Обо всем и ни о чем. Блог спортпрограммы с Минской волны

«Любой свежий мотоцикл после нескольких падений рассыпается на запчасти». Что такое стантрайдинг

«Ты для стантрайдинга уже не подходишь. Старый», – огорошил собеседник. Здрасьте, приехали. В 24 – и уже дед для мототрюков! Но, как говорит Виталий, начинать нужно лет в десять, а то и раньше. Ну и ладно. Не больно-то хотелось.

- Слушай, а стантрайдинг – это спорт или развлекаловка, заполнение пауз на каком-нибудь дрифте?

– Де-юре этот вид спорта таковым не является, потому что его должна признать международная федерация мотоспорта. Почему она не признает? Потому что Федерация на любые запросы о регистрации стантрайдинга в качестве вида спорта отвечает обязательными условиями – техрегламент и судейский регламент по соревнованиям. Вид спорта молодой, и пока никто не может четко описать правила и сложности судейства.

Де-факто это реальный вид спорта. В европейских странах проходят соревнования буквально каждую неделю. Все они, как правило, открыты для участия. Например, чемпионаты Германии и Польши.

- А помимо Германии и Польши кто культивирует стантрайдинг?

– Германия не особо культивирует. На территории Евросоюза две страны серьезно занимаются развитием спорта – это Франция и Польша. Во многих государствах не совсем лояльные законы по отношению к трюковой езде в принципе. Не везде можно найти закрытую площадку для тренировок. Даже если она около гипермаркета или логистического центра, где никому не мешают, то часто полиция все равно серьезно штрафует ребят. Просто потому, что федерации мотоспорта этих стран ничего не могут предложить спортсменам, и они развиваются сами, чтобы участвовать в соревнованиях.

- Наши ребята в Польшу ездят на выступления?

– Любые соревнования – это не просто соревнования, участие ради участия. Выступления дают серьезный толчок в личностном развитии в этом спорте. В прошлом году на чемпионат мира в Польшу мы поехали за четыре дня. Все это время были у нашего знакомого поляка. К нему приехали в том числе французы, японец прилетел. Мы чудненько провели время :) Вместе тренировались, отдыхали…

- С напитками?

– Не, без. Я спиртные напитки в принципе уже давно не употребляю, потому что не веселит это и не радует. Отдых был в общении и в обмене опытом.

- У нас дела с поиском площадок для тренировок как обстоят?

– Легко найти такую площадку, которая подойдет нам. Единственное – расстояние до нее. В нашем виде спорта сложна логистика. Нужно доставить не только себя, но и мотоцикл.

ГАИ к нам никогда не имеет вопросов. Если это городская парковка, где ездят машины, а мы создаем шум для местных жителей, то естественно они приедут и с удовольствием нас оттуда попросят. Но мы давно уже не тренируемся на таких площадках, где можем кому-то создавать неудобства. Я прекрасно понимаю, что такое постоянно жужжащий двигатель. Я живу рядом с первым аэропортом. Мне довольно весело сидеть дома и слышать постоянно дрифтующие машины, когда тут проводятся соревнования :)

Поэтому мы тренируемся далеко от города в закрытых местах. Федерация мотоциклетного спорта нам в этом тоже помогает. На сегодня есть площадка в Раубичах. Мы тренируемся там уже пять лет. Пока была реконструкция, искали другие площадки, ездили по 30-35 километров от Минска. Сейчас вернулись в Раубичи. У нас есть определенные договоренности, когда мы там можем тренироваться. Никому не мешаем, собираем людей, которые там гуляют.

- В мотодвижухе обычно выступают за правильную экипировку – комбинезон, мотоботы, перчатки, шлем. Стантрайдеры же часто выступают в майке, джинсах и кедиках. Почему?

– Сразу оговорюсь – каждый райдер экипировку выбирает для себя сам. Что касается меня, то я не выступаю, в том, что ты назвал. Но нам не нужна такая сильная защита, как в других видах мотоспорта. У нас площадка маленькая и скорости невысокие.

Пробежимся по списку. На мне всегда есть мотоперчатки, которые позволяют упасть на асфальт и не получить травмы ладоней. Есть мотокуртка – раньше я практиковал езду без нее, но все равно часто страдают локти, поэтому я перешел к ней плюс защита спины и локтей. Шлем обязателен. Что касается коленей, то там тоже есть защита. Большинство про-райдеров ей не пренебрегают.

Почему мы все в кедиках? Все очень просто. Другой обуви для нас не придумали, кроме как обувь для скейтбордистов. В нашем виде спорта очень много спрыжек на ноги. Мы не можем надеть мотоботы, потому что они очень сильно ограничивают подвижность. Скейтерская обувь позволяет безопасно спрыгивать с метровой-полуметровой высоты на асфальт, не получая травм.

- Тем не менее, в фотоотчетах с чемпионата Европы можно встретить ребят в майках.

–  Да, но под майкой есть защита спины. Ее, как правило, не видно. Так же, как и наколенники.

- Что умеешь делать на мотоцикле?

– Надо пояснить, что есть четыре группы всех трюков. Это выступление на заднем, переднем колесах, акробатика и дрифт-бернаут – это все связано с ездой боком, полубоком и дымом. На уровне Беларуси я являюсь одним из самых сильных райдеров. Есть еще мой товарищ по команде, который лучше меня катает. В прошлом году я стал восьмым на чемпионате мира в Польше.

- Из скольких?

– Не помню точно, сколько было участников. Человек пятьдесят. Приезжают туда ребята, глядя на которых трудно представить, можно их объехать или нет. В лидерах все примерно равны, поэтому мое восьмое место – очень серьезный результат.

Умею я довольно много, но все мои умения не позволяют соревноваться с топ-райдерами, которыми сейчас являются два поляка и литовец. Отчасти потому, что они тренируются немного больше. Каждый, может, лет по десять. Отчасти потому, что для них это профессиональная деятельность. Они за счет этого живут. А у меня это серьезное хобби, которое отнимает много времени.

- И денег.

– В том числе. Если рассматривать всю трюки, которые сейчас придуманы, то на переднем колесе я могу выполнить порядка 80%. На заднем – 70, потому что очень много разных трюков, которые кто-то выполняет, кто-то нет. Дрифт и акробатика – тоже порядка 80% от всех общеизвестных трюков. Я выполняю практически все, кроме самых сложных, к которым нужно готовиться долгое время.

- Как все это выглядит на соревнованиях?

– Здесь нет обязательной программы, как в фигурном катании. Но я, приезжая на соревнования, составляю список и вношу в него коррективы уже в процессе исполнения. Просто есть спортсмены result oriented, т.е. ориентированные на результат. Я себя причисляю к ним. А есть просто райдеры, которые приезжают просто покататься for fun – показать то, что могут. Так вот result oriented заранее прописывают программу,  потому что судьи смотрят, какое количество трюков в каждой дисциплине спортсмен выполнил из общеизвестных. Если где-то чего-то я недовыполнил, то в этой графе просто получу ноль баллов и буду неконкурентоспособен по очкам и результату.

- Сколько длится выступление?

– На разных соревнованиях есть свой регламент. В среднем это три-четыре минуты. За это время райдер должен показать все. Профессиональный, очень сильный спортсмен может выполнить порядка 50-60 трюков. Послабее ограничиваются 20. У меня что-то среднее – около 40.

- А как судят?

– Одного судьи здесь в принципе быть не может. Было бы слишком однобоко. Три-четыре в основном сидят. Чем больше, тем лучше.

Есть две системы судейства. Первая – судье дается, условно, 100 баллов. Он вправе поставить 20 за каждую группу плюс еще 20 бонусом – за агрессию и индивидуальный стиль.  Вторая система – тоже сидят четыре судьи, но они не смотрят на количество трюков. Каждый из них занят своей работой – один следит за чистотой трюка, второй – за сложностью, третий – за разнообразием и т.д. Организаторы часто выбирают систему судейства, исходя из квалификации судей.

- В Беларуси много стантрайдеров? Ребята, которые по вечерам носятся по проспекту Независимости – не в счет.

– Ну почему же не в счет? В принципе, это и есть стантрайдинг как таковой. Любой, кто умеет выполнить какой-либо трюк, потом может делать его по вечерам в городе. Кто профессионально занимается в Беларуси стантрайдингом – таких не больше 10-15 человек. Причем это я довольно оптимистично посмотрел. Раньше было легче следить, кто где по регионам занимается. У нас проводился открытый чемпионат Беларуси, который собирал много участников из нашей страны. Два года мы его уже не организуем. Может, на начальном уровне ребят, которые просто пробуют себя в этом виде спорта, можно насчитать под 20-25.

- Тренируетесь вы вместе или каждый сам по себе?

– Когда появилась площадка в Раубичах – вместе. И тренировочный процесс, и прогресс идет лучше. А раньше каждый выбирал ближайшую для себя площадку из доступных и ехал к ней. Не одиночкой, попарно – одному в этом виде спорта тренироваться нежелательно, потому что бывают разные травмы, иногда серьезные.  Особенно на начальной стадии, когда трюки вообще непонятно, как делать. Они все кажутся очень сложными. Поэтому серьезные падения бывают и лучше, когда есть кто-то рядом, кто сможет подбежать и приподнять мотоцикл. Эти 150-200 килограммов могут прижать – и выбраться не очень просто.

- Тогда «хвастайся», что успел поломать за годы в стантрайдинге.

– Три года назад на соревнованиях сломал ключицу. Был совсем не мой день. В рамках Мирового Супербайка на трассе Moscow Raceway у нас были соревнования. Я поехал туда с серьезной температурой. Два дня меня жестко лихорадило. Я пил какие-то лекарства. Сейчас-то уже понимаю, что лучше бы было их не употреблять, потому что они ухудшали координацию и понимание процесса. И на довольно простом трюке я умудрился упасть. Причем люди сказали, что со стороны это не выглядело жестким падением. Просто мозг не отдавал правильные команды мышцам.

Ну, ничего – докатали соревнования, постояли с кубком на подиуме.

- Еще и до призов доехал с переломом?

– Да, у нас было сложное выступление, тандемное. Нужно было катать со своим партнером. В первый день прошли индивидуальные заезды – заняли первое и четвертое место. Лидировал мой партнер. А в тандеме у нас была накатанная программа. Его задача была не потерять позицию, а моя – забраться на подиум. В итоге вместе откатали. Я с переломанной ключицей. Говорят, что невозможно с этим что-то делать – но на адреналине, на всем остальном нормально закончил программу. Он стал первым, я третьим. Так что все было весело и хорошо, помимо месяца с неприятной повязкой :)

- Техника для стантрайдинга серьезно переделана и усилена. А на базе каких мотоциклов создаются трюковые байки?

–  Можно начинать на любой технике, но лучше выбрать мотоцикл, который будет по кубатуре не больше 600 куб.см. У нас, например, 636-е Kawasaki используются. Лучше всего приспособлены мотоциклы 2003-2004 годов выпуска. Довольно старый, но лучше него пока ничего не придумано для нашего спорта. Мотоиндустрия гонится за уменьшением веса мотоциклов. Их начинают делать практически из шоколадной фольги. Любой свежий мотоцикл после нескольких падений рассыпается на запчасти.

- У тебя тот самый Kawasaki?

– Именно такой. 80-85% профессиональных стантайдеров выбирают этот мотоцикл. Остальные пересаживаются на модели посвежее, где меняют полностью рамы, подрамники и прочее. Оставляют, по сути, только мотор и ходовую часть.

- По городу на нем катаешь?

–  Я в город сейчас на мотоцикле не выезжаю.

- Вот это поворот! А почему? Боишься, что на светофор на переднем колесе прикатишься?

– Абсолютно нет :) Я вполне спокойный в этом плане. В городе что-то показывать сейчас вообще не вариант. Раньше, допустим, проскакивало такое, когда я профессионально стантрайдингом не занимался.

По городу на мотоцикле в принципе ездить очень небезопасно. В первую очередь потому, что в нашей стране нет правильной культуры вождения. Например, в Италии и Франции, где мотоциклы и скутеры популярны, чуть меньше проблем возникает с автолюбителями. А у нас любые перестроения машин, которые производятся без сигнала поворота, чреваты ДТП. Причем для мотоциклиста оно будет серьезным – нет никаких подушек безопасности и прочего.

Если на площадке я являюсь виновником любой сложной ситуации, то на улице не все зависит от меня. Да и нет уже такого интереса. 

Фото из личного архива Виталия Пасевича.

Автор 
РЕЙТИНГ +21

Свежие записи в блоге

9 августа 2015 09:40
Как в Беларуси развивают горные велогонки

11 июля 2015 12:14
«Любой свежий мотоцикл после нескольких падений рассыпается на запчасти». Что такое стантрайдинг

1 июня 2015 11:39
«Раньше были и кричалки, и волны, и все остальное. Сейчас веду себя скромнее». Знакомимся с пресс-секретарем ФХРБ

23 мая 2015 04:43
Александра Романовская: «Когда в первый раз зашли в Центр фристайла – пооткрывали рты от удивления»

17 мая 2015 14:00
Екатерина Галкина: «На совершеннолетие Станюта подарила «50 оттенков серого». Взрослым людям – взрослые подарки»

4 мая 2015 08:30
Сергей Сафонов: «У ребят иногда отключался мозг, видя на трибунах такое количество людей»

26 апреля 2015 12:29
«Сложно сказать, фан это или спорт». Что такое белорусский сноуборд

18 апреля 2015 15:45
Лидер фан-клуба ХК «Шахтер»: «Раздражали только те, кто писал, что Солигорск скупил всех»

24 марта 2015 17:25
Сергей Шабанов: «До сих пор не объявил об окончании карьеры. Возобновить ее могу в любой момент»

15 марта 2015 16:42
«Звонят и думают, что здесь «Торонто Мэйпл Лифс». Как в 24 года создать свой ХК

Сегодня родились