Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог Душевная кухня

«Болельщики помогли мне победить рак». От дублера «Локомотива» до легенды «Ман Сити»

Денис Романцов – об Уве Реслере

«Я не выигрывал премьер-лигу и Кубок Англии, но я завоевал сердца болельщиков «Сити». Они помогли мне победить рак», – сказал тренер «Уигана» Уве Реслер в интервью Daily Mail накануне матча Кубка Англии-13/14 против «Манчестер Сити». Назавтра «Уиган» победил 2:1 и вышел в полуфинал.

Уве всегда любил аутсайдеров. Самым влиятельным клубом Лейпцига был «Локомотив», собиравший лучших игроков регионов, но Уве болел за «Химию», скромную рабочую команду. Западную Германию Уве видел в детстве только по телевизору – благодаря самодельной антенне. На Западе жил двоюродный брат его мамы Ингрид, но в семидесятые с ним запрещено было общаться даже по телефону – разрешалось только обмениваться посылками на Рождество. Однажды дядя добавил в коробку с молочным шоколадом киви, лишив Реслеров покоя на целый вечер. Они понятия не имели, что им делать с непривычным подарком – варить, жарить или есть так. 

Его отец Хорст не стал футболистом из-за хронической астмы, зато основал команду в деревне Старкенбург, и, когда Уве исполнилось четыре года, пустил его играть с шестилетними. В одиннадцать лет Уве отобрался в спортшколу Лейпцига и уехал от родителей. Четыре года он жил в одном общежитии со штангистами, пловцами, легкоатлетами, гимнастами и гандболистами, но в отличие от некоторых других спортсменов развивался естественно: «Пловчихам давали стероиды, из-за чего их голос менялся, становясь более низким», – писал Реслер в своей книге. Окончив ту школу, Уве попал в «Локомотив», годом ранее игравший в финале Кубка Кубков. Второй тренер Гюнтер Беме представил его так: «В команде – три новых парня. Это, например, Уве Реслер, но не волнуйтесь – у него ничего не получится».

Через несколько недель Уве вышел на замену во втором раунде Кубка УЕФА против марсельского «Олимпика». Среди восьмидесяти тысяч болельщиков сидели его родители. Вскоре Реслера навестил клубный политработник. «Что ты сегодня делаешь?» – «У меня пара в институте, а потом еду не тренировку». – «Нет-нет. Сегодня тебе не надо тренироваться. В 16:00 за тобой прибудет машина». Вечером Уве сидел перед двумя офицерами Штази. «Вы ездили с «Локомотивом» в Швецию и Францию?» – «Да, ездил» – «В баре отеля к игрокам подходили восточные немцы, убежавшие из страны?» – «Да. это болельщики, которые поддерживают нас в зарубежных матчах». – «Что они вам говорили?» – «Я в команде новичок. После ужина я пошел спать. Так что ничего не видел и не слышал».

Реслера вызвали в полицию из-за случая в Швеции. Гид пригласил команду на ужин к себе домой, а заодно открыл гараж и похвастался «харлеем». Выяснилось, что мотоцикл в «Локомотиве» есть только у Реслера. «Хочешь прокатиться?» – предложил гид. Уве, конечно, согласился, но заблудился и минут двадцать искал обратную дорогу. Руководство «Локомотива» решило, что он попытался убежать на Запад.

«Значит, вам нравится в «Локомотиве» и вы хотите и дальше играть за него?» – продолжал офицер. – «Конечно». – «Тогда вы должны работать с нами». – «Но я просто хочу играть и учиться. Я не хочу никаких проблем». – «Нет. Вы либо с нами, либо против нас. Если против нас, то вы больше не будете играть за молодежную сборную и «Локомотив». Ваша карьера закончится». – «Могу я подумать, посоветоваться с родителями?» – «Нет! Вы ни с кем не должны обсуждать нашу встречу». Офицер протянул Реслеру документ о неразглашении: «Подпишите».

Вечером Уве признался отцу: «Штази хочет, чтобы я информировал их об игроках «Локомотива». Что они пьют, с кем общаются за границей, обсуждают ли побег». – «Расскажи об этом тренеру». Уве промаялся всю ночь, думая, как лучше начать разговор, после чего был так вял на поле, что тренер обратился сам: «Что с тобой?» – «У меня проблема». Описав ее, Реслер услышал от тренера: «Долбанные идиоты. Они не имеют права трогать моих игроков. Я разберусь с этим». Он позвонил директору клуба и закричал: «Мои игроки – не политики! Пусть эти недоумки оставят их в покое!» – «Теперь мне конец», – сказал Уве, вспомнив документ о неразглашении.

Через несколько недель он ударил локтем защитника, который пинал его во время матча турнира дублеров, и был дисквалифицирован на восемь недель. В Штази его больше не звали, но и из «Локомотива» убрали. Отправили в его любимую команду – «Химию». Там Уве забил за сезон шесть мячей и вместе с тренером Маттиасом Вайсом перешел в «Магдебург». Одна из первых игр – против «Локомотива». Победу «Магдебургу» обеспечил гол Реслера на последних минутах. Пробегая мимо скамейки своего бывшего клуба, он показал средний палец второму тренеру «Локомотива» Гюнтеру Беме.

Игра транслировалась в прямом эфире, так что Реслера заставили извиняться. Много лет спустя он участвовал в благотворительном матче, где соперников тренировал все тот же Беме. После игры он спросил: «Почему ты это сделал, Уве?» – «Вспомните, что вы сказали в мой первый день в «Локомотиве»: «У него ничего не получится». – «Но я говорю так про всех молодых игроков». – «Вы могли уничтожить меня». – «Посмотри на себя! Ты стал большим футболистом». – «А сколько людей не стали, из-за того, что вы подавили их своими словами?»

В 1989-м Реслер заиграл в сборной ГДР, которую тренировал Эдуард Гайер, с 1971 года работавший осведомителем Штази под псевдонимом IM Jahn. Приняв сборную на предпоследнем месте отборочной группы, он добился побед над Исландией и СССР – для попадания на чемпионат мира оставалось сыграть вничью с Австрией. Чтобы лучше к ней подготовиться, высшую лигу ГДР остановили на пару недель, но стране было уже не до футбола. На площади Карла Маркса в Лейпциге собралось сто тысяч человек, скандировавших: «Мы – люди! Мы – люди!» К игрокам сборной пришел шеф полиции: «Не беспокойтесь из-за этих демонстраций. Военные окружили центр Лейпцига и скоро покончат с протестами раз и навсегда. Только предупредите родных, чтобы в ближайшие дни держались подальше от Лейпцига».

Глава компартии Лейпцига удержал военных от подавления демонстрации, и через неделю на площадь вышло уже триста тысяч. Вскоре пала Берлинская стена, а тренировочный лагерь сборной ГДР заполонили менеджеры западных клубов. В итоге ГДР проиграла 0:3 и не поехала на чемпионат мира. «В ГДР у меня было очень счастливое детство, – вспоминал Реслер в автобиографии, – Правительство заботилось обо мне, оплачивая мое образование и тренировки, так что мне не на что было жаловаться. Когда границы открылись и Германия воссоединилась, я понимал, что не смогу конкурировать с Юргеном Клинсманном и Руди Феллером, я был реалистом, поэтому в глубине души надеялся, что ГДР сохранит свою идентичность, как Шотландия с Уэльсом, и продолжит играть отдельной сборной. Но этого не случилось».

Его агентом стал бременский бизнесмен Ханс Козел. Он мог устроить в «Вердер» или «Штутгарт», но Уве еще опасался ехать на Запад, поэтому выбрал промежуточный вариант – дрезденское «Динамо», попавшее в бундеслигу объединенной Германии. «Динамо» заплатило «Магдебургу» рекордные для себя два миллиона марок, увидев в Реслере замену Ульфу Кирстену, проданному в «Байер». В феврале 1992-го «Динамо» играло с «Баварией» в Мюнхене. Реслера опекал чемпион мира Томас Бертольд, сказавший во время игры: «Восточные немцы, убирайтесь туда, откуда пришли. Я за неделю получаю больше, чем вы за год». В тот день «Динамо» выиграло 2:1.

Через полгода Реслер стал чаще играть в баварском регионе, перейдя в «Нюрнберг», но в октябрьском матче с «Кельном» его снова спровоцировали, он не сдержался и нарвался на дисквалификацию. К этому добавилось недовольство болельщиков тем, что Уве не забивал на старте сезона, и ощущение себя изгоем в команде, где кроме него не было ни одного восточного немца. Уве все чаще срывался домой, в Лейпциг, иногда даже тайно тренировался со своей бывшей командой, «Химией», а в конце сезона вернулся в дрезденское «Динамо». Там безголевая серия Реслера достигла сорока матчей, потом он порвал связки, перенес операцию, а, вернувшись, узнал, что не нужен «Динамо».

Летом 1994-го агент Вольфганг Фоге устроил ему просмотр в английском «Мидлсбро». Реслер должен был сыграть за резервную команду, но матч отменили из-за снегопада, и Уве улетел в Германию. Спустя несколько дней он вернулся в Англию – его ждали в «Манчестер Сити». После полугодового простоя он забил два мяча «Бернли», и тренер «Сити» Брайан Хортон оставил Реслера до конца сезона. Набрав форму, Уве пробился в основу, но при этом плохо понимал английский и долго не мог сыграться с Полом Уолшем, своим партнером по атаке. В игре с «Уимблдоном» они вдвоем пошли на верховой мяч и столкнулись головами.

Зато весной 1995-го Уве забивал почти каждую неделю. После гола «Шеффилду» в последнем туре, спасшего «Сити» от вылета, фанаты завели традицию петь его имя на мотив Go West группы Pet Shop Boys. После арендного сезона «Сити» купил Реслера за 375 тысяч фунтов.

Летний сбор 1995 года проходил в Норвегии. В отеле Уве проникся симпатией к девушке Сесили, работавшей на ресепшне. Он все еще плохо знал английский, Сесили – немецкий, но им помог с переводом голландский защитник Мичел Фонк. Выяснилось: Сесили работала в отеле, чтобы накопить денег на учебу в Австралии. Они обменялись телефонами и стали созваниваться, но продолжать эксплуатировать Фонка было уже неудобно, и, чтобы улучшить взаимопонимание, Сесили перевелась в один из лондонских университетов. Узнав, что у Сесили проблемы с жильем в Лондоне, Уве предложил ей переехать к нему в Манчестер. Она стала его первой постоянной девушкой.

В том сезоне Реслер забил пятнадцать мячей, а болельщики «Сити» признали его лучшим игроком сезона. Их новым хитом стала кричалка «Дедушка Уве бомбил «Олд Траффорд» (весной 1941-го стадион «МЮ» был разрушен после фашистского авианалета) – фанаты даже смастерили пять тысяч маек с этой фразой. Немецкие медиа всполошились, но Реслер успокоил их: «Это просто английский юмор».

Через полгода Реслер забил на «Олд Траффорде» самый эффектный мяч в своей карьере. Автор голевого паса – грузинский полузащитник Георгий Кинкладзе.

До этого, правда, Реслер не забивал четырнадцать матчей подряд – из-за летней травмы лодыжки и ухода своего напарника Пола Уолша. В итоге новый тренер «Сити» Алан Болл публично объяснил последнее место клуба тем, что Уве уже не тот, и перед следующей игрой с «МЮ» купил нового форварда – тоже грузина Михаила Кавелашвили, ставшего чемпионом России со «Спартаком-Аланией». «Не переживай, ты сыграешь с «МЮ». Ты все еще наш главный форвард», – заверил Реслера Болл за два дня до дерби. Приехав на стадион, Уве узнал, что остался в запасе. За пять минут до перерыва Кавелашвили забил после скидки Нила Куинна, Реслер разозлился еще сильнее, и через минуту после выхода на замену метко пробил с восемнадцати метров в дальний угол ворот Шмейхеля – 2:2. После этого Уве подбежал к скамейке «Сити», где сидел Болл, и показал на свою фамилию на майке. «У вас проблемы с тренером?» – «Да, серьезные проблемы, – не сдержался Реслер после матча. – Я не играю за него. Играю за клуб, партнеров, болельщиков, но не за Алана Болла».

В последнем туре решалось, кто вылетит – «Сити» или предыдущая команда Болла, «Саутгемптон». Оставался тот, кто набирал в туре больше очков. При их равенстве, благодаря лучшей разницей мячей, спасался «Саутгемптон». «Сити» проигрывал «Ливерпулю» 0:2, но после перерыва забили Реслер и Симмонс, и Болл велел тянуть время и удерживать ничью, так как услышал от кого-то, что в параллельном матче «Саутгемптон» проигрывает «Ковентри» 0:1. Реслер спокойно пасовался с полузащитником Стивом Ломасом, когда из раздевалки прибежал травмированный форвард «Сити» Нил Куинн и, размахивая полотенцем, заорал, что нужно забивать третий гол, потому что в матче «Саутгемптона» на самом-то деле нулевая ничья. Через минуту грянул финальный свисток. «Манчестер Сити» вылетел из премьер-лиги. Назавтра Реслер снова получил приз лучшего игрока клуба по версии болельщиков.

Тренер сборной Германии Берти Фогтс посоветовал ему вернуться в Германию и не мучиться в английской второй лиге, но Реслер не хотел, чтобы его считали трусом и предателем. Он остался, но проблемы начались еще летом: сбор в Китае пришлось прервать уже на второй день из-за наводнения. В начале октября «Сити» упал на четырнадцатое место второй лиги, а в ноябре получил четвертого тренера за три месяца, Фила Нила. С ним «Сити» опустился еще ниже, проиграв семь матчей из десяти, и после Рождества приветствовал пятого тренера, Фрэнка Кларка, при котором Реслер забил восемь голов за шесть недель, здорово сотрудничая с новым форвардом «Сити» Полом Диковым и тем же Кинкладзе. Забив «Саутенду» в феврале 1997-го, Реслер даже поклонился Георгию за прекрасный пас.

Реслер рассчитывал продлить контракт с «Сити», истекавший в 1998 году. Летом 97-го он женился на Сесили, осенью родился сын, которого назвали в честь легенды «Сити» Тони Бука, Уве планировал играть в Манчестере до конца карьеры, но клуб снова завалил старт сезона, из-за протестов фанатов сменился президент, а Реслер повредил связки и выбыл на три месяца. Проиграв борьбу за выживание «Портсмуту», новой команде Алана Болла, «Сити» вылетел в третью лигу. Уве готов был вытаскивать оттуда команду, но так и не дождался нового контракта и вернулся в Германию.

Его позвала команда, шоково выигравшая чемпионство через год после возвращения в бундеслигу. Тренер «Кайзерслаутерна» Отто Рехагель поразил Уве тем, что приехал на переговоры с женой – ее интуиции он доверял больше, чем своей. Уве подготовился хуже: его агент Фоге пропустил переговоры из-за проблем с налоговой и прислал помощника, а тот подмахнул контракт, по которому зарплата Реслера в «Кайзерслаутерне» уменьшалась втрое, если он не выходил на поле. Утешением для Уве стало то, что вместо третьей лиги Англии он окунулся в Лигу чемпионов, и в декабрьской игре с финским ХИКом сделал хет-трик. Он стал вторым бомбардиром «Кайзерслаутерна» после Олафа Маршалла, другого парня из Лейпцига, но летом клуб усилил атаку шведом Петерссоном, албанцем Таре и чемпионом мира, французом Джоркаеффом, а Уве получил выдающееся предложение от берлинской «Теннис-Боруссии» (что-то вроде «РБ Лейпцига» девяностых). Клуб принадлежал крупной страховой компании, грезил бундеслигой, взял тренером Винни Шефера, выводившего «Карлсруэ» в полуфинал Кубка УЕФА, подписал вице-чемпиона Европы Сухопарека и Сергея Кирьякова из «Гамбурга», а Реслеру предложил такой контракт, что Рехагель воскликнул: «На твоем месте я бы подписал. Мне никогда не платили таких денег».

Впервые приехав на тренировку, Реслер увидел на парковке команды второй лиги Porsche, BMW и Mercedes-Benz последних моделей. «Теннис-Боруссия» сразу раскололась на стариков, вытащивших команду из третьей лиги, и новых игроков вроде Сухопарека с Кирьяковым, получавших на уровне топ-клубов бундеслиги. Шефер назначил Реслера капитаном, но Уве не удалось объединить команду. До зимнего перерыва он забил восемь мячей, команда шла четвертой, но потом начался январский сбор в Ла Манге, где многие игроки «Теннис-Боруссии» открыто выпивали с друзьями из других клубов. «Вы должны остановить это», – сказал Реслер тренеру. – «Нет, это твоя работа. Ты капитан».

К концу мая «Теннис-Боруссия» свалилась на тринадцатое место, но Реслера утешило появление второго сына, названного в честь другой легенды «Ман Сити», полузащитника Колина Белла. Он загорал на Майорке, когда ему позвонил пресс-атташе «Теннис-Боруссии»: владелец страховой компании под следствием за мошенничество, клуб – банкрот, контракты аннулированы. Как это – аннулированы? Руководители клуба заявили, что документы пропали.

Оставшись без работы, Реслер обратился к тренеру «Саутгемптона» Гленну Ходдлу, с которым играл в теннис во время зимнего отпуска в Дубае. «Ты готов играть центрфорварда в схеме 4-3-3?» – спросил Ходдл. – «Конечно». – «Тогда ты идешь к нам». Уве начал тренироваться после операции по удалению грыжи, но перетрудился, понадобилась новая операция, а в это время 22-летний форвард Джеймс Битти забил десять мячей в десяти играх. Реслер редко выходил на поле и уж тем более не надеялся сыграть против любимого «Ман Сити», но на тридцатой минуте Битти травмировался, Ходдл выпустил Реслера, «Саутгемптон» победил после гола Дана Петреску, и то поражение подтолкнуло «Сити» к новому вылету из премьер-лиги.

Ходдл свинтил в «Тоттенхэм» сразу после победы над «Сити», новый тренер Стюарт Грэй планировал поставить Реслера на игру последнего тура с «МЮ», но накануне Уве отравился морскими гребешками, приготовленными его женой. В день игры он пытался скрыть это, но сильно потел, еле двигался и признался тренеру: адски болит живот, сыграть не получится.

В октябре 2001-го Реслер очутился в аренде в «Вест Бромвиче». Тренер команды Гари Мегсон удивил Уве, устроив получасовую пробежку в день игры с «Кристал Пэлас». Уже на предматчевой разминке Реслера сковали судороги, но он отыграл потом семьдесят минут и отдал голевую передачу Бобу Тэйлору, а через неделю забил победный мяч «Ноттингем Форресту». Аренда закончилась, и Реслер вернулся в «Саутгемптон», чей новый тренер Гордон Стракан приветствовал команду словами: «Боже, никогда не видел столько толстых задниц в одной комнате».

После полугода в «Унтерхахинге» (клуб рухнул в третью лигу и разорвал контракт) Реслер сделал подарок жене, которая много лет моталась с ним между Англией и Германией, и продолжил карьеру на ее родине, в Норвегии. Связавшись с «Лиллестремом», Уве обрек себя на январские тренировки в Осло при «минус двадцати двух», но это еще что: у него участились непонятные приступы, из-за которых он дважды подрался с партнерами по команде, Бьярманном и Халле. На испанском сборе «Лиллестрем» разгромил казанский «Рубин», и Реслер забил три мяча. «Рубин» тут же предложил за него полтора миллиона фунтов, «Лиллестрем» одобрил трансфер, но Уве отказался. В следующей товарищеской игре он забил венской «Аустрии» еще два мяча, но чемпионат начал плохо.

В игре с «Валеренгой» его сразил кашель. «В чем дело?» – спросил тренер Эрландсен. – «Что-то в груди. Не могу дышать». – «Это из-за погоды. Скоро привыкнешь». Реслеру дали антибиотики, а в клинике проверили кровь на инфекции или вирусы. Ничего нет, может играть. Уве сказал тренеру, что не в силах бегать из-за проблем с дыханием, и готов только стоять у чужой штрафной. Это устроило тренера, и не помешало Реслеру забить «Буде Глимту» вскоре после перерыва. Но в груди не полегчало – наоборот. Его отправили на более углубленное обследование, сделали рентген и увидели злокачественную опухоль размером с теннисный мяч. .

«Я улетаю в Германию». – «Нет, тебе срочно нужно к врачу, иначе ты не проживешь и неделю. Нужно немедленно начинать химиотерапию, чтобы сохранить хоть какой-то шанс». У врачей не было времени даже на подробное исследование опухоли. Оно заняло бы больше времени, чем Уве мог протянуть без химиотерапии. Был риск, что химиотерапия – это не то, что нужно Реслеру, но другого выхода не оставалось. Альтернативой была только гарантированная смерть в течение недели. После двух сеансов опухоль уменьшилась. С одной стороны, это было только начало, с другой – признак того, что врачи не ошиблись с диагнозом.

Через несколько месяцев его разбудил телефонный звонок. После нового сеанса он еле двигал руками, но все же прижал трубку к уху: звонил Марк Бакли, старый приятель из Манчестера. «Уве, ты слышишь это?» – «Что именно?» – «Послушай». Имя Реслера пели болельщики, собравшиеся на домашней игре «Сити» – сорок шесть тысяч человек. Уве улыбнулся – впервые с тех пор, как у него обнаружили рак.

Пройдя четыре курса химиотерапии, Реслер позвонил тренеру Эрландсену: «Я еще могу вам чем-то помочь?» – «Помогай с аналитикой». С тех пор Уве не просто валялся в больничной койке, а пересматривал DVD с матчами «Лиллестрема». Гуляя с детьми после выхода из клиники, Реслер ощущал себя восьмидесятилетним стариком, но уже через несколько месяцев начал тренировать нападающих «Лиллестрема» на сборе в Ла Манге.

После ухода Эрландсена Реслер стал главным тренером и вывел «Лиллестрем» в финал скандинавской Лиги чемпионов. В чемпионате Реслер дважды финишировал четвертым, но, перейдя в «Викинг», занял третье место, опередив «Лиллестрем». 2008 год выдался кошмарным: Уве потерял деда и отца, полтора месяца пролежавшего в коме, а его 11-летний сын перенес удаление опухоли селезенки. Взяв перерыв в тренерской работе, Уве устроился экспертом на канал TV2, а во время одной из поездок в Манчестер – его включали в зал славы «Сити» – осознал, что соскучился по Англии и перевез туда семью. Когда Уве вывозил последние вещи из норвежского Ставангера, ему позвонили из «Мельде», шедшего третьим с конца, и попросили выручить. Он воспользовался паузой на матчи сборной, увлек игроков «Мельде» в казарму, устроил им трехдневый турнир по пейнтболу, а потом спас команду от вылета и наконец уехал в Англию, где разослал резюме во все клубы, искавшие новых тренеров.

Параллельно с поисками Реслер три раза в неделю тренировал юных нападающих в академии «Сити». Наконец позвонил агент: «Брентфорд» приглашает на собеседование. Оно состоится через два дня». Бывший напарник Пол Диков, работавший тренером «Олдхэма», подогнал диски с тремя играми «Брентфорда», с которым недавно соперничал, и Реслер успешно прошел собеседование, куда его пригласили почти случайно. Владелец «Брентфорда» Мэттью Бенем основал турнир NextGen Series, прообраз юношеской Лиги чемпионов, и позвал туда «Мельде». На встрече с тренером «Мельде» Уле-Гуннаром Сульшером, сменившим в этой должности Реслера, Бенем признался, что ищет «Брентфорду» нового главного тренера. «Так попробуй Реслера, – сказал Сульшер. – Он отлично работал в Норвегии». Заявки на пост тренера «Брентфорда» подало человек семьдесят, и, если б не совет Сульшера, Бенем вряд ли позвал бы Реслера.

Поддержать Уве в первых матчах во главе «Брентфорда» приезжали даже болельщики «Сити». «Брентфорд», два года топтавшийся в середине таблицы, Реслер за пару лет поднял на третье место, с «Уиганом» обыграл в Манчестере «Сити» в четвертьфинале Кубка Англии, «Лидсу» особо не помог, а прошлым летом взялся за «Флитвуд Таун» – тот самый клуб, что продал «Лестеру» Варди. Прошлой весной «Флитвуд» лишь в последнем туре спасся от вылета из третьей лиги. Уве принял команду за неделю до старта нового сезона, но поднял аж на четвертое место (лучший результат в 109-летней истории клуба), а свой тренерский стиль назвал футбольным хэви-металлом. В январе 2017-го Реслера признали тренером месяца в третьей английской лиге. Да, он всегда любил аутсайдеров.

Его сын Колин играет за молодежку «Ман Сити» и недавно подписал с этим клубом трехлетний профессиональный контракт. «Сразу ли ваша жена согласилась назвать сыновей в честь легенд «Сити»? – спросил Реслера журналист Guardian Стюарт Джеймс. – «У нее не было выбора. Мы решили, что она определит имя, только если родится девочка. Она заявила, что назовет дочь Челси. Я сказал: «Не думаю».

«Он спас бы даже «Титаник». Тренер, который рискнул всем

«Запомни: ты не должен отчаиваться». Почему не выдержал Роберт Энке

Фото: Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Phil Cole/ALLSPORT, Martin Willetts, Shaun Botterill/Allsport, Ben Radford/Allsport, Stu Forster/Allsport, Mike Hewitt/Allsport; REUTERS/Ed Sykes/Action Images

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы