Матчбол
Блог

Надаль с женой ждут ребенка! Пара такая скрытная, что 10 лет назад предполагали, что Рафа – гей

История любви.

«Это полное дерьмо. Спасибо большое» – возможно, самая экспрессивная реакция Рафаэля Надаля на пресс-конференциях за все годы, что он их дает. Она была ответом на предположение, что на итоговом турнире-2019 он проиграл матч из-за того, что был отвлечен недавней свадьбой.

«Не пойму, вы это всерьез или шутите? Всерьез? Ладно. Ну я очень удивлен таким вопросом после того, как я 15 лет в очень стабильных и понятных отношениях с одной девушкой. Не имеет значения, есть у меня на пальце кольцо или нет. В своей частной жизни я очень простой парень».

Даже если вопрос задавался известным итальянским эксцентриком Убальдо Сканагаттой не именно с целью вызвать реакцию, ответ Надаля был очевиден заранее. Он никогда не распространяется о личной жизни и всегда подчеркивает свою заурядность. То же самое делают члены его семьи – например, про его сестру Марию Изабель (Марибель) известно, что в ее университете узнали, что ее старший брат – Надаль, только несколько курсов спустя, когда лектор в телетрансляции увидел ее в Рафиной ложе.

Поэтому же мало известно о жене Надаля Марии Франциске, с которой они ждут первенца. Мы знаем, что они вместе с 2005-го (возможно, ненадолго расставались в 2010-м), что Мария Франциска, которую Рафа называет Мэри, на два года его младше и тоже из Манакора, а познакомила их Марибель, с которой они школьные подруги. Мария Франциска изучала менеджмент и экономику и потом работала на страховщика Mapfre.

Мария Франциска всегда была настолько непублична, что где-то на шестом году их с Надалем отношений один комментатор заметил, что никто из-за пределов ее круга никогда не слышал, как она разговаривает. За прошедшие с тех пор еще десять с лишним лет на все запросы об интервью она отвечала одно и то же: «Спасибо, мне нечего сказать».

Даже имя, по которому Мария Франциска стала известна в мире, – Хиска – не ее. Просто однажды кто-то из медиа по ошибке так ее назвал, а поскольку поправить было некому, оно закрепилось. Но никто из тех, кто общается с Мэри лично, так к ней не обращается. Правда, по другой версии, первым Мэри Хиской назвал Тони Надаль – дядя, многолетний тренер Рафы и единственный член его семьи, который периодически общается с журналистами. Вроде бы это он в 2008 году рассказал, что у Рафы есть девушка дома на Мальорке.

В автобиографии Надаля, вышедшей в 2011-м, Мэри упоминается около 20 раз, но чуть ли не половина из них – в списке действующих лиц, подписях к фотографиям, благодарностях. Впроброс говорится, что она играла в теннис и дружит с Марибель, и только в одном месте ей дается более-менее развернутая характеристика:

«Все, что люди о ней знают, – что она элегантна и выглядит скромной, поэтому медиа в отсутствие других вводных обычно называют ее «серьезной», «сдержанной», «застенчивой» или, как вариант, «загадочной». Трудно представить девушку, более далекую от стереотипа падкой до славы WAG – этим термином, возникшим в Великобритании, называют жен и подруг богатых и знаменитых спортсменов.

На самом деле Мария Франциска, хоть и относится к Рафиным победам и поражениям как к собственным, ценит свою независимость и не хочет определяться через отношения с ним. У нее диплом в управлении бизнесом и постоянная работа в Пальме, столице Мальорки. Поэтому она не ездит с Рафой на каждый турнир, да и не хотела бы, даже если бы могла:

«Это не было бы полезно ни ему, ни мне. Ему нужно личное пространство, когда он на соревнованиях, а меня утомляет одна мысль о том, как бы я там слонялась в ожидании, что ему что-нибудь понадобится. Это было бы очень душно и вредно для отношений».

В течение многих лет, даже приезжая на турниры с Рафой, Мэри старательно избегала ситуаций, в которых их могли увидеть вместе. Она вспоминала, как однажды на «Ролан Гаррос» Надаль шел на спонсорский ужин и предложил ей пойти тоже, но она осталась в гостинице. Вечером он вернулся со словами: «Слава богу, ты не пошла», – потому что там были фотографы.

Стремление Рафы и Мэри держать отношения вдали от камер привело к тому, что в 2011 году теннис яростно обсуждал профайл на Надаля, вышедший в The Sunday Times. Интервью для него взяла Линн Барбер – журналистка, писавшая в Penthouse, Vanity Fair и примерно все британские газеты и известная задиристой манерой общения (однажды охарактеризовала свой метод как «антипатию по умолчанию»). Барбер, по чьим мемуарам парой лет ранее вышел фильм «Воспитание чувств» о романе девушки-подростка со взрослым мужчиной, построила текст на развенчании мифа о том, что Надаль – «славный малый», а его кульминацией сделала едва завуалированное предположение, что он гей.

«[Подтверждение отношений с Мэри] компенсировало то, что его безрукавки и бицепсы неумолимо вызывают в памяти Фредди Меркьюри, – писала Барбер. – Но девушка все время где-то далеко. Иногда она появляется на финалах, сидит с его семьей, но даже люди, давно вращающиеся в теннисных кругах, с ней не знакомы. Надаль говорит, что видится с ней каждый раз, когда возвращается на Мальорку. По-моему, это вряд ли может удовлетворить мужчину в расцвете сил с точки зрения секса», – а после небольшого обмена репликами резюмировала:

«Могу только отметить разницу в количестве воодушевления, когда он говорил о том, что звонит маме и сестре, и, когда он говорил – или не говорил – о девушке. Очень удивлюсь, если он когда-нибудь на ней женится».

Он женился, но еще через восемь лет. Когда о предстоящем празднике сообщил испанский Hello!, Надаль был недоволен: «Я не буду ничего говорить, – ответил он на запрос о подтверждении. – Я никогда ничего не говорил и сейчас не буду. Мне не понравилось, что об этом написали».

Свадьбу на 300 гостей, среди которых был бывший король Испании Хуан Карлос, сыграли в крепости, конечно, на Мальорке осенью-2019. Ужин готовила местный мишленовский повар Макарена де Кастро, а невеста появилась в двух платьях бренда из Барселоны Rosa Clará (в нем же чуть раньше Антонелла Рокуццо вышла замуж за Лео Месси, а Мари Шевалье – за принца Монако Луи Дюкрюэ). Гостей на праздник просили приходить без телефонов.

«Мы поженились просто ради вечеринки, – говорил потом Надаль, объясняя, что свадьба после 17 лет отношений в его жизни ничего не изменила. – Просто наступило время, подходящее, чтобы это сделать. [Мэри] помогла мне вырасти».

С годами Мэри тоже повзрослела и освоилась в околопубличной роли – особенно когда вошла в руководство благотворительного фонда Надаля. Теперь она и появляется с ним на светских ивентах (куда он и сам ходит нечасто), и выступает на мероприятиях фонда, а после последней победы мужа на «Ролан Гаррос» засветилась и в его чемпионской фотосессии, и у него в соцсетях.

Новость, что станет отцом, на этой неделе Надаль подтвердил в той же характерной манере:

«Если все будет хорошо, я стану отцом. Я не привык говорить о личной жизни, предпочитаю оставлять это за кадром. Не ожидаю, что это что-то изменит в моей профессиональной жизни».

Если бы не жена, Федерер бы уже давно бросил теннис. Она супер

Агасси + Граф = ❤️. Андре добивался ее 7 лет

Ана Иванович + Швайнштайгер: роман бесил его коллег по «МЮ», а теперь у них идеальная семья. Она поддается ему в теннис

Подписывайтесь на телеграм о теннисе

Фото: Gettyimages.ru/Fundacion Rafa Nadal, Julian Finney, Cameron Spencer; globallookpress.com/Jc. Vinaj/B. Bebert; East News/AFP PHOTO / GLYN KIRK, imago-images.de; instagram.com/rafaelnadal

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные