Блог Спортивный канал

Жозе устроил театр на «Олд Траффорд». Хромал, тряс кулаком, махал блокнотом, разговаривал с болельщиками «МЮ»

Мы за ним следили.

Моуринью вернулся в Манчестер почти через год после увольнения (18 декабря)  – в город, где, по собственным словам, был всем доволен.

Перед матчем Жозе выдал внезапное откровение: жизнь в отеле – а все два года в Манчестере он прожил в номере гостиницы Lowry, отказываясь снимать квартиру – была ему максимально комфортна. То, что во времена его работы в «МЮ» считалось символом временности, португальским бастионом одиночества, вдруг превратилось в показатель максимальной сосредоточенности на футболе.

«Я был бы несчастлив один в квартире (семья Жозе продолжала жить в Лондоне – Sports.ru). Мне пришлось бы убираться, а я это не люблю. Гладить, а я это не умею. Мне бы пришлось готовить, и я бы месяцами ел яичницу с сосисками, потому что это единственное, что я умею.

Если я смотрел футбол или мы засиживались с помощниками по работе, то всегда можно было заказать ужин в номер. У меня было все, и если бы не этот комфорт, мне пришлось бы гораздо тяжелее».

Еще теплее он отзывался о прошлом в «Юнайтед» пару недель назад, на первой пресс-конференции в «Тоттенхэме», когда признался, что получил более 50 сообщений из «МЮ»: сотрудники клуба, руководство и некоторые игроки поздравляли его с назначением. «Это уже не о победах, а о том уважении, которое остается к тебе у людей, потому что ты профессионал и хороший человек», – по тренеру было видно, что такие мелкие детали от работников бывшего клуба ему важны и приятны.

Болельщики «МЮ» тоже вспоминают Жозе вполне тепло. С прилавков у стадиона предусмотрительно убрали все шарфы с изображением экс-тренера (еще на игре «МЮ» с «Ливерпулем» в конце октября они были, теперь же остались только на половине матчевых со стороны «Тоттенхэма»), но почти все фанаты, с которыми я говорила перед матчем, признавались, что Жозе ждет максимально спокойный прием. 

«Он уже возвращался сюда, когда работал на телевидении, – вспоминала девушка Молли, – и трибуны даже пару раз спели его имя. Между «Тоттенхэмом» и «МЮ» нет принципиальности: если бы он перешел в «Ливерпуль», тут бы, конечно, начались проблемы. Так что я думаю, что его встретят аплодисментами, но вот как будут реагировать по ходу матча – сильно зависит от хода игры».

За 11 месяцев без футбола, совмещенных с работой на ТВ, Моуринью, и без того идеально умеющий привлекать внимание, прокачался в этом навыке еще сильнее. Например, из раздевалки он вышел раньше команды и встречал игроков в туннеле, ведущем на поле «Олд Траффорд». Естественно, камера Amazon Prime следила за этим внимательнее, чем за разговорами Кейна с Уинксом.

«Олд Траффорд» – один из немногих стадионов АПЛ, на котором игрокам приходится выходить от угла поля. Тренеры проделывают путь по самой кромке, в метре от первых рядов. Это тот самый момент, когда болельщики могли прицельно высказать Жозе то, что о нем думают: будь это аплодисменты или ругательства.

Поведение Моуринью и Сульшера в этот момент больше всего было похоже на встречу бывших. В «Как я встретил вашу маму» этот момент называли попыткой «выиграть расставание»: вы приходите на одну и ту же вечеринку с новыми партнерами, вежливо улыбаетесь друг другу и всячески стараетесь показать, что прошлое – в прошлом, у вас все хорошо и ваше будущее явно прекраснее, чем будущее бывшего. 

Жозе шел к скамейкам первым, с абсолютно непроницаемым лицом под легкий шелест аплодисментов. Болельщики захлопали громче, когда мимо них проходил Сульшер, но Жозе не видел ни этого, ни радостных объятий Оле с маскотом. 

Тренеры теплее, чем обычные коллеги, обнялись и разошлись по своим техническим зонам. Моуринью с первой минуты вышел к кромке поля, а у «МЮ» все оставалось по-старому: Сульшер на скамейке, Майк Фелан у поля, а Майкл Каррик курсирует между ними. 

Когда «Юнайтед» забил, камера у скамеек тут же развернулась в сторону Моуринью. Португалец будто ждал этого внимания. Размахивая руками, он выскочил к полю и принялся жестами показывать своим защитникам, как они должны действовать теперь. В этот момент все тепло домашних болельщиков закончилось, и трибуны отреагировали саркастическим: «Присядь, Моуринью!»

Ярчайшим моментом первого тайма (которому наверняка посвятят минут 10 в будущем сериале про «Тоттенхэм») стало столкновение Уинкса и Джеймса на краю поля. Игроки вылетели за боковую линию, и Джеймс в падении головой врезался в ногу Моуринью.

В тот момент проявилось все медиавеличие Моуринью: на лежавшего Джеймса несколько секунд не обращал внимания почти никто, зато и камеры, и судья, и медперсонал ринулись к тренеру. Тот же потирал ногу так, будто его только что подстрелили. Для максимальной драмы ему не хватило только хромать весь оставшийся матч, особенно сильно морщась каждый раз, как он спускался по ступенькам со скамейки запасных.  

С каждым новым эпизодом в матче реакция Жозе выглядела все более наигранно (установка Amazon?). Забитому голу Алли Моуринью начал радоваться лишь когда вышел к полю, сжал зубы и яростно затряс кулаком. Их разговор с ассистентом Жоау Сакраменту перед перерывом выглядел еще страннее: главный тренер долго размахивал большим блокнотом с золотой оконтовкой страниц, что-то объясняя, а потом принялся записывать. Еще фактурнее получилась концовка тайма: всю последнюю минуту Жозе, стоя спиной к полю, улыбался и перекидывался фразами с болельщиками «МЮ» на первых рядах.

Общение с фанатами продолжилось и после перерыва. На первой же минуте Рэшфорд упал в штрафной, «Олд Траффорд» взревел, радуясь пенальти, а Жозе с ухмылкой развернулся к трибунам и помахал руками возле ушей, видимо, с посылом «чего вы кричите – этот пенальти еще забить надо». 

Рэшфорд наконец-то забил, и Моуринью минуту молча смотрел на празднующих игроков «Юнайтед», а затем подбадривающе поаплодировал своим.

Чем больше «МЮ» атаковал, тем серьезнее становился Моуринью. Заигрывания с фанатами прекратились, вместе с Сакраменту они больше не уходили с кромки, а раздраженные размахивания руками были куда больше похожи на естественную реакцию, чем на заигрывание с камерой.

***

После матча игроки обеих команд на флеш-интервью (то есть буквально сразу после выхода с поля, когда эмоции еще не успели остыть и почти нет сил придумывать политкорректные ответы) в один голос говорили, что присутствие Моуринью не повлияло на настрой. Фигура Жозе действительно не добавила принципиальности противостоянию «Тоттенхэма» и «Манчестер Юнайтед».

Но точно стала важной для самого тренера. За несколько минут до финального свистка, когда «Олд Траффорд» встал на ноги, Моуринью максимально сконцентрировался. Жестом он отогнал от себя эмоционального Сакраменту, а сам перестал активно эмоционировать. Размахивания руками превратились в по-военному резкие отмашки.

Уходя с поля, Жозе с натянутой улыбкой обнялся с игроками «МЮ». В подтрибунку он уходил, убрав руки в карманы пальто, глядя прямо перед собой в темноту туннеля, под оглушительное «Оле-Оле-Оле» с трибун.

Журналисты начали послематчевую пресс-конференцию Моуринью с вопроса о перестановках в нападении «Манчестер Юнайтед»: «Если бы вы были здесь, вы бы поставили Рэшфорда налево?» Ответ вышел максимально в стиле Жозе: «Вы правы, я больше не здесь, вы должны задать этот вопрос Оле».

Он же признал, что «МЮ» этим вечером заслужил победу: «Я думаю, на протяжении 30 минут они были не просто лучше нас, а сильно лучше нас, быстрее, агрессивнее. Но нам повезло, и в конце первого тайма мы начали давить, у «Юнайтед» были проблемы. После перерыва мне показалось, что мы можем выиграть. Но этого не случилось.

Но я не думаю, что они выиграли, пытаясь мне что-то доказать. Просто в этом сезоне «МЮ» хорошо играет против больших команд: «Челси», «Ливерпуль», «Лестер». Мы большой клуб – и сегодня нам было тяжело».

Жозе храбрился и был максимально спокоен, но одно по итогам вечера ясно точно. 

Расставание тренера и клуба выиграли «Юнайтед» и Сульшер.

Моуринью называл Рэшфорда наивным и считал, что ему не хватает характера. Маркус ответил дублем

Фото: Gettyimages.ru/Dan Mullan, Stu Forster, Michael Steele; REUTERS/Andrew Yates

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья