Баскетбольный 2018-й разочаровал, но в этом и прелесть

Постмодернизм добрался до спорта.

БлогФонарь
30 декабря 2018, 12:00
1
Баскетбольный 2018-й разочаровал, но в этом и прелесть

Постмодернизм добрался до спорта.

Баскетбол никогда не был круче.

Рекордные телевизионные рейтинги. Рекордные цены на билеты. Рекордные контракты и продажи клубов.

Лучшая команда в истории. Лучший снайпер в истории. Лучший среди тех, кто может бесконечно гоняться за призраком лучшего баскетболиста.  

Самый высокий процент эффективности атаки. Парень, претендующий на открытие совершенно нового уровня баскетбольной эффективности. Парень, вышедший на новый уровень в обыгрыше один на один. Лучший пасующий центровой в истории. И все тот же охотник за привидениями, который грозится побить все имеющиеся рекорды.

Вовлеченность 24/7 на протяжении двенадцати месяцев в году. Внутряковый и бесперебойный камеди-клаб в твиттерах игроков «Лейкерс», полный загадочности инстаграм Леброна и задвигающий по ироничности «Тоже книгу» твиттер Джоэла Эмбиида. Беспрепятственное проникновение на тренировку «Миннесоты», на переговоры между генеральными менеджерами, перепутавшими собственных игроков, и в машину, где Мэджик Джонсон ждет время встречи с Леброном и боится описаться.

В 2018-м было все это.

И даже больше: теперь уже современная НБА обошла предшествующие эпохи не только по околобаскетболу, освещению, медицине, тренерской мысли, качеству игры и глубине таланта в лиге. Она поставила и последнюю необходимую галочку: НБА никогда не была лучше и по топовому уровню таланта.

Гонка за MVP в 2019-м выглядит как-то так: Яннис Адетокумбо, Джеймс Харден, Леброн Джеймс, Энтони Дэвис, Никола Йокич, Стеф Карри, Джоэл  Эмбиид, Кавай Ленард, Кевин Дюрэнт, Кемба Уокер, Пол Джордж, Дэмиан Лиллард, Кайри Ирвинг, …

Здесь есть претендент на топ-1 (Леброн) на пике и два игрока из топ-15, тоже на пике (Дюрэнт, Карри). Выходящие на пик 24-летние-25-летние звезды, которые легко могут претендовать на топ-20 и выше (Дэвис, Эмбиид, Адетокумбо). И еще два постоянных претендента на MVP (Харден, Ленард), тоже на пике, которые двигаются по какой-то такой траектории.

Вы просто не хотели бы оказаться где-то еще. За последние тридцать лет совершенно точно не было подобной концентрации суперзвезд. И чтобы подобрать более-менее дискуссионное сопоставление, приходится отматывать аж в 1988.

Гонка за MVP в 1988: Майкл Джордан, Лэрри Берд, Мэджик Джонсон, Чарльз Баркли, Клайд Дрекслер, Доминик Уилкинс, Хаким Оладжувон, Карл Мэлоун, Фэт Левер, Джон Стоктон, Алекс Инглиш, Айзейя Томас

Здесь топ-1 в истории, но еще далекий от своих лучших сезонов. Три игрока из топ-10 (Берд уже с травмой спины, Мэджик на пике, Хаким в процессе становления). Два из топ-20 (Мэлоун и Баркли), в еще дозревающем виде. И четыре из топ-50 (Дрекслер, Уилкинс, Стоктон, Томас).

Их символическую разборку можно было бы представить так, благо темп игры примерно сопоставим:

Стартовая пятерка

Карри-2018 vs Мэджик-1988

28,6 очка, 5,2 передачи, 5,0 подбора, 49% с игры, 46% из-за дуги

19,6 очка, 11,9 передачи, 6,2 подбора, 49% с игры, 20% из-за дуги

Харден-2018 vs Джордан-1988

32,3 очка, 8,4 передачи, 5,7 подбора, 46% с игры, 38% из-за дуги

35,0 очка, 5,9 передачи, 5,5 подбора, 54% с игры, 13% из-за дуги

Леброн-2018 vs Берд-1988

27,3 очка, 7,1 передачи, 8,3 подбора, 51% с игры, 36% из-за дуги

29,9 очка, 6,1 передачи, 9,3 подбора, 53% с игры, 41% из-за дуги

Адетокумбо-2018 vs Баркли-1988

26,4 очка, 5,9 передачи, 12,8 подбора, 58% с игры, 13% из-за дуги

28,3 очка, 3,2 передачи, 11,9 подбора, 59% с игры, 28% из-за дуги

Эмбиид-2018 vs Оладжувон-1988

26,6 очка, 3,5 передачи, 13,2 подбора, 48% с игры, 28% из-за дуги

22,8 очка, 2,1 передачи, 12,1 подбора, 51% с игры, 0% из-за дуги

Вторая пятерка

Ирвинг-2018 vs Стоктон-1988

23,3 очка, 6,3 передачи, 5,1 подбора, 49% с игры, 41% из-за дуги

14,7 очка, 13,8 передачи, 2,9 подбора, 57% с игры, 36% из-за дуги

Джордж-2018 vs Фэт Левер-1988

26,3 очка, 4,3 передачи, 8,4 подбора, 45% с игры, 39% из-за дуги

18,9 очка, 7,8 передачи, 8,1 подбора, 47% с игры, 21% из-за дуги

Ленард-2018 vs Дрекслер-1988

26,9 очка, 3,1 передачи, 8,4 подбора, 50% с игры, 38% из-за дуги

27,0 очка, 5,8 передачи, 6,6 подбора, 51% с игры, 21% из-за дуги

Дюрэнт-2018 vs Уилкинс-1988

28,8 очка, 6,1 передачи, 7,8 подбора, 50% с игры, 37% из-за дуги

30,7 очка, 2,9 передачи, 6,4 подбора, 46% с игры, 30% из-за дуги

Дэвис-2018 vs Мэлоун-1988

28,1 очка, 4,6 передачи, 12,9 подбора, 50% с игры, 32% из-за дуги

27,7 очка, 2,4 передачи, 12,0 подбора, 52% с игры, 0% из-за дуги

В чем смысл этого нелепого сравнения? В том, что в списке нет Расселла Уэстбрука, а вопрос «Почему бы нет?» витает в воздухе.

Можно не спорить о вкусах, ведь все относительно. Просто нужно сойтись на мнении, что лига не только в количественном отношении превзошла сама себя. По числу лучших из лучших, тех, кто приковывает к себе большую часть интереса, кто двигает баскетбол вперед, кто становится ключевым фактором в игре чемпионских команд НБА прямо сейчас (и на ближайшие годы) если не в наилучшей форме, то в форме, у которой есть все, чтобы субъективно считаться таковой. Суперзвезды не только красочно одеваются и снимаются в кино, сама гонка за MVP превращается в битву монстров с претензией на место в истории.

Теперь начинается то, зачем вы сюда пришли: нытье.

2018-й показал, что НБА вернулась в золотой век, что институт суперзвезд достиг своего максимального расцвета. А еще 2018-й дико разочаровал. Буквально во всем, но главным образом этими самыми суперзвездами.

Разочаровал чемпион.

«Голден Стэйт», самая успешная команда в истории на четырехлетнем отрезке, беспрецедентное сборище звезд, лучшие из лучших, весь год тащился в энергосберегающем режиме, страдал чем-то неопределенным в серии с «Рокетс» и в итоге всех опять вынес. Удручает не предсказуемость, а не слишком значительная эмоциональная вовлеченность болельщиков. «Уорриорс» не растоптали всех, как это было за год до того. Не показали какое-то преодоление себя и красивую драму. Не нашли внутри что-то еще невиданное. Они просто включились в нужный момент и просто дождались 27 промахов из-за дуги.

Все заслуженно, все достойно, все качественно. Но когда команда, еще пару лет назад являющаяся самым привлекательным явлением в сфере развлечений, оставляет от целого сезона воспоминания о 27 промахах и затупке Джей Ар Смита, руки разводятся сами собой. «Уорриорс» не хватало лишь немного мифологичности, чтобы оттеснить «Чикаго», но о какой легендарности может идти речь, когда лучший игрок лучшей команды палится с фэйковыми аккаунтами в сетях при защите собственного наследия.

«Голден Стэйт» – первая легендарная команда, которая страдает от токсичного медиапространства. Там, где Джордан то ли бухал, то ли отравился, где Керр и остальные получали от него по балде на тренировке, где Джордан и Пиппен истязали друг друга за закрытыми дверьми (и все это под соусом благородного самопреодоления), у «Уорриорс» – Грин, обзывающий Дюрэнта на скамейке «сучарой», опасность заразиться менингитом всей командой и бульдог Клэя Томпсона.

Их победа в 2018-м не хуже прочих. Но какой-то проникновенности, диких переживаний и вау-эффектов она не предлагает. Просто очередной титул у исторической династии – веха, которая на расстоянии будет смотреться гораздо мощнее, чем в реальности.

Разочаровал Дюрэнт.

Приз MVP финальной серии кажется формальностью, но, на самом деле, это очень важный титул. Как пошутил Грегг Попович после финала-2014: «Кавай теперь, конечно, думает, что он все это сделал один».

Самый полезный игрок лучшей команды в баскетболе – это и есть лучший игрок лиги, ее лицо, ее символ, ее логотип.

Достигнув такого уровня, казалось бы, можно как минимум расслабиться. Но чем больше Дюрэнт расслабляется, тем сильнее становится поток вырывающейся из него закомплексованности. Впервые в истории НБА ее лучший баскетболист больше напоминает с трудом принимающего окружающий мир подростка. Только за эту осень он умудрился – лайкнуть твит об обмене Грина; поругаться с болельщиками на площадке; не один раз посраться в соцсетях по поводу решения перейти в «Уорриорс»; прямо напасть на Леброна, обвинив его в создании токсичной атмосферы вокруг себя; косвенно напасть на Леброна, объявив Кобе и Джордана лучшими; и создать токсичную атмосферу в своем же клубе, почему-то вдруг решив, что нужно досконально и популярно развивать свои мысли о будущем: о мечтах о большом контракте, намерении уйти из «Голден Стэйт» и собственном заоблачном статусе в связи с уговорами, статуями и прочими выведенными из обращения номерами.

Фигуристка Медведева все время жалуется на несправедливость. Но даже на фоне маленькой девочки Дюрэнт все равно выглядит странноватым нюней (и это не критическое мнение, а просто констатация факта).

Разочаровало то, что MVP – Джеймс Харден.

Отвратительный баскетбол Бороды так всех напрягает, что журналисты в прошлом году даже отдали приз Расселлу Уэстбруку. Теперь уже выкрутиться не было никакой возможности: матерясь и отплевываясь, Хардена произвели в MVP с надеждой, что он после этого подутратит мотивацию и будет налегать на булочки, виски, хоть на что-нибудь. Так и представляешь, как Сильвер вручает ему приз с перекошенной физиономией и говорит: «Хрен с тобой, забирай, только свали в туман».

Харден безусловно тащит «Хьюстон». Но впервые у лиги MVP, который вызывает чувство брезгливости.  

Вряд ли это позитивный прецедент.

Разочаровал Ленард.

Уровень его перевоплощения можно сопоставить лишь с тем, что произошло с Дуайтом Ховардом: того всегда представляли как чрезвычайно религиозного человека, который даже выступает против татуировок, а потом выяснилось, что его артистичная натура пытается бросить вызов Шону Кемпу по количеству детей от разных женщин.

Да, мы придумали образ Ленарда сами. Но предпосылки были слишком односторонни, чтобы не сделать из них напрашивающиеся выводы. Трогательная история с погибшим отцом, необъяснимая любовь к старенькой «Тойоте», абсолютное презрение к какой-либо медийности, потрясающая работа над собой, после которой ролевик под 15-м пиком превратился в кандидата на MVP, идеальный клуб для слегка забитого безэмоционального парня – Ленард казался более сперским человеком, чем остальные легенды. Даже более того, воплощением всего лучшего, что есть в системе Поповича: Данкан был первым пиком, Паркер и Джинобили – европейскими звездами, а вот Ленард представлялся выращенным в пробирке идеальным баскетболистом «Сан-Антонио». Идеальный баскетболист «Сан-Антонио» выжигает в защите, постоянно прокачивает атакующие навыки, учится бросать все лучше с каждым годом, готов выполнять любые функции – от забытого ролевика до лидера, гоняющего «изоляции», и молча слушает команды тренера.

И что же?

Ленард начал слушать не лучшего тренера НБА, а своего дядюшку, сбежал в Нью-Йорк под предлогом травмы, упорно скрывался от врачей «Сперс», не вернулся в расположение клуба даже во время плей-офф, тогда, когда Попович потерял жену, потребовал обмен на большой рынок и параллельно разругался еще и с Jordan Brand, чтобы подписаться с New Balance.

Внезапное помешательство на деньгах и привилегиях суперзвезд нехило так контрастировала с любовью к старенькой «Королле». Если бы воинственный трансгендер обвинил в измене не Ховарда, а Ленарда, то это было бы менее удивительно, чем то, что случилось на самом деле.

Разочаровал Демаркус Казинс.

Главный плохиш НБА весь прошлый сезон разрывал «Голден Стэйт» на словах и в подтрибунном помещении. Только затем, чтобы затем «отомстить всей остальной лиге», перейдя в «Уорриорс» и доведя число звезд до пяти.

Хуже него выступил лишь Рондо. Парень, одобривший зеленую майку с надписью «Леброн – сучара», перешел в «Лейкерс» к Леброну.

Разочаровал Джимми Батлер.

Его история прекрасно известна: мать выставила его на улицу, и часть детства он провел в другой семье. Равно известно и то, что все это породило то, что сам Батлер называет своей «темной стороной» – гиперэмоциональность, помешанность на победах, негативное отношение к тем, кто не соответствует его стандартам, уже не раз выливались во внутренние конфликты.

Само по себе это не что-то новое. В «Чикаго» Батлер и Уэйд ставили себя по отношению к молодым и тренеру Хойбергу так, что даже вечно мятежный Рондо солидаризировался с коллективом против вожаков-волюнтаристов.

Само по себе это даже можно оправдать и принять. Батлер пришел в лигу никем и сделал себя на наших глазах – сначала выходя лишь в качестве ограниченного защитника, потом в качестве защитного помощника Луола Денга, а затем уже одного из лучших двусторонних игроков НБА. Может ли человек с подобными заслугами вести себя настолько требовательно и уничтожать одноклубников, это вопрос. Но до этой осени он все же скорее вызывал симпатию: он действительно стал основным фактором, благодаря которому «Миннесота» оказался в плей-офф после стольких лет, и его критика по отношению к молодым партнерам, талантливым, но ленивым, получившим огромные деньги, но не отрабатывающим их, при всей ее неуместности казалась весьма обоснованной.

Скандальное расставание с «волками» удивило тем, что мотивация Батлера здесь не объясняется его традиционными скидками на болезненное неумение проигрывать, гипертребовательность к партнерам и тибодовское неумение экономить силы.

В интервью Рэйчел Николз, где открылись подробности тренировки «Миннесоты», его спросили напрямую:

– Дело в деньгах?

Послышалось какое-то невнятное блеяние:

– Это не так. Дело совсем не в деньгах. Совсем. Важно услышать: «Мы нуждаемся в тебе. Мы хотим тебя видеть здесь. Мы не можем без тебя». В этом причина разрыва. Вы говорите одну вещь, и говорите, и говорите. Много раз в жизни я понимал, что слова полностью расходятся с делом.

Батлер начал требовать обмена сразу после окончания сезона, лайкал всех подряд на протяжении лета, а потом выкручивал «волкам» руки всю осень – устраивал демарши, уничтожал молодых в прессе, симулировал травмы и не играл, играл и говорил, что заколебался бегать по 40 минут. И даже при всем это давлении «волки» тянули с обменом до последнего: вряд ли может быть что-то убедительнее этого, чтобы показать, насколько «Миннесоте» действительно нужен был Батлер.

У «Миннесоты» перегружена платежка, и выбросить соглашение Уиггинса нет никакой возможности. Батлер хочет максимальный контракт и отказался от нищебродских 110 миллионов на четыре года этим летом.

Вряд ли можно кого-то осуждать за желание хорошо зарабатывать. Но подобная расчетливость и настойчивое желание взорвать ситуацию изнутри как-то сильно не вяжется с маниакальным рвением к победам и осуждением корыстолюбивых и избалованных одноклубников. Батлеру всегда прощалось все, но с таким показательным лицемерием тяжело смириться.

Разочаровал Пол Джордж.

Он собирался в «Лейкерс» и спровоцировал обмен прошлым летом, но после появления в Лос-Анджелесе Джеймса резко передумал – остался в Оклахоме и при этом согласился на выгодные именно для клуба условия.

Не то чтобы это было плохо для лиги, для маленьких рынков и даже для самого Джорджа, который бы в «Лейкерс» превратился в очередного оверквалифицированного ролевика, принимающего на себя всю критику вместо неподсудного лидера.

Просто тоже выглядело как очередная слабость со стороны форварда, приучившего к поражениям и последующей критике собственных же недостойных партнеров.

Джордж мог ускорить создание суперкоманды в родном городе и побороться за титул. Но он предпочел более скромные задачи и остался в команде, не сумевшей преодолеть первый раунд, под девизом «У нас еще остались не закрытые долги».

Никаких претензий к Джорджу, но выбор в пользу меньшего давления всегда смущает.

Разочаровал Энтони Дэвис.

Контракт с агентством Леброна и уже произнесенные слова о приоритете наследия перед деньгами напрямую предвосхищают дальнейшее развитие событий – вирус дружбы, объединения и стремления в суперкоманды охватил уже почти всех. Очередной лучший игрок поколения мечтает о легком пути.

И вот это «уже всех» подводит к парадоксу. Все это – по факту разочарования, но их не нужно считать таковыми. Все это – совсем не разочарования, все это – признаки того, что лига стала совсем иной и потребляется совершенно иначе, чем потреблялся спорт раньше.

Баскетбол прошлого предполагал эмоциональную связь с объектом боления. Игроки любимой команды воспринимались как родственники, потеря с ними была болезненной, а связь не разрушалась даже после перехода в другой клуб.

Каждый эксцесс становился бомбой.

Джордан попался на том, что проиграл кучу денег на пари – этот сугубо индивидуальный недостаток всерьез обсуждали как колоссальное пятно на репутации.

Брайант обвинялся в изнасиловании – больше всех не повезло даме, которая выступила с обвинениями, так как болельщики «Лейкерс» все это восприняли как выпад в свой адрес и устроили ей ад.

Чарльз Баркли хотел плюнуть в чужого болельщика, но попал в девочку. Плевок вырос до размеров снежного кома, превратился в скандал национального масштаба и привел к тому, что звезда долго ассоциировалась с фразой «Я – не пример для подражания». Сам Баркли при этом понимал, что это только эпатаж – он не может одной фразой уничтожить существующую модель.

Проблемы игроков становились личными проблемами болельщиков. Несовершенства игроков напоминали болезнь близкого. Их слабости ложились позором на всех причастных. Уход воспринимался как непростительное предательство.

Более того, такая высокая эмоциональная вовлеченность вносила в спорт категории добра и зла. Еще совсем недавно, «Майами»-2011 чуть ли не официально значился как «Империя зла», а Леброн был самым ненавидимым человеком в спорте, тогда как Дирк Новицки, белокурый рыцарь-неудачник с безграничной лояльностью к родному клубу, выезжал на единороге, чтобы пригвоздить эту гниду к позорному столбу.

Категории положительного и отрицательного были четки и понятны. И поэтому честь всячески берегли: один проступок – это скандал, две ошибки – и ты уже в баскетбольном чистилище, где на тебе косо смотрят, три косяка – и ты попадаешь в компанию Лэймбира, Боуэна, Марбэри, Артеста и Оукли. В НБА тогда были джентльмены и «злодеи», и лишь единицы могли не замечать эту установку. Родман и Баркли могли вести себя угодно, потому что их харизма оказывалась сильнее любых искусственных правил, но для остальных эта примитивная схема работала безотказно.

Более того, эмоциональная привязанность к игрокам накладывала отпечаток на восприятие их карьерного пути. Карим Абдул-Джаббар доминировал двадцать лет, но всегда отпугивал болельщиков высокомерием, образованностью и мусульманством – и его до сих пор постоянно забывают при составлении исторических топов. Билл Уолтон блистал на протяжении трех сезонов, но его помешанность на контркультуре и протесте хиппи всех умиляла как чисто возрастной штрих любимого сына – в конце концов, белый центровой должен был спасти НБА в те годы, когда она была черна как никогда.

Отношения Джордана с партнерами становились минусом при рассмотрении его достижений. Отношения Баркли с едой становилась минусом при рассмотрении короткого пика его карьеры. Отношения Шака с массовой культурой становились минусом при рассмотрении всего одного MVP за карьеру.

Субъективная оценка личных качеств и поступков почему-то влияла на оценку баскетбольного вклада.

Так вот.

Всего этого больше нет: парадигма главного героя в НБА совершенно изменилась.

И не только потому, что звезды переросли клубы. Не только потому, что именно они стали объектом зрительского интереса, внимания и самоотождествления.

Все это был лишь первый этап.

В 2018-м был сделан новый шаг: в НБА почти не осталось положительных и отрицательных героев.

Положительных можно пересчитать по пальцам. В этом году все они – Лиллард, Карри, Яннис, Кемба, Уэстбрук – либо проигрывали, либо оставались недооцененными. Хорошие парни приходят последними, и это скучно.

Институт «злодеев» себя изжил. Возможно, следует благодарить больную задницу Ховарда, но без нее нет никаких безобразий, которые бы вызывали стойкое отвращение. Ненависть к «Рокетс» поутихла с их поражениями на старте и молчанием телеграма «Команда здоровье». Ненависть к «Голден Стэйт» поутихнет, когда они перестанут всех разрывать. Ненависть к Леброну не может стабильно генерировать даже Лечок: Джеймс уже сам признался, что чокернул в финале-2011, что всегда привлекал звезд, что своими достижениями обязан Уэйду, а Джордан – бог. Ненависть к Дрэймонду Грину колеблется с процентом его трехочковых.

Леброн, Кавай, Джордж, Дюрэнт, Харден, Батлер, Казинс не подходят ни под одну из категорий. И не потому, что среди них кто-то похож на Родмана или Баркли.

Все они подпадают под архетип суперзвезды нового формата – это те, с кем невозможно ассоциироваться, те, в ком геройства и безобразия сосуществуют, те, кто абсолютно непредсказуем в своих решениях. Именно они способствуют росту интереса к лиге, потому что они противоречивы и за ними интереснее наблюдать.

Герой нашего времени – это капитан Джек Воробей. И НБА – не исключение.

В интервью Дмитрию Быкову Джонни Депп когда-то сказал:

«Сейчас время героев, про которых нельзя сказать, хороши они или плохи. С этим я соглашусь, но ведь что такое герой и красавица? Это персонажи с лицензией на добродетель. А капитан Джек Воробей – персонаж с лицензией на абсурд, и в этом смысле он, безусловно, герой нашего времени, когда только то и выживает, что по-настоящему абсурдно. И это то единственное, в чем я на него похож… наверное.

Не то чтобы отрицательный, но точно не положительный – непонятный, непредсказуемый».

Так что все, что казалось в этом году разочарованием – это просто новый шаг к зрелищности другого порядка. К зрелищности порядка «Игры престолов», где главного героя казнят в первом раунде плей-офф.

Супергерои больше не заставляют сопереживать, они просто увлекают за собой в непредсказуемое плавание.

Дальше все это будет лишь усиливаться.

Раньше герои хранили лояльность своим родным болельщикам – теперь все ждут от них удивительных решений и всячески подталкивают Дюрэнта в «Никс».

Раньше они были примерами для подражания и фильтровали слова – теперь всех возбуждают вопросы касательно формы Земли, белых плантаторов и убогого президента.

Раньше Симмонс оценивал их по пониманию «секрета баскетбола» – теперь оказалось, что весь секрет баскетбола состоит в том, чтобы грамотно агитировать других звезд и не сойти при этом за криминального авторитета.

Раньше суперкоманды считались чем-то неприличным – теперь Энтони Дэвиса уже за два года до окончания контракта лично Кевин Гарнетт подталкивает к тому, на что он сам решился лишь под конец карьеры.

Раньше герой должен быть молчаливым и брутальным – теперь он дает подробное интервью с подробностями избиения партнеров на тренировках и при этом мило (или злодейски?) улыбается. Или воюет с троллями в интернете под левыми аккаунтами.

Нас ждет отличный год, когда НБА окончательно перестанет быть спортом и превратится в захватывающую эпопею, где нет какой-либо общепринятой этики, законов и парадигмы.

Главное – не применять больше на нее собственные устаревшие установки. Когда-нибудь и я перестану вздрагивать при виде Рондо в фиолетовой майке и присоединюсь к вам.

Родман – не просто фрик. Он гораздо круче, чем вы думаете

Лос-Анджелес не принимает Леброна. Потому что он антиКобе

В НБА существуют неписаные правила. Тех, кто их нарушает – ненавидят

Фото: Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Jason Miller, Mike Powell/Allsport, Maddie Meyer, Sean Gardner, Omar Rawlings, Andy Lyons, Kevin C. Cox, Lachlan Cunningham; REUTERS/Kyle Terada-USA TODAY Sports, Andy Marlin-USA TODAY Sports, Ronald Martinez; globallookpress.com/Brian Rothmuller/Icon Sportswire, Jerry Holt/ZUMAPRESS.com; imdb.com

Другие посты блога