Блог Матчбол

«Упав на колени, целовал грязный гостиничный пол». Что нужно знать о Доминике Тииме

Валерия Ли – о самом славном малом мирового тенниса.

Теннисист по рождению

alt

Сын теннисных тренеров, 21-летний Доминик Тиим вырос на кортах и всегда хотел стать профессиональным теннисистом. Начав играть в шесть лет, в девять он начал заниматься с Гюнтером Бресником – бывшим тренером Бориса Беккера и Патрика Макинроя, в академии которого работал отец Тиима Вольфганг. Первое время Бресник работал с Тиимом только раз в неделю, но через пару лет взялся за него всерьез. Вскоре Тиим был уже главной надеждой австрийского тенниса. В 2011-м он сыграл в финале «Ролан Гаррос», где уступил американцу Бьорну Фратанжело, а в конце года завершил юниорскую карьеру победой на престижном Orange Bowl.

Сейчас 13-летний брат теннисиста Мориц тоже мечтает о карьере теннисиста и входит в число лучших игроков Австрии в свое возрасте, а Вольфганг Тиим продолжает тренировать: пару недель назад в Китцбюэле его воспитанник Дэннис Новак выиграл первый матч уровня ATP.

Baby Stan?

alt

Сотрудничество Тиима с Бресником продолжается до сир пор, и молодой австриец регулярно подчеркивает, что как игрок сформировался под руководством одного-единственного человека:

«Гюнтер полностью перестроил мою игру, поставил все с ног на голову, несмотря на то, что к началу нашей работы я уже был лучшим игроком страны в своей возрастной категории. Это был адски трудный период, но безусловно, важнейший в моей карьере».

Именно Бреснику Тиим обязан своим одноручным бэкхендом – ударом, который Иван Лендл как-то назвал «феноменальным», и за который – в сочетании с мощью и игровой мыслью – заслужил сравнения со Стэном Вавринкой.

«Гюнтер перевел меня на одноручный бэкхенд еще в начале нашей работы. Сейчас я очень доволен своим бэкхендом. Думаю, что эта затея имела смысл, потому что сейчас большинство теннисистов играют слева двумя руками, так что мы получаем преимущество. Одноручный бэкхенд по сравнению с двуручным более непринужденный, разнообразный и дает бóльшую свободу».

Отвечая на вопрос о своих отношениях с Бресником после стольких лет, Тиим говорит очень простые и одновременно трогательные слова:

«Это и правда нечто особенное. Я бесконечно благодарен ему за то, что он все свое время посвятил мне. Я всегда ему доверял, и именно ему я обязан самыми важными и лучшими решениями своей жизни».

Предвосхитил нашествие тинейджеров

alt

Прошлый сезон 20-летний Тиим начал 139-й ракеткой мира и продемонстрировал фантастическую результативность выступлений в квалификациях: он вышел в основную сетку на семи из восьми турниров, включая Australian Open и три «Мастерса». В Индиан-Уэллсе Тиим дошел до третьего круга, в Майами – до второго, а после еще двух побед в основе Барселоны в Мадрид приехал 70-й ракеткой мира и самым молодым игроком Топ-100.

В испанской столице «Доминатор» одержал определяющую для своего профессионального становления победу – во втором круге обыграл Стэна Вавринку, чемпиона Australian Open и Монте-Карло. Тиим стал первым за три года теннисистом не старше 20, обыгравшим соперника из Топ-5 (после Бернарда Томича, на «Уимблдоне»-2011 обыгравшего Робина Содерлинга). Но куда важнее статистики для молодого теннисиста был психологический эффект того апсета:

«Я еще не раз проиграю соперникам ниже себя в рейтинге. Но зато сегодня я понял, что могу обыгрывать и лучших из лучших».

Не исключено даже, что уверенность Тиима передалась и другим молодым игрокам, пробивавшим тогда себе дорогу во взрослый теннис. Победы Киргиоса над Надалем и Федерером, Чорича – над Надалем и Марреем, Рублева – над Вердаско, а также дебют в мировой сотне Зверева, Чона и Коккинакиса – все это произошло после взлета Тиима. Возможно, это случайность. А возможно, случайностей не бывает.

Прославился своими (мега)отчетами о матчах

alt

Профессиональные спорстмены по понятным причинам всегда крайне неохотно обсуждают свои матчи, годами используя стандартный набор избитых фраз. Так что неудивительно, что Доминик Тиим со своей привычкой добровольно анализировать почти каждый свой матч в фейсбуке сразу привлек внимание теннисной общественности.

Посты Тиима очень артикулированы, обстоятельны и при этом концентрированы – всегда умещаются в несколько предложений. Из Мадрида-2014:

«6:4, 6:2 против Дмитрия Турсунова. На моей подаче был только один брейк-пойнт. На задней линии играю надежно уже несколько недель. Стал лучше действовать на приеме, подачей тоже сейчас доволен: могу подавать и быстро, и разнообразно, что здорово мне помогает. За три дня я обыграл трех теннисистов Топ-100, чего еще никогда раньше не делал, и теперь меня ждет самая крутая награда мира: матч против Стэна Вавринки – лучшего игрока сезона – на большом корте. Что может быть лучше? Скрестите за меня пальцы – может, мне удастся немного пошуметь! Bamos!!»

Испанский bamos («Да, я знаю, что это пишется не так») появился в лексиконе Тиима, по всей видимости, благодаря его предсезонным сборам на Тенерифе, а частица «мега», поначалу употреблявшаяся по поводу и без («Сыграть с Надалем на «Ролан Гаррос» – это мегачесть»), если верить The New York Times, – одно из любимых слов немецкоязычной молодежи. Впрочем, все атрибуты поколения Z не скрывают главного: преданности Тиима своему делу, его трудовой этики и доброго нрава:

«Еще раз прокрутить в голове матч после его окончания полезно. Мне нравится это делать – вспоминать, чтó я сделал правильно, а что – нет, чтобы в следующий раз исправиться.

Плюс, так болельщики могут узнать меня получше. Я считаю, что это важно, потому что на корте мы ведем себя совсем не так, как в жизни, и хочется показать, что вообще, я нормальный хороший парень. На корте все хотят победить; если не разгромить, то хотя бы просто оказаться лучше соперника. А в жизни этот инстинкт убийцы не нужен, можно расслабиться и побыть собой».

А в прошлом году художник Роуэн Френч по мотивам записей Тиима даже создал очаровательный комикс:

«Я обожаю посты Тиима, он самый славный малый во всем теннисе. Серьезно, парень – просто ангел. А ведь он еще и играть умеет – вы слышали, что в этом году он прошел шесть из семи квалификаций, в которых участвовал?»

Отслужил в армии

alt

Все мужское население Австрии до 35 лет проходит обязательную военную службу – базовую подготовку продолжительностью шесть месяцев. Тиим начал свою в межсезонье и завершил этой весной:

«Первые четыре недели были очень тяжелыми, потому что мы все время были там. Потом, если я был в Вене, мне нужно было отмечаться в 7:30 утра, но вообще, мне уже было разрешено и ездить по турнирам.

Никаких поблажек за то, что я спортсмен, мне не давали. Скорее, наоборот!»

И да, без army-selfie не обошлось.

Bromance с Гулбисом

гулбис новотны

Редкое интервью Тиима обходится без вопроса об Эрнесте Гулбисе, с которым он делит тренера, – оно и понятно. Дружба с главным правдорубом и потерянным талантом спорта – казалось бы, совсем не то, чего ждешь от «славного малого». И снова Доминик объясняет все предельно доходчиво:

«Когда мы начали тренироваться вместе, я в рейтинге был где-то 700-м. То, как моя карьера пошла в гору с тех пор, – для меня уже достаточное основание, чтобы быть благодарным Эрнесту. Совместные тренировки с ним – большая удача. Единственный минус – это когда нам приходится на турнирах играть друг против друга.

Он яркая личность, но чего многие не понимают – в жизни он совсем не такой, как на корте. Он очень хороший человек, с которым приятно проводить время. Просто в отличие от меня он не любит это показывать».

Альтернативный – и не менее точный – взгляд на эту дружбу продемонстрировал Sports Illustrated, в прошлом году написавший: «Уж если Гулбис считает Тиима достойным своего времени, этот парень точно что надо».

Полжизни за «Челси»

alt

Тиим, который теннисной карьере мог бы предпочесть только футбольную, увлекся футболом «лет в 10» и почти сразу стал болеть за «Челси». Сейчас он описывает себя как хардкор-фаната и рассказывает, что на первой футбольшой джерси в его коллекции было наведено имя Фрэнка Лэмпарда.

«В день финала Лиги чемпионов-12 я был в Чехии. Играл совершенно отстойный мелкий турнир и матч смотрел в дурацкой гостинице где-то в горах. Но это был один из лучших моментов моей жизни. Упав на колени, я целовал грязный гостиничный пол».

Приедет в Петербург

alt

Своей главной карьерной целью Тиим называет победу на турнире «Большого шлема» (любимый – «Ролан Гаррос»), а на свой второй сезон в ATP конкретных целей не ставил:

«Не упасть в рейтинге слишком сильно было бы неплохо. Если не войду в Топ-30 или Топ-20, нестрашно. Останусь в Топ-50 – хорошо. Главное для меня сейчас – развивать свою игру, чтобы к 23-24 годам стать действительно хорошим игроком».

О заряженности Тиима на работу говорит и его тренер, известный своим жестким режимом:

«За 11 лет, что я с ним работаю, он ни разу не спросил, сколько еще продлится тренировка. Его самый большой талант – готовность работать до потери пульса».

Уже можно сказать, что в этом сезоне Тиим идет с опережением намеченного графика: меньше чем за три месяца он выиграл три своих первых титула ATP, в том числе два подряд. Победная серия Доминика и его прически а-ля Федерер-98 составила десять матчей и позволила ему на прошлой неделе стать одним из хедлайнеров обновленного турнира ATP в Санкт-Петербурге, а на этой – дебютировать в Топ-20.

Любопытно, что свой первый матч в качестве игрока двадцатки он сегодня ночью в Монреале проиграл старшему товарищу Гулбису (6:3, 6:7, 1:6), которого до этого трижды обыгрывал.

Надо думать, за их ужин после матча платил Эрнест.

Фото: facebook.com/1.Dominic.Thiem; tennisdraws.tumblr.com; Gettyimages.ru/Jan Kruger, Clive Brunskill.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья