земля? Когда Эдик [Эдуард Малофеев] узнал эту историю, просто угорал со смеху.

Последний матч отыграли в Сент-Луисе со сборной США (в том сезоне в качестве эксперимента заявленную на правах обычной команды в Североамериканскую лигу). Организатор турне продал права на игру местной компании, чтобы возместить свои затраты – видимо, опасался, что, как в Детройте, не соберет стадион. Прогадал: хватило бы восьми тысяч зрителей, чтобы заработать, но на «Буш Мемориал Стэдиум» собралось более 30 тысяч! Там у динамовцев нашлись свои поклонницы – американки, бросавшие на поле цветы и подзывавшие игроков к себе. Горячая поддержка не помогла выиграть, матч снова закончился вничью – 2:2, хотя в стартовом составе минчан не было восьми игроков основы.

https://s5o.ru/storage/dumpster/1/1f/b433703f49ea0e7f58c19dcefbc07.JPG

Динамовец Олег Алексеенко с капитаном соперников Джеффом Дурганом

Из капиталистической страны, конечно, хотелось что-то привезти. В основном футболисты покупали мелочи – Пудышев привез домой жвачку, четыре музыкальные пластинки по пять долларов за штуку и пару бутылок кока-колы, которой, как признается, за две недели в США ему хватило на всю жизнь. А вот как про американские покупки вспоминает Гуринович:

 - Что мы привозили из США? Шмотки, которые были по доллару. Как сейчас помню, в магазинах стояли корзины, и там были набросаны вещи по доллару – носки, бюстгальтеры и так далее. Витя Шишкин сказал выбирать из них брендовые вещи :).

Покупки приходилось делать в условиях довольно скромного бюджета. Динамовцы сходятся в том, что платили не так уж много:

 - По приказу Министерства спорта нам могли платить от ста до двухсот долларов за ничью, – поясняет Румбутис. – Заплатили нам по сто долларов, потому что все партийные, идейные, все экономят бабки. Так что не хотели поощрять нас, как надо. Мы тогда взяли эти деньги и купили себе хоть что-то, потому что у нас [в СССР] в то время было шаром покати. Я купил себе хорошую автомагнитолу, трехполосные колонки, ресивер.

«Бело-синие» признаются, что из-за плотного графика увидели в США не так уж много. Запомнилась экскурсия на пивной завод Budweiser, посещения небоскребов, музея Генри Форда в Детройте, смотровой площадки на арке «Ворота Запада» в Сент-Луисе.

- В Нью-Йорке мы посещали представительство Беларуси при ООН, – рассказывает Румбутис. – Через много лет в Минске я познакомился с женщиной, которая была на том приеме. Она и сейчас живет в городе, рассказала мне, как там все тогда происходило [в ООН].

Штаб-квартира ООН в Нью-Йорке

Кроме самих матчей и подготовки к ним, много времени уходило на перелеты. После ужина можно было выйти прогуляться по окрестностям, но к отбою все должны были находиться на месте – все контролировалось, и не только тренерским штабом. Помимо генерала Шкундича, которого так обеспокоила пропажа Прокопенко, с динамовцами ездили и люди из КГБ.

 - Следили за нами профессионально, – делится Гуринович. – Они старались быть незаметными, но были везде, мы их почему-то видели :). Никак не ограничивали нашу свободу передвижения, были просто обычные совдеповские наставления: гулять по двое-трое, порножурналы не смотреть и так далее. То есть вести себя прилежно, как пионеры :).

 - Это советские времена, человек в погонах – партийный человек, – вспоминает Шкундича Румбутис. – Им по барабану, что мы ничего не увидели [в США], главное, чтобы никто нигде не остался, ничего не украл и так далее.

Атмосфера тотального надзора, впрочем, не мешала подшучивать друг над другом. Слово Гуриновичу:

 - Помню, что Мельников жил в гостинице напротив нашего доктора, Василия Максимовича Дмитракова. Как-то раз Василий Максимыч ловил утром радио, и Мельников это увидел, двери были открыты. Тогда он стал за дверью доктора и сымитировал: «Пи-пи-пи, говорит «Маяк». Московское время – десять часов сорок минут!». Максимыч поверил, всем рассказывал – смотрите, «Маяк» берет!

Выезд в США стал для динамовцев первой дальней поездкой – социалистические страны вроде Польши и Чехословакии не в счет. Для американцев же турне советских чемпионов явило собой неплохую возможность познакомиться с чем-то новым. Во всяком случае, тогда, за 11 лет до чемпионата мира в США, в истории американского соккера остался небольшой белорусский след.

Фото: архив Игоря Гуриновича и Людаса Румбутиса, gramho.comnasljerseys.comzik.ua

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья