Матчбол
Блог

Почему тяжело быть теннисным судьей

Правда ли, что топ-игрокам на корте можно больше, чем всем остальным?

Теннисные судьи постоянно находятся между двух огней. С одной стороны, от них, судя по всему, требуют жесткого контроля за соблюдением некоторых правил – поэтому, например, они к месту и не к месту выносят предупреждения за затяжку времени. С другой стороны, очень часто они сталкиваются с жесткой реакцией, когда просто пытаются выполнять свою работу и контролировать течение матча. Особенно тяжело им приходится с топ-игроками.

На одном лишь турнире в Риме было как минимум два случая, когда первые ракетки мира попросту подрывали авторитет судей. В полуфинале женского турнира с участием Серены Уильямс состоялся такой обмен репликами, когда в игру в очередной раз вмешался дождь:

Судья: Давайте немного посидим тут и посмотрим, что будет дальше.

Серена: Нет, я ухожу в помещение.

И уходит.

С одной стороны, американка не имела права покидать площадку. Глава XVI, пункт 4, правило 10 гласят, что «игрок не может по ходу матча (включая разминку) покидать корт без разрешения судьи на вышке или супервайзера». С другой стороны, что в такой ситуации могла сделать судья?

Можно сделать вид, что ничего не было – как судья и поступила. Можно проявиться жесткость – если следовать правилам, то Серену ждал бы штраф в 3000 долларов, а еще ее можно было бы вообще снять с матча. Но если бы судья запустила эту цепь, то ей точно пришлось бы послушать о том, как она пытается пропиариться за счет первой ракетки мира. К тому же вряд ли руководство тура и спонсоры остались бы довольны такой активностью.

В финале мужского турнира судьей остался недоволен Новак Джокович. Во-первых, его не устроило то, что судья отказался прервать матч, чтобы работники турнира привели корт в порядок: «Я не просил его откладывать матч. Я попросил сделать перерыв – может быть, всего на пять минут – чтобы люди привели корт в порядок. Судья знал, что прогноз хороший, что дождя больше не будет. [...] Мы играли в условиях, в которых риск получения травмы намного выше, чем он должен быть. Особенно за задней линией, где мы больше всего двигаемся – там была грязь и очень, очень мокро».

С этой претензией еще можно согласиться. Но еще Джоковичу показалось, что судья пытался ему что-то доказать: «Я бросил ракетку, она перепрыгнула через забор, и я сразу же получил предупреждение. Так что судья сегодня отжигал. Ему очень хотелось показать мне свою власть. Так что поздравляю его».

Вот мы и получили пример того, что судья за выполнение своей работы становится объектом критики. Ведь он должен давать предупреждения за брошенные ракетки, это его обязанность. И если уж на то пошло, он должен был дать Джоковичу второе предупреждение за нецензурную брань (серб употребил слово f**king, когда спорил с судьей по поводу состояния корта) и оштрафовать на очко. Но он этого не сделал, так что о какой-то особой придирчивости по отношению к сербу говорить вообще нельзя.

Эти два примера показывают двойственность положения теннисного судьи. С одной стороны, он, действительно, обладает властью над игроками и является контролирующей фигурой. С другой стороны, он всегда должен следить, с кем имеет дело, потому что если богатому и знаменитому топ-игроку покажется, что его судят слишком строго, арбитр может столкнуться не только с имиджевыми последствиями, но и с отстранением от работы. Примеры такого у нас уже есть.

Конечно, можно говорить о том, что у закона есть буква, а есть дух, и завести спор о том, что важнее. Но тут мы сталкиваемся с другой проблемой: зачастую к одним игрокам большинство требует применять букву закона, а к другим – дух.

Букву закон требуют применять, например, к Нику Киргиосу. Сразу скажу – я не спорю с тем, что поведение Киргиоса зачастую бывало спорным, а иногда и попросту мерзким. Но та кампания, которую против него развела руководительница австралийской олимпийской делегации Китти Чиллер, выглядит немного раздутой. Но в последние месяцы австралиец тих, и вполне можно говорить об успешности дисциплинарных мер, которые были к нему применены после истории с Вавринкой (хотя, конечно, ему еще нужно поучиться тому, что не надо каждую свою мысль вываливать в твиттер).

Тут нужно отметить, что в конкретном эпизоде в первом матче на «Ролан Гаррос» Киргиос был не прав – Джоковича в Риме за агрессивное отношение к болл-бою тоже наказали предупреждением.

Но почему никто не опрашивает функционеров и теннисистов, нужно ли наказывать Новака Джоковича за то, что он схватил судью за руку во время матча в Риме?

По букве теннисных правил это можно классифицировать чуть ли не как нападение на судью, а за него грозит штраф до 10 000 долларов и другие наказания. Так что по итогам турнира вполне можно было бы писать статьи о том, какой он злодей, и что к нему уже пора применять серьезные дисциплинарные меры.

Почему большая часть спортивной общественности не требует применения буквы закона к той же Серене? Эпизод, в котором она проигнорировала судью и ушла с корта без разрешения, вообще как-то обошли вниманием. Стал бы Энди Маррей так активно ругаться, если бы теннисная общественность рассматривала его нецензурные тирады не как милую причуду, а как повод для штрафов?

Но этого никто не делает. И я не говорю, что это нужно делать. Этот текст писался не как обличение Джоковича или Серены. Скорее, это еще один аргумент для тех людей, которые резонно считают, что как бы нам ни хотелось, объективности в мире не существует. Правила для всех не одинаковые.

Фото: globallookpress.com/Silvia Lore/NurPhoto

Автор Павел Ниткин

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья