Политика и спорт
Блог

В семье Глебов полнейший плюрализм: отец – только за БЧБ, Слава – посередке, а Саша молча топит за Лукашенко

9 мая Александр Глеб снова засветился в компании работников госТВ. Если на Новый год он целенаправленно на костылях добирался до съемок программы Анны Эйсмонт, то теперь пересечение случилось на госцеремонии возложения цветов, которую возглавлял Александр Лукашенко. Там Глеба окружал весь цвет беларусской пропаганды с госТВ.

Провластные спортсмены скатились до компании Азаренка и Тура – вот так Лукашенко и его свита возлагали цветы к монументу Победы

Выходит, что в семье Глебов, известных сразу несколькими своими представителями, полное разнообразие мнений – отец Александра точно мыслит совсем иначе, а брат занимает этакую промежуточную позицию (и, собственно, кроме этих трех вариантов реакции на события в стране придумать еще какие-то сложно). Вот что мы имеем в виду.

Павел Глеб

Сыновья характеризовали Павла Григорьевича как искреннего патриота своей Родины, который любит беларусский язык. Давно известно, что и к национальным символам у Глеба-отца отношение однозначное. В 2009-м году, когда Александр выиграл Лигу чемпионов, журналисты спросили у его папы, почему сын был одним из немногих футболистов без флага своей страны на праздновании – и получили ответ: «Может, в Испании нет бело-красно-белых флагов? Если так, то пошью ему дома. Потому что я признаю только бело-красно-белый флаг».

Выразил свою позицию Павел Григорьевич и по событиям 2020-го – в сентябре дал яркий комментарий: «В 1994-м были нормальные выборы, а потом... Политиков начали похищать. Выборов не было больше. Сейчас все голосовали за Тихановскую. Народ же не тупой. Надоело все! И он [Лукашенко] надоел. Народ на улицы идет с цветами, с ленточками! И людей много. А с другой [провластной] стороны поставили флаги, и написали, что 65 тысяч было. Какие 65 тысяч! 5-10. И по приказу все. Под страхом увольнения согнали, как скот». Ужаснулся Глеб и избиениям мирных протестующих, назвав их дикостью. Но сыновей за отсутствие высказываний по этой теме не осудил – сказал, что женщины в семье убедили не говорить о политике, и напомнил о маленьких детях Александра.

«Народ не тупой. Надоело все!» Отец Глебов – о молчании сыновей и зверствах силовиков

Вячеслав Глеб

Политическая позиция младшего из братьев-футболистов и раньше отличалась противоречивостью. Вроде бы отец передал ему уважение к БЧБ-флагу и «Погоне» – Вячеслав называл их извечными беларусскими символами и выражал желание увидеть результаты референдума о госсимволике, если бы он проходил в 2017-м. Нынешние же госфлаг и госгерб, в основе которых лежат советские шаблоны, по мнению Глеба, «возможно, нам просто навязали». При этом, как известно, референдум 1995-го, по которому сменили госсимволику, продавил Лукашенко – а к нему Вячеслав относился вполне позитивно: называл «Батькой» и напоминал, как сильно «Александр Григорьевич поддерживает спорт в Беларуси». Да и пиетет к БЧБ не мешал есть в ресторане в Куропатах, где активисты с такими флагами упорно борются с увеселительным заведением в месте захоронений жертв сталинских репрессий.

Глеб-младший посетил скандальный ресторан в Куропатах. На него наехали активисты

После выборов Вячеслав единственным из семьи посетил митинг – правда, выглядело все так, что мужа на самую массовую акцию в истории Беларуси, скорее, привела жена Ольга. Она еще 11 августа требовала не бить мирных людей, а 16 августа именно Ольга выложила фото с мужем у стелы с подписью: «Гордость быть беларуской̆! Счастье жить в одной стране, с такими людьми, как мы встретили сегодня!» Сам же экс-футболист тоже сказал о гордости, но при обращении за более подробным комментарием выдал, пожалуй, лучший финт за карьеру.

Вячеслав Глеб: «У меня позиция есть, конечно, но я не хочу, чтобы она звучала. Позвоните через месяц, может, через месяц что будет»

Ни через месяц, ни по сей день позиция Глеба никак не проявилась – митинг и молчание сложились в очередное противоречие. С братом Вячеслав при этом общается вполне нормально.

Как Глеб отметил ДР брата: фотки с оружием, фейк-выстрел в товарища, подозрение, что он мафия

Его жена еще какое-то время поддерживала протестное движение по крайней мере в Instagram, но потом также затихла, а в декабре в интервью присоединилась к мужу по части колебаний – мол, сердце за народ болит, но не хочет «во все вникать и быть слишком активной», ведь страшно все потерять, да и вообще «приносить деньги в казну» ее бизнес (Ольга имеет бренд одежды) способен для любой власти.

Александр Глеб

Старшего из братьев можно назвать последовательным сторонником Лукашенко. Получил впечатление от политика футболист еще в молодом возрасте, когда Лукашенко заглянул на сбор футбольной нацкоманды в Стайки – Глеб вспоминал: «Здоровый такой, мощный. Меня это так удивило. А у нас полкоманды было карликов. На таком фоне Александр Григорьевич выглядел еще мощнее». А в 2015-м громкие слова Глеба напечатал французский журнал So Foot: «Александр Лукашенко – диктатор? Это неправда. Иногда он бывает строгим, но благодаря ему у нас многие вещи изменились. Не просто же так его избирают вновь и вновь». Потом футболист практически по пунктам раскладывал, в каких местах иностранный журналист переврал интервью, но слова о политике в список лжи не вошли. Тем более в том же 2015-м Глеб снова показал лояльность – пришел на большой прорежимный концерт со значком с гослозунгом «Мы вместе» на пиджаке и даже подпевал исполнителям. Рядом активничала свидетельница первого брака Глеба, ныне подписантка письма за Лукашенко Любовь Черкашина.

О первом браке Глеба не знали год: знакомство при ню-фото, предложение на третьей встрече, икона от Капского

В марте 2020-го в The Sun вышел комментарий Глеба – англичанам было интересно, почему ЧБ единственным в Европе не останавливают из-за коронавируса. Напечатанные слова экс-футболиста легко было интерпретировать как критику власти: «В Беларуси это как будто никого не волнует. Это невероятно. Люди в администрации президента считают, что это не так экстремально, как говорится в новостях. Очень сложно объяснить». Однако Глеб после выхода этого комментария поспешил заявить, что журналисты исказили смысл его высказывания, выразив уверенность, что ситуацию с коронавирусом белгосссистема держит под контролем, а «футболисты без паники выходят на поле». Правда, уже в мае игрок «Ислочи», где Глеб завершал карьеру, Момо Янсане затребовал карантин – россиянин Сандро Цвейба позже рассказал, что заражено было полсостава, но клуб не получил даже переноса матчей. Сам Цвейба завершил карьеру – врачи нашли у него воспаление миокарда, которое вполне мог вызвать вирус.

Когда наступили страшные послевыборные события, Глеб о них не высказывался. Как потом оказалось, занимался совсем другим – оформлением своего третьего участка в деревне Лапоровичи на Минском море, который получил без аукциона, написав прошение АЛЕКСАНДРУ ГРИГОРЬЕВИЧУ (да, именно так).

Попросил у Лукашенко (ФОТО) и заплатил 2,5 госцены: теперь мы точно знаем, как Глеб получил элитную землю у Минского моря

Глеб смолчал даже тогда, когда 14 сентября задержали, а потом арестовали на 15 суток за участие в мирных акциях протеста давнего друга Глеба (и свидетеля свадьбы наряду с Черкашиной), журналиста Сергея Щурко. Символично, что именно 14 сентября вышло короткое интервью экс-футболист для госТВ – чисто о футболе. Только об игре говорил Глеб весь 2020-й – ну а в 2021-м, даже не подписав письмо за режим, снова предметно занял сторону системы.

 

Фото: FavBet via by.tribuna.com, instagram.com/olgahleb, tut.by, abw.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья