Блог Душевная кухня

«Не могу поверить, я убил свою собаку!» Через что прошел Диего Коста

Денис Романцов – о лучшем снайпере АПЛ

Журналисты знали только его имя, остальное – в тумане, даже амплуа. Болтался где-то в Португалии, даже не играл толком, лечил стопу – и вот приплыли: презентация в «Атлетико». Президент Энрике Сересо назвал Диего Косту вторым Кака, но что у них общего, кроме национальности? Да вот же, смотрите, предложил пресс-секретарь клуба, и раздал журналистам DVD с записью игры Диего Косты. Тем летом «Атлетико» взял Форлана, Рейеса, Луиса Гарсию, Тиаго Мотту и Симау Сабросу, поэтому история с диском напоминала розыгрыш. Тренер Хавьер Агирре тоже решил, что его разыгрывают, когда это бразильское чудо вышло на тренировку с развязанными шнурками и срезало круги на пробежке. «Этот парень – просто заноза в заднице», – сказал Агирре директору «Атлетико» Хесусу Гарсии Питарху. – «Это восемнадцатилетний ребенок, он пропустил полгода из-за операции на ноге, вот и не затянул шнурки. Объясните ему, как себя вести, это ваша работа».

Девятью месяцами ранее скаут «Атлетико» Хавьер Эрнандес приехал на игру «Брага» – «Белененсиш». Его позвал агент Нуну Патрау, устроивший в «Атлетико» защитника Зе Каштру. Теперь он показывал другого защитника, Роланду. Перекусывая перед матчем, скаут услышал разговор менеджеров «Браги» об их нападающем – почти 190 сантиметров, отдали пока во вторую лигу, и он уже забил пару мячей. Скаут заинтересовался и назавтра рванул на игру «Пенафиэла», временной команды Диего Косты – мог аккредитоваться официально, но не стал светиться, купил билет и засел на единственной трибуне. Диего Коста показался неуклюжим и полноватым, но как же ловко он управлялся с мячом – даже не верилось, что ему семнадцать.

Директор «Атлетико» Гарсия Питарх уже слышал о Диего Косте от агента Жорже Мендеша, втащившего в «Атлетико» динамовское трио Сейтаридис – Манише – Коштинья, и после восторгов скаута Эрнандеса нагрянул в Португалию. Нудил проливной дождь, поэтому Гарсия Питарх припарковался у стадиона и посмотрел игру «Варзим» – «Пенафиэл» из машины – этого хватило. Он попросил Жорже Мендеша познакомить его с Диего Костой. Встретились в Порту, насладились обедом от Сандры, жены Жорже Мендеша, Гарсия Питарх сказал, что видел три игры Диего Косты и позвал его в Мадрид. Все было здорово, только Диего Коста за два часа не сказал ни слова. Это смутило Гарсию Питарха, но Жорже Мендеш настоял: покупайте, если нравится, или его заберет «Порту».

«Атлетико» заплатил полтора миллиона евро за половину прав на человека, отыгравшего три месяца во второй португальской лиге, и поставил условие – оставшиеся до перехода полгода пусть играет в «Браге». В феврале 2007-го Диего Коста получил двадцать минут в матче Лиге Европы с «Пармой». Он успел получить желтую карточку и забить победный мяч, но через пару недель сломал плюсневую кость и закончил первый европейский сезон с интригующей статистикой – шесть голов, двенадцать предупреждений. В августе администратор «Атлетико» Педро Пабло Матесанс еле узнал Косту в аэропорту Барахас – тот прилетел в шортах и шлепках и меньше всего походил на второго Кака. «За кого вы играли в Бразилии?» – спросил на пресс-конференции журналист Серхио Перела. Диего Коста смутился. Он не знал, как бы поделикатней объяснить, что ни за кого он особо и не играл.

Уровень его первой команды был таким, что Диего Коста сам решал, кто с ним будет играть. Однажды он привел на тренировку своего глухонемого друга Марио Сезара, чем разозлил тренера Флавиньо: «Этот мальчик не может с нами заниматься. Он же не понимает, что я ему кричу». – «Я буду показывать ему пальцами. Если он уйдет, то и я с ним». На это Флавиньо пойти не мог. Режиссер Балабанов говорил: зритель любит, когда в героя всаживают пятьдесят пуль, после чего он закуривает и идет мстить. В команде Лагарто, своего родного города, Коста и был таким героем. В одной из игр он забил победный мяч после того, как ему рассекли губу и треснули по голеностопу.

Через пять лет Диего Коста переехал с семьей в Сан-Паулу и бросил в футбол. Старший брат Жаир (назвали в честь Жаирзиньо, чемпиона мира-1970) пропадал на вечеринках – а завидно же, тоже охота сводить девушку в кино, угостить в кафе, вот и устроился Диего Коста к дяде Эдсону: ездил с ним на грузовике до парагвайской границы, покупал ювелирные украшения и перепродавал их в торговом центре Galeria Pagé. Скопил на мотоцикл, завел подружку (через пять лет она стала женой), но дядя Эдсон все канючил: возвращайся в футбол, возвращайся. «Если это будет мешать мне зарабатывать, то нет, не вернусь», – отвечал Коста. Но Эдсон не отстал и привел Диего к знакомому бизнесмену, содержавшему команду с амбициозным именем «Барселона Эспортиво Капела». Диего приняли, удавалось даже совмещать с работой, но настала пора ехать на турнир в Минас-Жераис, и Коста отказался – не хотел терять деньги. «Да я все равно тебе заплачу, только поезжай», – сказал Эдсон.

На том турнире Диего Косту заметил Амаури Грасиани, президент «Юракана» – клуба, за который нападающий Дондиньо (чуть больше известный, как отец Пеле) забил пять мячей в одном матче, и все головой. C «Юраканом» Коста проник на юниорский чемпионат Сан-Паулу, куда съехались главные скауты и агенты. В полуфинале Диего ударил соперника, нахамил судье, нарвался на четырехмесячную дисквалификацию, но все равно вышел в финале («Понятия не имею, кто дергал нитки за кулисами, но мне разрешили сыграть», – сказал он потом в интервью El País) и забил победный мяч. После финала, отшумевшего на стадионе «Коринтианса», агент Жорже Мендеш предложил Косте переехать в португальскую «Брагу». Отец и дядя отговаривали, убеждали, что выгоднее перейти в «Сан-Каэтано», а мама плакала: когда Диего было пятнадцать дней, она уложила его спать, отвлеклась на стирку, вернулась в детскую за остатками белья и увидела в кроватке ядовитую змею, кораллового аспида. Жозелейде, детский врач, понимала: если укусит – Диего за пару минут истечет кровью и умрет. Она аккуратно взяла сына за плечи и резко потянула на себя. Прошло семнадцать лет, но она все еще не готова была отпустить его так далеко – в Португалию. «Если не отпустите, я все равно сбегу», – объявил Диего Коста.

Не прошло и года, как Жорже Мендеш устроил Косту в «Атлетико». Диего дебютировал в товарищеской игре с «Сельтой», которая его вскоре и арендовала. «Он пока не понимает, как вести себя в команде, – сказал Гарсия Питарх своему коллеге из «Сельты» Рамону Мартинесу, – Если вы не научите его быть профессионалом, это будет катастрофа – вы лишите меня будущей суперзвезды». Коста начал с того, что после гола «Хересу» взвился над мячом, как бык над тореадором, разозлил игрока «Хереса» Антонито, сцепился с ним и получил красную карточку. Косте не хватало тренировок и матчей, поэтому вечерами он играл на университетском поле рядом с домом, а в остальное время смотрел по телевизору бразильский чемпионат.

Через два месяца после «Хереса» Диего снова удалился – на девятнадцатой минуте игры с дублем «Севильи». Первая желтая – за нырок, вторая – за крик на судью. Неделей ранее Коста ударил коленом в голову бразильского защитника «Малаги» Велигтона, которому наложили шесть швов. Причина – Велигтон бил по ногам нового друга Косты, Квинси Овусу-Абейе, арендованного у «Спартака» (их дружбе не мешало то, что один не говорил по-английски, а второй по-португальски – хватало и жестов). «Я не боксер, мне не нужно бить людей, чтобы хорошо играть, – сказал Диего в интервью Marca. – Велигтон же с радостью лупил и Квинси, и меня, но мы не хныкали, как он. Он повел себя, как девчонка. Наверно, ему лучше играть в волейбол». После зимних каникул Коста выпал из состава, но в марте вернулся и сравнял счет в игре с «Нумансией» через сорок три секунды после выхода на поле, а потом забил победный мяч – один из самых эффектных в карьере.

«Извините, я допоздна играл в PlayStation и проспал», – объяснил Диего опоздание на одну из апрельских тренировок. Алехандро Менендес, четвертый тренер «Сельты» в том сезоне, так изумился искренностью Косты, что простил ему и удаление в конце первого тайма матча с «Тенерифе», после которого «Сельта» упустила победу. Из-за долгов перед кредиторами «Сельта» задерживала Косте зарплату, он получил ее уже в «Атлетико», но снова не пробился там в состав и узнал, что его зовет тренер «Альбасете» Хуан Игнасио Мартинес, который не послушался вице-президента Гонсало Панадеро, предупредившего: «Если мы возьмем Косту, мне придется нанять двух психологов – для него, и для тебя». У «Альбасете» не хватало денег на зарплату Диего, но директор «Атлетико» Гарсия Питарх предложил: чем больше времени он проводит на поле, тем меньше вы ему платите, остальное он получает от нас.

Приехав в Альбасете, Диего Коста удивился дважды: когда узнал, что в городе нет пляжа, и после первой игры, когда увидел уровень своих партнеров: «Мне нечего здесь делать, я возвращаюсь в Мадрид». Полузащитник Марко Навас уговорил его остаться, и Коста стал душой команды. Каждый четверг он звал к себе всех игроков на барбекю, хотя готовить умел только аргентинец Тротта, и устраивал ночные покерные турниры (однажды затянули и тренера Мартинеса, но, вернувшись домой без денег, тот в покер больше не лез, а Коста с Троттой доигрались до того, что поехали на European Poker Tour в Мадриде, где представились профессиональными картежниками из Бразилии и Аргентины). Соседка жаловалась, приезжала полиция, проверяла документы, просила не шуметь, но Коста не унимался. Соседка звонила даже Висенте Ферре де ла Росе, администратору «Альбасете»: «Диего смотрел порно, и она попросила его убавить звук, – рассказал Висенте Франу Гильену, биографу Косты. – Тогда Диего поинтересовался: «Вам что, не нравится заниматься любовью?» Жалоба Гарсии Питарху тоже не помогла: Коста включал музыку после полуночи, соседка долбила в стену, но он делал еще громче. А потом Диего завел йоркширского терьера, и шум в его квартире не стихал, даже когда он уезжал на тренировки.

Правда, тренировался Коста не всегда. Денег в «Альбасете» хватило только на зарплату игрокам, и Диего отказался выходить на поле, пока не заплатят всем сотрудникам клуба. Через несколько дней он уточнил в раздевалке у врача, массажиста и администратора, со всеми ли рассчитались. Оказалось – нет. В раздевалке возник президент «Альбасете». Он подошел поприветствовать Косту и услышал: «Я не пожму вам руку, пока вы им не заплатите».

В игре пятого тура с «Химнастиком» Коста заработал пенальти, сам же собрался его реализовать, но в мяч вцепился полузащитник «Альбасете» Верса. Коста хмурился, сопротивлялся, тянул мяч на себя, тренер волновался – опыт конфликтов с партнерами у Диего уже был, он неделю дулся на вратаря Хонатана из-за того, что тот недостаточно быстро швырнул ему мяч – но Верса сказал, что у него день рожденья, и Коста мигом подобрел: да-да, бей, конечно.

Косте дали ласковое прозвище «гребаный бразилец». Он врубал латиноамериканские песни в автобусе, использовал корзину для белья как барабан, запирал тренеров в сауне и бросался на тренировке снежками, хотя все и так страдали от внезапных холодов. В середине мая возвращались из Сан-Себастьяна, в два часа ночи остановились на заправке, а пока разминали ноги на улице – в автобус забрались воры. Заметив это, Диего заорал по-португальски и погнался за ворами через темное поле. О пропавших вещах никто уже не думал – Косту бы вернуть. Воров он не догнал, но помог «Альбасете» остаться во второй лиге. Прощаясь с сотрудниками клуба, Диего сунул в карман экипировщика Антонио дель Рея тысячу евро. Посреди сезона, когда Коста захлопнул дверь, оставив дома ключи и голодную собаку, Антонио помог ему вскрыть замок.

После того сезона «Барселона» хотела купить Диего в свою вторую команду, давала три миллиона евро, но Гарсия Питарх отказал. Устав от аренд, Диего приехал на сборы «Атлетико» через десять дней после их старта, да еще и с семью кг лишнего веса. Пожаловался: в «Атлетико» его не ценят, вечно куда-то ссылают. Не ценят? Хочешь новый контракт? Нет проблем, но после – сезон в «Вальядолиде». В новом городе Коста поселился рядом со стадионом, полторы минуты ходьбы, но все равно умудрился опоздать на тренировку – за это тренер Мендилибар отправил его собирать виноград. Забив шесть мячей в двенадцати играх, Диего выиграл конкуренцию у ангольца Манушу, с которым проводил все свободное время. Вместе готовили фасоль с говядиной, танцевали под бразильскую поп-музыку и глумились над увлекавшимся капоэйрой защитником Нивалдо, пародируя его приемы. «Я называл Диего гомиком, – сообщил Манушу Франу Гильену, автору книги о Косте, – но он ничего не мог со мной поделать, потому что я сильнее».

Зимой в Вальядолиде похолодало, Диего намазал ноги согревающим кремом, но переборщил и так обжег ступни, что неделю ковылял в шлепках. В примере Коста забивал так же часто, как во второй лиге, но с первой красной карточкой подзадержался, получив ее только в конце марта, когда затоптал защитника «Эспаньола» Дидака Вилу. Вскоре «Вальядолид» получил третьего тренера за сезон, Хавьера Клементе. Тот стал играть в два форварда, совместив Косту и Манушу, при этом первого называл Коштиньей, а второго Манише. Когда через месяц его наконец поправили, он заявил, что как ему удобно, так и будет называть.

«Вальядолид» вылетел, а «Атлетико» влез в долги и приготовился продать Диего Косту любому, кто даст восемь миллионов евро. «Гранада» предлагала только шесть, остальные надеялись на аренду, и Диего остался, но опять опоздал на сбор, правда, всего на четыре дня, зато снова с лишними килограммами: «Просто моя мама слишком хорошо готовит, – объяснил Коста. – Но Агуэро и Форлан носятся на тренировках, как собаки, и я буду делать так же, чтобы конкурировать с ними».

На сборе Коста заигрался в покер с соседом по номеру, Франом Меридой, и проспал командное собрание, взбесив тренера Кике Флореса, а потом, паркуясь у дома, нечаянно наехал на своего йоркширского терьера: «Не могу в это поверить, я убил свою собаку! – кричал он по телефону Пауло Ассунсао, полузащитнику «Атлетико». – Он выбежал поприветствовать меня, а я не заметил его и задавил». Коста взял двух новых собак, но долго отходил от шока. Следующим летом он услышал от Жорже Мендеша: «Атлетико» принял предложение «Бешикташа», осталось подписать личный контракт, встретимся вечером в отеле. Отключив телефон, Коста вышел на тренировку и через полчаса порвал крестообразные связки.

Вместо Турции – операция, десять дней в гипсе, физиотерапия, тренировки в бассейне, потом на велотренажере, и так несколько месяцев. Чтобы скорее вернуться на поле, писал еще один биограф Косты Крис Дэвис, Диего стал бегать по лестнице и подпрыгивать, приземляясь на травмированную правую ногу. «Хочешь, чтобы меня уволили?!» – орал Оскар Питилья, фитнес-тренер «Атлетико». На второй круг Косту отдали в «Райо Вальекано», в февральской игре с «Сарагосой», конкурентом в борьбе за выживание, он готов был сыграть двадцать минут, но еще до перерыва травмировались два форварда, Трасоррас и Райко, «Сарагоса» вела 1:0, делать нечего, Коста рискнул, вышел на целый тайм и на семьдесят пятой минуте сравнял счет, а в следующих двух играх забил еще три мяча. «Мы ехали в автобусе, и, когда по радио объявили, что Коста забил, все дружно захлопали, – вспоминал в интервью Cadena COPE Фран Мерида, полузащитник «Атлетико», – Симеоне был поражен нашей реакцией».

Вернувшись в «Атлетико», Коста узнал, что за последнюю вакансию игрока без европейского паспорта он будет конкурировать с аргентинцем Сальвио. «Бетис» предложил за Диего пять миллионов евро, но он решил побороться еще раз: если уж и с шестой попытки ничего не выйдет, тогда, конечно, – с вещами на выход. После серии тренировок и товарищеских игр Симеоне отвел Косту в сторону: «Я выбрал Сальвио, но ты можешь продолжать тренироваться с нами». «Атлетико» активизировал переговоры с «Бетисом», но в то же время «Бенфика» пообещала за Сальвио одиннадцать миллионов – от такого не отказываются. Коста остался в «Атлетико», вытеснил с левого края уругвайца Родригеса и в четырех стартовых матчах поучаствовал в шести голах. «Он подбежал и крикнул: «Спасибо, придурок», – жаловался защитник «Бетиса» Антонио Амая, чья ошибка привела к голу Диего Косты в четвертьфинале Кубка Испании. «Я всю игру слышал от него расистские оскорбления», – говорил полузащитник «Севилья» Шарль Кондогбия, удаленный в полуфинале. Из двадцати мячей в том сезоне восемь Коста забил в Кубке, который «Атлетико» выиграл впервые за семнадцать лет.

Весной Диего сыграл за сборную Бразилии в товарищеских матчах с Италией и Россией, бразильские музыканты Антонио Рожерио и Чико Куэйрога посвятили ему песню El Lagarto, а летом он получил испанский паспорт, и за ним стал внимательнее следить Висенте дель Боске. В октябре пранкер с радио Cadena COPE позвонил Сколари, тренеру сборной Бразилии, и, назвавшись президентом «Атлетико» Сересо, спросил: какие планы на Диего Косту? Сколари ответил: если б чемпионат мира был сегодня, он взял бы Диего, но – только дублером Фреда.

После этого Диего Коста объявил, что хочет играть за Испанию – где его ценят и любят. Он выиграл с «Атлетико» чемпионат, но травмировал подколенное сухожилие в решающей игре с «Барселоной», перед финалом Лиги чемпионов слетал в Белград к знахарке Марьяне Ковачевич, вылечившей ван Перси и Лэмпарда мазью из лошадиной плаценты, вышел против «Реала», но продержался только семь минут. На чемпионате мира в Бразилии болельщики обзывали его предателем даже на тренировках, свистели во время игр, Коста заработал пенальти, наступив на ногу голландца Де Врея, Испания повела, но дальше – только и делала, что пропускала. Коста удивил испанцев тем, что сдружился в сборной с Серхио Рамосом, с которым жестко рубился в клубных турнирах, но на поле разочаровал.

В Англии Коста вывел свой жесткий провокационный стиль на новый уровень. Он бодался и толкался, глумился над защитником «Эвертона» Коулмэном, забившим в свои ворота, намекал защитнику «Стока» Шоукроссу, что от него разит потом, забивал семь мячей в четырех стартовых играх (Торресу потребовалось для этого сорок три игры), возмущался решениями Моуринью и Конте, а главное – вернул «Челси» чемпионский титул, не получив в том сезоне ни одной красной карточки, а новый чемпионат начал с двух победных голов на последних минутах. Если он и удивил кого-то всем этим, то только не лидеров «Челси». Впервые очутившись на тренировке в Кобхэме, Коста попросил бразильца Оскара представить его Терри, Кейхиллу и Ивановичу и сообщил: «Я собираюсь на войну. Пойдемте со мной».

«Они делали вид, что платили, а я – что играл». Самый беззаботный футболист

«Ты либо проиграешь и заработаешь, либо просто проиграешь». Он отказался продавать матч

«Я встретил разделение страны с болью и грустью». Верность Павла Недведа

Фото: Gettyimages.ru/Julian Finney; REUTERS/Victor Fraile, Sergio Perez; Gettyimages.ru/Gonzalo Arroyo Moreno, Pablo Blazquez Dominguez; REUTERS/John Sibley/Action Images

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья