Кава и бла-бла-бла
Блог

«Из-за вируса Эбола три года не видел маму». Легионер «Крумкачоў» – о невероятно бедной родине

Давид Симбо рассказал Игорю Петрулевичу, чем и как живут люди в Сьерра-Леоне. Здесь есть про войну, болезни и оптимизм.

Умару Бангура – первый представитель Сьерра-Леоне в чемпионате Беларуси по футболу. Давид Симбо – второй. Защитник «Крумкачоў» и игрок сборной своей страны приехал в Минск перед стартом сезона. Он только недавно набрал кондиции для того, чтобы проводить на поле все 90 минут, но все равно пока в основной состав «воронов» не проходит из-за лимита на легионеров (50 процентов матчей за сборную Давид не провел). Мы встретились на Немиге, чтобы обсудить не футбол, а удивительную страну в западной части Африки, которая поставляет в Европу алмазы и – иногда – футболистов, но сама живет крайне бедно.

Почему Сьерра-Леоне может стать одной из богатейших стран в мире

Сьерра-Леоне – исключительно бедная африканская страна с чудовищным неравенством в распределении доходов. Минеральные, сельскохозяйственные и рыбные ресурсы весьма значительны, однако экономическая и социальная инфраструктура страны недостаточно развита. Главным источником твердой валюты является добыча и экспорт алмазов, большая часть которых, однако, вывозится из страны нелегально. От 10 до 20 процентов алмазов в ювелирных магазинах Лондона, Токио, Парижа и Нью-Йорка добывается именно в Сьерра-Леоне. Вдобавок эта страна обладает крупными месторождениями платины, золота, серебра, но остается одной из беднейших стран мира. ВВП на душу населения в 2009 году – 900 долларов (215-е место в мире).

– Что в экономике не так? У вас же есть возможность стать богатейшей страной в мире.

– Все верно. Можно подумать, что Сьерра-Леоне – очень богатая страна, а ее жители – богачи, потому что у нас огромное количество природных ресурсов. Например, наши алмазы продают по всему миру. Но так получилось, что деньги от ресурсов простые жители не видят. Они сконцентрированы в руках лидеров страны, которые распоряжаются ими не слишком умело.  Например, у нас полно бокситов, но это не дает никакого толку. Это проблема. У Сьерра-Леоне есть возможность стать одной из лучших стран Африки. Может, через лет 5-10 действительно получится.

Как коррупция проникла во все сферы жизни Сьерра-Леоне

Вместе с Беларусью Сьерра-Леоне занимает 123-е место в мире по индексу восприятия коррупции. Правда, на родине Симбы одна из самых молодых в мире демократий (даже моложе нашей). Официально она берет отсчет лишь с 2007 года, что, судя по всему, налагает свой отпечаток на жизнь туземцев.

– В отчете путешественников по Сьерра-Леоне прочитал, что они при встрече полицейского даже не выясняли, в чем дело, а давали ему 10 долларов. Коррупция действительно процветает в вашей стране?

– На мой взгляд, коррупция – это проблема не только Африки, но и всего мира. Конечно, именно на нашем континенте уж слишком много коррупции. Куда бы ты ни обратился в африканской стране, наткнешься на коррупцию. Это одна из причин, почему прогресс наших стран не такой быстрый. Деньги решают в каждом аспекте жизни. Это происходит как и на высоком государственном уровне, так и на футбольном поле. Все это делает жизнь в Африке значительно хуже. Но, я повторю, такая ситуация во всем мире.

Могу привести пример из футбольной жизни. Чтобы попасть в национальную сборную своей страны или хотя бы в сборную до 17 или до 19 лет, игроки должны дать деньги тренеру. Это самая настоящая коррупция. Основной состав команды формирует не класс футболиста, а количество денег в его кармане. Правда, не надо снова думать, что такой беспредел только в Африке. По всему миру можно встретить такие ситуация, только о них никто не говорит, а обращают внимание на наш континент. Еще замечу такую деталь, что в футболе больше политики, чем в каком-либо другом государственном вопросе. В последние годы если хочешь быть успешным в футболе, нужны связи. Иногда очень хорошие игроки не так уж успешны в больших клубах. Но мы видим, что далеко не самые сильные футболисты попадают в богатые команды. Вероятнее всего, у них есть отличные менеджеры, которые качественно делают свою работу. Сейчас это игра в бизнес, а не в мяч.

Лично я не попадал в такую денежную ситуацию. Дело в том, что в Сьерра-Леоне я сразу оказался в местном большом клубе – «Майтли Блэкпул» из столицы Фритаун. Эта команда всегда была на слуху и на виду, у нее много болельщиков, правда, не так уж много денег. Если действительно хорошо играешь, то без проблем попадаешь в сборную. Плюс я был приглашен в число лучших по стране до 17 лет, потом до 19, до 23. В итоге, я попал и в главную команду, когда оставался в Сьерра-Леоне. Шаг за шагом добился своей цели.  Я всегда был в системе местного футбола. И даже когда подписал контракт со шведским клубом «Сандвикен»,продолжил получать вызовы в сборную. Для меня это не проблема. 

Надо сказать, что каждый сьерра-леонец, попадая в главную команду страны, показывает свои лучшие качества. Мы все очень любим нашу родину и хотим доказать игрокам и болельщикам, что не просто так находимся на своей позиции. Ведь когда выходишь на поле, то не думаешь о деньгах или других проблемах.

Что мешает сьерра-леонским детям получать образование

Лица в возрасте от 15 лет и старше, умеющие читать и писать на английском, менде, тенде или арабском, составляют лишь 35,1 процента – иными словами, две трети взрослого населения Сьерра-Леоне является безграмотным.

– У нас бесплатное школьное образование. С этим нет проблем. В моем детстве были отличные школы. Дело в том, что в нашей стране есть потрясающий университет, куда стремятся попасть студенты из других стран – Нигерии, Ганы и самой Сьерра-Леоне. Там люди получают очень хорошее образование. Называется Fourah Bay College. Все хотят быть там.

Правда, сейчас многое изменилось. Уровень образования в этом университете немного ухудшился. Я не знаю, в чем причина. Возможно, снова вмешалась коррупция. Несмотря на это, у нас по-прежнему функционирует хорошая система образования. Не такого высокого уровня, как раньше, но по-прежнему хорошая.

Не у каждого ребенка есть возможность добраться до школы

А статистика неграмотного населения возникла из-за бедности. Многие родители просто не могут найти деньги на учебники своим детям. Это проблема. Вообще, уровень дохода напрямую влияет  на уровень образования. В Сьерра-Леоне можно встретить невероятно умных и начитанных студентов, людей с достаточно посредственными знаниями и вообще без образования.  Слишком большая разница. Так происходит, потому что в разных частях страны разный уровень жизни: от богачей до нищих.

– Почему бедные люди не могут получить образование, раз оно бесплатно?

– Я вижу проблему в том, что не у каждого есть возможность добраться до школы. Дело в том, что в Сьерра-Леоне принято создавать большие семьи. Но для хорошей жизни нужно, чтобы оба родителя ходили на работу. Так получается, что самый старший из детей должен решать дела по дому и воспитывать младших. У семей нет денег, чтобы нанять няню. Впрочем, эту проблему еще можно решить, но бывают настолько бедные семьи, что дети вынуждены сами как-то подрабатывать, чтобы найти деньги на еду. Как они пойдут в школу, если не могут нормально питаться?

Мне повезло, у моей семьи были деньги, хоть нас и шестеро. Я предпоследний по возрасту. Но наша самая старшая сестра хоть и помогала нам, давала советы по жизни, но и сама получила хорошее образование. Прямо сейчас она работает в банке. Каждый в нашей семье закончил классную школу. Многие получили высшее образование.

Мой отец – полицейский. Я не знаю, как правильно назвать его должность на русском или английском. В общем, он босс среди всех полицейских во Фритауне. Это очень тяжелая работа. А моя мама бизнесмен. Благодаря трудолюбивым родителям мы росли в хорошей атмосфере и получили достойное образование.

Почему пять детей для семьи в Сьерра-Леоне – это нормально

Годовой прирост населения в этой африканской стране – 2,2 процента (фертильность – 5 рождений на женщину). Правда, показатель материнской смертности в Сьерра-Леоне является самым высоким в мире: 2 000 смертей на 100 000 рождений.

– У меня два брата и три сестры. Я не представляю, почему так вышло. Честно, не знаю, какие планы были у моих родителей. Да, нас шестеро. Наверное, это многовато :). Правда, такая ситуация во всех семьях страны! Но, если честно, так было раньше. Например, в 80-е. В какой-то момент истории все изменилось. Сейчас так точно. Мало кто планирует шесть детей. Стало ясно, что содержать, например, десять детей реально сложно. Возможно, раньше многие надеялись на деньги от природных ресурсов, но сейчас все трезво оценивают ситуацию. Лично если у меня будет двое детей, я буду счастлив. Надеюсь, моей жене тоже будет достаточно.

Почему сьерра-леонцы хотят забыть страшную 11-летнюю войну

Гражданская война в Сьерра-Леоне между силами центрального правительства и Объединенного революционного фронта продолжалась 11 лет (1991–2002 годы). Она отличалась жестокостью и бесчинствами даже по африканским меркам. Повстанцы в массовом порядке увечили мирное население. Убивали беременных, чтобы узнать пол ребенка, и насиловали девственниц, чтобы обезопасить себя от венерических заболеваний. Бойцы с обеих сторон использовали марихуану, домашний алкоголь, иногда кокаин и героин. Всего за период войны погибло около 75 тысяч человек.

– Отголоски война чувствуются до сих пор?

– Нет-нет, сейчас это очень мирная земля. Все хорошо. Война закончилась много лет назад. Я думаю, нам не стоит много говорить об этом. Ни один из сьерра-леонцев не хочет вспоминать страшные события. Каждый из нас верит в лучшее и надеется на развитие инфраструктуры в стране. Мы с оптимизмом смотрим в будущее. Могу сказать точно, что у нас сейчас спокойно. Никакой войны. Все мирно.

Почему туризм в Сьерра-Леоне может стать популярным

Именно здесь можно насладиться настоящей красотой и экзотикой Африки, ведь протяженность песчаных пляжей с пальмами в стране составляет сотни километров, да и дикая природа сохранена в заповедниках.

– Места, которые ты бы посоветовал посетить в Сьерра-Леоне?

– Сьерра-Леоне – замечательная маленькая страна. Я думаю, что сейчас мы открыты для иностранцев. У нас появились отличные отели для отдыха, плюс всегда были хорошие пляжи, где можно расслабиться. Мне кажется, если хочешь посетить эту страну, смело езжай. 

У нас, пожалуй, лучшие пляжи в Африке. Шикарный белый песок. Просто рай! Еще там можно проводить тренировочные сборы. На берегу океана созданы отличные условия для занятий спортом. Я и Умару Бангура много раз работали на кэмпах в Сьерра-Леоне. Это было очень круто.

Нельзя сказать, что Сьерра-Леоне так уж популярна среди туристов. Мы никогда не концентрировались на развитии этого направления, как Кения, Танзания или Египет. Но в последние два года стали делать нашу страну интереснее для путешественников: появилось много хороших отелей в разных частях страны. Возможно, через лет пять туризм в Сьерра-Леоне станет более популярным. Ведь, как я уже сказал, у нас просто восхитительные солнечные пляжи, которых не так уж много в других странах. Сьерра-Леоне способен стать интересным и для футбольных команд, которые могут проводить у нас отличные сборы.

Впрочем, и обычному туристу есть, что оценить. Есть много хороших и интересных мест, которые достойны внимания. В деревнях можно посмотреть на быт местных жителей. У них полно традиций, которые до сих пор соблюдаются. Еще у нас есть красивые горы, где проводится сафари. Там полно экзотичных животных. Например, львов, за жизнью которых можно спокойно наблюдать из окна автомобиля. Повторю, сейчас Сьерра-Леоне – мирная страна. Там можно быть уверенным в своей безопасности.

Почему футболом в Сьерра-Леоне нельзя много заработать

Сборная Сьерра-Леоне, капитаном которой является «динамовец» Умару Бангура, занимает 118-е место в рейтинге ФИФА. Эта команда ни разу не выступала на чемпионате мира и лишь дважды попадала в групповой этап Кубка Африки. При этом в стране наблюдается футбольный бум.

– Как лично ты стал футболистом?

– В Сьерра-Леоне абсолютно в каждой семье родители хотят, чтобы их сын хорошо учился в школе и был доктором или юристом, а не стал спортсменом. Никто не видит в своем ребенке обычного паренька, который гоняет мяч по полю. Для родителей это бесполезное занятие. 

Самый известный футболист в истории Сьерра-Леоне – Мохамед Каллон, который много лет играл в «Интере» и «Монако». В нашей стране его знают все. Это легенда. Когда Каллон улетел играть в Европу, жители нашей страны не пропускали ни одного матча. В Беларуси я бы сравнил его с Александром Глебом.

На матчи чемпионата Сьерра-Леоне приходит по 10-15 тысяч

Когда маленькие дети смотрели игры с участием Каллона, они мечтали оказаться на его месте. Дети видели, что его показывают по телевизору, что у него много денег, что он невероятно популярен на родине. Родители тоже признавали это. В какой-то момент они поняли, что футбол может быть хорошей работой. Но я к тому времени уже ходил в школу и делал ставку на учебу. Правда, и там постоянно играл в футбол, принимал участие во всех соревнованиях. Более плотно я начал играть в футбол, когда мне было уже 10 лет. Я развивался в этом направлении. Как-то наша школа попала на большой турнир среди всех учреждений страны, где я сумел показать все, на что способен. После этого меня пригласили в команду моего любимого клуба «Майтли Блэкпул». Я большой фанат именно этой команды, как и вся моя семья. Это помогло мне быстро получить одобрение от родителей. Сбылась моя мечта: я попал в команду, за которой следил в детстве. Я был на седьмом небе от счастья. Так началась моя профессиональная карьера. Я прошел все возрастные группы и добрался до основного состава «Майтли Блэкпул», после чего связался со шведским агентом и переехал в его страну, дальше была Саудовская Аравия, и вот теперь Беларусь.

– Ты сказал, что Мохамед Каллон заработал много денег. Я видел фотографии роскошной жизни Умару Бангура в Африке. А ты богат?

– Нет-нет, так нельзя сказать. Я много времени провел в команде Сьерра-Леоне, где платят не так уж много. Я бы с удовольствием остался в своей стране, но я решил зарабатывать в Европе. В Сьерра-Леоне клубы совсем не богатые, там на футболе много денег не получишь. Другое дело, что сама игра среди местных жителей безумно популярна. Ты, должно быть, видел, как Бангуру окружают дети, когда он приезжает домой. У него полно фанатов. То же самое происходит со мной. Мы являемся примерами для молодых игроков. Точно такими же, как Мохамед Каллон для нас в детстве. Я с удовольствием приезжаю в сборную своей страны и представляю пять миллионов человек, которые болеют за меня. Это гораздо важнее, чем деньги. Невероятные ощущения.

– Сколько зрителей приходит на матчи сборной?

– 40-50 тысяч человек. Ох, это потрясающе. Помню, как первый раз увидел  такую толпу на игре. До матча я сходил в туалет стадиона, выглянул оценить количество зрителей и просто обалдел. Все трибуны были заполнены людьми. Что интересно, даже если матч начинался днем в три часа, то все равно собирался весь стадион. Хотя в это время ужасно печет солнце, а наша национальная арена не имеет крыши. На протяжении всего матча наши болельщики не умолкают. Мы не можем их подвести в такой атмосфере. Когда выходим на поле, всегда говорим себе, что выложимся на сто процентов. После победного матча приятно выйти на улицу и отпраздновать успех вместе с нашими поклонниками. После поражения лучше не показываться людям на глаза.

– А что с посещаемостью местного чемпионата?

– Надо понимать, что многие африканцы – настоящие фанаты футбола, так что на матчи чемпионата Сьерра-Леоне приходят по 10-15 тысяч. Не веришь? Я честно говорю. Это действительно трудно представить, но так и есть. Это одно из главных достоинств нашего чемпионата. Он действительно популярен. Люди живут футболом. Я тебе расскажу еще один удивительный факт о любви сьерра-леонцев к футболу. Однажды на открытую тренировку нашей сборной пришли 15 тысяч человек. На обычную тренировку! Они хотели просто посмотреть, как мы готовимся к матчу. Это невероятно.

– И все-таки, какова зарплата в футбольных клубах?

– Конечно, все зависит от уровня команда и твоего личного уровня. Но, как я уже сказал, богатым точно не станешь. Средняя зарплата точно меньше тысячи долларов. А доход в полторы, а уж тем более в две тысячи долларов позволит почувствовать, что такая хорошая жизнь.  Но таких сумм удостаиваются единицы.  О таких деньгах мечтает каждый житель Сьерра-Леоне. Это космическая цифра.

Сколько стоит ужин в Сьерра-Леоне

Минимальная зарплата в Сьерра-Леоне – 0,03 доллара в час. Для сравнения в Беларуси – 0,71, в Австралии – 16,88. Ниже уровня бедности находится около 70 процентов населения страны.

– В Беларуси долгое время средняя зарплата была пятьсот долларов. Какова отметка в Сьерра-Леоне?

– 300 долларов.

– В нашей стране врачи и учителя могут не дотягивать до этой суммы.

– О, те же проблемы. Если еще менеджер в офисе может получать 500 долларов, то вот врач или учитель редко зарабатывает 300.

– У тебя есть машина в Сьерра-Леоне?

– Да, в нашей большой семье три машины, одна из которых моя. Содержать автомобиль в Сьерра-Леоне не так уж и дорого. Литр бензин стоит около доллара. Но вот изначальная покупка авто обойдется в крупную сумму. В нашей стране нет ни одного автопроизводителя. Мы лишь импортируем машины из США, Германии и других стран, а это очень дорого. На один автомобиль я все-таки накопил.

– Во сколько обойдется ужин в Сьерра-Леоне?

– В ресторанах на берегу океана цены точно не ниже, чем в Минске. Особенно на пляжах.  Конечно, это дорого, но в этом случае платишь за классное местонахождение. Если говорить о кафе в городе, то там цены будут ниже. В таких местах обедают обычные африканские жители.

– Можно покушать за один доллар?

– Нет :). В ресторан нужно взять с собой минимум пять долларов.

– А что насчет жилья? В деревнях Кении дома строят из коровьих лепешек.

– Такие деревни можно встретить не только в Кении, но и по всей Африке. Это абсолютно типичное поселение. Такая жизнь нормальна для жителей деревень. Они могут показаться странными лишь для европейцев.

Как вирус Эбола мешал футболистам передвигаться по планете

Со слов Давида Симбо, медицина в Сьерра-Леоне находится не на самом высоком уровне. Соотношение платной и бесплатной медицины – 50 на 50 процентов. Постепенно система здравоохранения развивается, особенно в последние месяцы. До этого врачи Сьерра-Леоне боролись со страшной лихорадкой – вирусом Эбола. Эта эпидемия началась в Западной Африке впервые, вследствие чего врачи в затронутых странах не имели опыта борьбы с ней. Эпидемия оказалась смертельноопасной. По данным на апрель 2016 года вирусом Эбола в Сьерра-Леоне были заражены 14 122 человека, 3 955 из них погибли.

Лишь в марте 2016-го Всемирная организация здравоохранения сообщила об окончании распространения лихорадки Эбола в Сьерра-Леоне, после того как в стране 42 дня не наблюдалось новых случаев заражения.

– Когда вирус Эбола ходил по нашим странам – Сьерра-Леоне, Либерия и Гвинея – было очень страшно. Это началось в 2013 году, продолжилось в 2014-м и частично закончилось только в августе 2015-го. Все это время я не навещал свою страну, не видел маму и сестер, общался с ними только по телефону. Это была очень и очень большая проблема для всех жителей наших стран. Такой вирус – это очень страшно. Конечно, я боялся за себя, за свое здоровье, опасался быть зараженным, но и три года находиться вдали от дома очень трудно.

Это тяжелый период жизни для нашей страны. Его испытал на себе каждый, в том числе и футболисты. Наша сборная проводила все матчи в Нигерии, где не было вируса Эбола. ФИФА забанила нас на этот период. Нам не позволили проводить матчи на родине. Это очень странная ситуация. Мы слетались из разных стран Европы в Нигерию, там играли и возвращались обратно. Хорошо, что мы смогли обойтись без футболистов из родного чемпионата, за сборную выступали только легионеры. Их насчитывалось около 30. Конечно, это проблема не ФИФА, не Африканской конфедерации футбола, не нашего государство, а большая международная проблема здравоохранения, которую нужно было решать всем миром.

На фото: Жители Сьерра-Леоне празднуют победу над вирусом Эбола

Вирус Эбола – очень серьезное испытание. Куда бы я ни отправился с паспортом своей страны, меня сильно проверяли. На границе постоянно задавали много вопросов: «Когда я последний раз был в Сьерра-Леоне? Чего я вообще путешествую?» Я старался спокойно обо всем рассказывать, понимал, что это обычный контроль. Уже привык к повышенному вниманию. Мне все равно. Главное в такой ситуации – не опоздать на свой самолет. Кстати, в Беларуси тоже сильно проверяли. Когда я приезжал первый раз, был готов к этому. Удивительно, что когда отправился в расположение сборной, а потом вернулся в Минск, то подвергся такому же жесткому контролю.

Я невероятно счастлив, что все уже закончилось с вирусом Эбола. Теперь у нас совсем другая страна. Наконец позади остались все проблемы. Мы с оптимизмом смотрим в будущее. 

Фото: Анита Занкович, facebook.com/LeoneStars; REUTERS/Vickie Remoe, Simon Akam

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья