Реклама 18+
Блог SLAM

«Для меня Беларусь и Россия – один большой дом». Правила жизни Андрея Мезина

В детстве я был подвижным ребенком. И лето, и зиму проводил на улице. Это сейчас главными увлечениями у подрастающего поколения являются компьютер и телевизор. А у нас как было: два канала, по одному — Брежнев, по второму — члены политбюро. Естественно, дома никто не сидел, вели активный образ жизни, занимались спортом — регулярно играли в футбол, хоккей. Вырос, можно сказать, во дворе.

Мне не важны излишества: я родился в обыкновенной квартире, знаю, что такое жить вчетвером в одной комнате, полжизни проходил в спортивном костюме.

В семнадцать лет я приехал в Беларусь из Челябинска. Честно говоря, было немного страшно. Потому что я покидал родительский дом. Но тогда нужно было раз и навсегда определиться со своим будущим. Возможно, именно благодаря предложению из Беларуси я все-таки связал его со спортом. И рискнув, к счастью, не прогадал. После короткой побывки в Новополоцке мне удалось пробиться в основной состав “Полимира”, и я подписал свой первый профессиональный контракт.

Челябинск навсегда останется для меня родным. В этом городе по-прежнему живут мои родители. Но Беларусь действительно стала для меня вторым домом: родным и любимым. 

Я служил в новополоцкой танковой дивизии. Правда, как это бывает у спортсменов, недолго. Недели две точно находился в части, а потом был заявлен в молодежную сборную Беларуси. 

Для меня Беларусь и Россия – один большой дом. Я родился в Советском Союзе, а потому никак не могу представить наши народы, живущие порознь. Как не могу назвать чужими украинцев, казахов и другие народы СССР.

Мне не нравится, когда люди лгут. Когда же это происходит, я могу не на шутку разозлиться. Еще факты несправедливости легко выводят меня из себя.

Не люблю тусовки, шумные компании, не хочу рассказывать, какой я крутой, как у меня все здорово. Меня нет в соцсетях.

Всегда был закрытым человеком. В юности уехал из дома в Новополоцк. Потом - Америка, чужой мир, хорошо, что было несколько русских. Потом пару лет вообще был единственным русскоговорящим в команде. Жил в семье, язык знал еще плохо, подстраивался под их уклад. К этому привыкаешь, если есть цель - добиться чего-то. Частые смены команд, коллективов, я привык быть один, по большому счету в этом смысле в жизни ничего не поменялось.

За границей мне скучно, не интересно. Вся жизнь человека расписана на много лет вперед. А у нас жизнь бурлит, кипит, ты не знаешь, что будет завтра. Не успел избавиться от одной проблемы, как появляется другая. От этого интереснее жить.

В нашем виде спорта узнаваемость преследует только вратарей-легенд, все-таки лица голкиперов скрыты от болельщиков масками.

Голкипер сам по себе результат обеспечить не может. В отдельно взятом поединке — еще куда ни шло, но на чемпионате мира в целом это нереально.

Стараюсь читать меньше газет и вообще не интересоваться интернет-форумами. Журналисты и болельщики разные бывают, один понапишет на эмоциях такого... А хоккеисты тоже разные. Кто-то плюнет и забудет, я же принимаю близко к сердцу, еще больше “гружусь”.

Нужно всегда оставаться собой.

Даже если случаются неудачи, все равно: жизнь продолжается: выбрасываешь ненужное и идешь дальше. Это как в хоккее - надо пережить: сыграл неудачно, но ты не можешь всю жизнь из-за этого страдать. Завтра новый день, и это помогает.

Без поражений не бывает побед.

В этой жизни возможно все. Никогда в ней не бывает все ровно и гладко. Если кажется, что это именно так, ты что-то делаешь неправильно.

Иногда люди подходят на улице и говорят: "Скала, возвращайся на лед". Мне становится неловко — не считаю, что сотворил за карьеру что-то сверхъестественное. 

Это стереотип, что все хоккеисты тупые, "пробитые" и необразованные. 

Хоккеисты разные бывают: и веселые, и замкнутые. Просто вратарей гораздо меньше, и все говорят, что они сумасшедшие, раз в них шайбы кидают. Я так не думаю. В обычной жизни вратари — это обычные люди.

Это нормально — бояться шайбы. И мне бывает страшно, когда с близкого расстояния стреляют так, что свистит возле ушей, ничего не успеваешь сделать. Благо, у меня всегда хорошая реакция была. И с другой стороны, сейчас хорошая форма. Иногда попадает больно, но серьезных травм от шайбы в принципе не получишь.

Кураж - это внутреннее состояние, что тебе никто не сможет забросить. Когда ловишь кураж, у тебя эмоции, вдохновение, хочется летать.

Вратарю нужны стальные нервы. Потому что бывают игры, когда начинаешь слишком много думать, и игра расстраивается. Пропускаешь гол, потом начинаешь в голове крутить, вот сейчас нужно действовать так, начинаешь нервничать, очень тяжело вернуться в игру.

За сутки до любого матча я абстрагировался от всего: разговоров, общения, болтовни по телефону и так далее — настраивался.

Быть хоккеистом - непросто. Очень тяжело переживать одно и то же из года в год. Особенно когда у тебя появляется семья. Ты почти год играешь в клубе, потом проходишь фактически вторую предсезонку в сборной, играешь на чемпионате мира, а в июле у тебя начинается подготовка к новому хоккейному году. На отдых один месяц. 

Всегда находил общий язык с партнерами и работал на благо команды. Ни с кем я не ссорился, ни про кого не говорил плохо.

Это большая ошибка, что наши ребята не хотят уезжать за океан. Не знаю. Может, боятся. Если бы я в свое время не уехал в Америку, не смог бы раскрыться. Я увидел совершенно другой хоккей – не тот, что в Советском Союзе. В Америке меня научили забывать поражения. В Беларуси я очень расстраивался после проигрышей, накручивал себя. Там же все было иначе: из-за плотности матчей предыдущие неудачи забывал мгновенно.

Когда играл, никогда не гнался за деньгами слепо, как, увы, многие молодые сегодня. У них цель — не уровень лиги или клуба, а уровень зарплаты. Как можно больше и прямо сейчас. А мудрая поговорка “сначала ты работаешь на имя, потом оно на тебя” забывается. Я лет до 26-27 серьезных, по хоккейным меркам, денег не зарабатывал. Но цель всегда понимал: где я хочу играть, на каком уровне и в какой роли.

Если приходишь играть в более слабый клуб или лигу, то нужно играть до конца контракта, а не метаться в ожидании приглашения из более сильного клуба.

Я не собираюсь всю жизнь работать тренером по вратарям. Я хочу развиваться и двигаться дальше. Хочу быть помощником, а потом и главным тренером. Мне это интересно. И есть много примеров, когда бывший вратарь добивается в тренерстве хороших результатов. Тот же Глен Хенлон. И я бы хотел достичь того же.

Я не буду работать главным тренером в команде, где живут по принципу: вот тебе минимум для поддержания штанов, игроки, набранные по объявлению и именно эти ассистенты обязательно.

Тренер никогда не скажет игроку “ты мне не нужен”. Всегда оставит дверь приоткрытой на будущее — мало ли что... Это психология. Как, например, и еще один известный прием: в начале сбора каждому из пяти пятерок полевых будет сказано, что он кандидат на место в первой бригаде большинства. Это не ложь, а часть работы. Хитрость. Чтобы каждый в себя верил. А тренер выбирает то, что выгоднее, пусть это и не всегда может принять игрок, поверивший в свои силы и даже почувствовавший их.

Раньше наша хоккейная система справлялась с выдачей качественного продукта. Потому что конкуренция была сумасшедшая. И для тех, кто ее выдержал, потом уже было все равно, кто перед ним на льду — словенец или канадец. А сейчас все размыто.

Не нужны никакие лимиты на иностранцев. Молодежь должна проходить через сито. 

У нас постоянно идет «перетряс» — из-за этого никак не можем заложить фундамент в хоккее. Создают концепцию, но не дают достаточно времени на ее реализацию. Поэтому нужно ставить большие задачи и спокойно их решать, а не смотреть вперед только на один год.

Самое главное — наладить работу детско-юношеских школ. Хоккей — популярная игра. Но это дорогостоящий вид спорта. У меня есть много знакомых, которые работают в хоккейных школах. Зарплата невысокая, и всегда находятся состоятельные родители. Они готовы помогать школе, но взамен их сын должен играть в первом составе. А есть дети из малообеспеченных семей, но очень талантливые, и по-хорошему именно они должны играть в первом звене. 

Я считаю, что у сборных всех возрастов должен быть один тренер вратарей – и в националке, и в молодежке, и в юношеской команде.

Не надо просто строить ледовые дворцы и проводить там концерты – у нас должны быть школы с профессиональными тренерами по хоккею, а не пловцами, футболистами или валютчиками на этих должностях.

Наша Экстралига деградировала. Лет 10 назад она была конкурентоспособной, а сейчас только 2-3 клуба. Если игроки в эти команды не попадают, то идут в «Витебск», «Могилев», где тренировочный процесс  такой: есть команда и есть команда. Ребята к 22 годам деградируют так, что идут на рынок или еще куда. В итоге, у нас нет достаточно толковых хоккеистов, которые могли бы играть в национальной сборной»

Нужна определенность в таком фундаментальном вопросе, что все-таки "Динамо" такое — базовый клуб сборной или самостоятельный зрелищный проект. В зависимости от ответа формула давно выведена: если первое — легионеров должна быть одна пятерка. Если второе — две. Четырьмя только своими пятерками чего-то пристойного не добьемся точно.

Я доволен своей карьерой, тем, что у меня есть. Если бы я уехал в НХЛ, куда мне звал Глен Хэнлон, моя жизнь пошла бы по-другому. Но я считаю, что все делал правильно.

Хочу отдавать себя хоккею и приходить домой, где меня любят и ждут. 

Не рассуждаю так, что если я был хоккеистом, то и сын мой должен стать хоккеистом. Захочет быть футболистом – пожалуйста. Почему нет? Попробует хоккей и понравится – тоже пожалуйста. Я буду предоставлять право выбора.

Отдавать ребенка в спорт, особенно в хоккей, с перспективой в будущем зарабатывать много денег - это неправильно. Не стоит проектировать свои желания на возможности и желания ребенка. Я знаю многих родителей, которые не знают, что делать с детьми, пихают их в хоккей, заставляют и ничего не получают. Не надо заставлять! Ребенок есть ребенок. Необходимо найти то занятие, которое станет для него любимым. Он может быть и не предрасположен заниматься спортом профессионально.

Всю жизнь был сосредоточен на хоккее — первые серьезные отношения появились только в 27 лет.

У меня есть свой принцип: любимый мужчина содержит свою женщину. Считаю, что мужчина должен зарабатывать, построить дом, а женщина - заниматься им и детьми. Это мое первое правило. Не мое дело мыть посуду, менять подгузники. Помочь можно, но не заниматься этим системно. Всегда же как было? Мужик ушел на войну - принес трофеи - пошел дальше. Глобально ничего не поменялось. Женщина должна заниматься детьми, воспитывать, а не сбрасывать их на няню.

Семейная жизнь - это как работа, это сложно. К сожалению, у нас не так много мудрых женщин, которые понимают это. Да, заниматься детьми тяжело, с другой стороны - я ведь не прошу ее помощи в своей работе: «Давай со мной на лед - поможешь!» На то мы и мужики.

Брачный контракт - правильная штука, сразу расставляет все по местам, у мужчины отпадают вопросы: она со мной ради денег или по любви?

Женщину нужно держать в ежовых рукавицах. Когда женщина не работает - ей становится скучно. В этом и заключается мудрость: ты должна найти для себя и своей семьи единый путь, чтобы не скучно. Считаю, что женщина должна быть занята. Если она не родила и не занимается ребенком - она должна работать, чтобы не было времени на всякую дурость.

Я строг по отношению ко второй половинке, но все равно - нельзя ограничивать ее жизнь. Нужно принимать человека таким, какой он есть. При этом я довольно прямолинейный в отношениях: ничего не скрываю, всегда говорю и делаю то, что считаю правильным. Вообще в отношениях надо разговаривать и желательно слышать партнера. Всегда надо все высказывать, даже если это не понравится. 

Тот, кто считает, что я равнодушен к Беларуси, просто не смотрел хоккей последние пятнадцать лет.

Думаю, к своему возрасту я немалого достиг: дети, красивые женщины рядом, дом построил, дерево посадил. Считаю, что своей спортивной деятельностью - понимаю, что сделал это с командой, - доставил людям немало радости. Ощущение, когда целая страна в эйфории, дорогого стоит. 

При написании этого материала были использованы фрагменты интервью Андрея Мезина таким изданиям, как: Трибуна, Прессбол, Комсомольская правда, Вечерний Челябинск, Naviny.by, сайт КХЛ.

Фото: XSPORT.ua, Спутник, Прессбол.

Телеграм-канал блога

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья