Блог H-Sport

«Сыну вообще ничего не буду говорить про хоккей». Откровенный рассказ нападающего «Гомеля» о своей карьере

Профайл Глеба Андреева.

В блоге SLAM - новая рубрика «Профайл». Мы вдохновились сайтом The Players' Tribune, на котором спортсмены рассказывают свои истории. Но есть один нюанс. На The Players' Tribune спортсмены сами пишут о себе, сами рассказывают истории. В случае с «Профайлом» несколько иначе. Мы берем интервью у спортсменов, а затем, при редактировании интервью, опускаем свои вопросы. Курсивом выделены редакторские примечания.Таким образом, на выходе -  рассказ спортсмена о себе, об игре, о запоминающихся моментах в карьере. Тем самым получается настоящий профайл спортсмена.

Первым героем этой рубрики стал Глеб Андреев, хоккеист «Гомеля». Ему и слово.

 ***

Я с пяти лет занимаюсь хоккеем. Отец завел меня на хоккей, понравилось, и все. В детстве еще нравился бокс. Точнее, я помню, как в детстве мне нравился хоккей, потом бокс, и потом опять хоккей.  Я могу на самом деле все смотреть: весь спорт, но хоккей больше всего люблю.

По детям у нас в «Гомеле» тренер был хороший. Потапов. Владимир Владимирович Потапов. Он из России приехал и прямо грамотно все делал, многое давал. Мой первый год или полтора – вообще без клюшек катались. Чисто катание, хотя сейчас сразу все дети берут клюшки, но у нас был год без клюшек. Мы потом радовались, помню, когда нам дали клюшки. Где-то в шесть лет.

Позиция в хоккее меняется независимо от возраста игрока. На самом деле, ребята могут и в восемнадцать лет позицию поменять. Могут и в двадцать два. Некоторые игроки могут сыграть и там, и там. Даже взять меня. Раньше только центрального нападающего играл. Сейчас же могу и с краю сыграть, и в центре. Другой пример. Приехал к нам в молодежную сборную защитник. Его просто поставили в нападение и он был там нападающим. Бывают случаи, когда ребята занимаются, играют в поле, а потом через пять лет своей карьеры становятся в ворота.

Я же всегда играл нападающего, никогда защитником не был.

Тринадцатый номер взял с детства. Когда нам в клубе начали выдавать майки, я как-то пришел и там оставались шлема с номерами, буквально шесть-семь шлемов осталось и тринадцатый номер там лежал. И я помню, играл в «Гомеле» Денискин такой (Алексей Денискин выступал за ХК «Гомель» с 2002 по 2006 год, а также в сезоне 2011-2012), он мне нравился, защитник был. Не знаю, почему он мне нравился, И я такой: буду как Денискин, взял тринадцатый и все. Я под многими номерами играл, но мой любимый – тринадцатый. В суеверия не верю.

У хоккеистов практически нет детства. От многого нужно отказываться. Есть, конечно, профессионалы, которые все: в десять спать, встать утром зарядку сделать. Есть ребята, кто проще относится. Но, вообще да, сложно. Например, у тебя день рождения, а у тебя выезд, ты в каком-нибудь Могилеве играешь. То есть ты не празднуешь. Или 23 февраля, день рождения у близких – ты очень часто пропускаешь праздники. Праздники города почти всегда пропускаешь. С другой стороны, ты же всегда в команде находишься. Это весело, это круто. Первые года ездишь в лагеря, это все весело. Но именно прям такого детства  нет.

Сейчас играю с ребятами, с которыми вместе по детям занимались. Антон Иванковский, Дмитрий Иванчиков, Андрей Грищенко. Это все с одной команды, мы все дружим.  С ребятами 1998-го года рождения тоже пересекались постоянно. Если встретимся, можем пообщаться. На самом деле, сейчас в «Гомеле» очень много гомельских воспитанников. Ну почти все. Именно вот молодые ребята добрались до основной команды и показывают очень хорошую игру.

В хоккее у каждого есть определенная работа. Кто-то должен шайбу ловить, кто-то забивать. Это нормально, я считаю.

В тринадцать-четырнадцать лет я как-то уезжал в Питер. Там создавалась команда, с моим тренером. Но что-то не срослось. Поэтому решили с родителями, что лучше я останусь в Гомеле. Наверное, это неправильно. Лучше, конечно, было уехать. Но, так получилось.

В шестнадцать лет я уехал играть в «Динамо-Раубичи». Это хоккей, ты жертвуешь чем-то, уезжаешь в другой город, от родителей. Но если ты хочешь чего-то достичь, то это для тебя не должно быть преградой. Да, скучаешь где-то по близким, по родным, по друзьям. Но у тебя есть работа, есть цель и ты должен ее достигать. И это не проблема. Это я уехал в «Раубичи», это не трудно, а есть ребята, которые уезжают в Канаду, сами, или в Россию уезжают – там намного тяжелее все.

По поводу переезда в канадские минорные лиги, по-моему, если и ехать, то только  в эту лигу, в CHL. А все остальные лиги – нет смысла. Здесь уровень не хуже, я считаю. Меня в Канаду никто не звал. У нас были в команде ребята, которые были хорошие и сейчас все играют на высоком уровне, поэтому вот они уехали и все.

«Динамо-Раубичи». Это была сборная. На самом деле это сложно. Ты живешь в лесу. Ты потренировался, потом кто помладше – съездил в школу, кто постарше – съездил в универ и все. Ты тренируешься и живешь в лесу. У тебя там ничего нет. Да, тренера могут там вывезти тебя раз в месяц на хоккей или в кино, не знаю. С другой стороны, там крутые условия, все хорошо: гостиница, питание, лед, заниматься можно, когда хочешь, зал. Все условия есть, чтобы расти. Но там трудно, все-таки. От города далеко, ты только в команде живешь. С базы мы не сбегали. Спрашиваешь у тренеров: мы поедем, погуляем, в город. На второй год они уже понимали, что можно уже и отпустить. Первый год вообще – мы только сидели и все.

Радуешься, когда едешь в Чехию, Словакию на сборы. Хоть что-то. В Канаду летали, в Калгари. В Калгари был турнир (Macs Midget AAA World Invitational Tournament). У нас тоже тоже турниры сборных бывают, в Минске.

Никогда не забуду тот турнир в Калгари. 2015-й год. Ты когда приехал туда, ты реально понимаешь, что такое хоккей в принципе. Это совершенно другой уровень, как там относятся к хоккею. Это ну очень круто. Каждый мечтает там поиграть, побыть. Те команды, кто в финал выходил, те должны были играть на Сэдлдоум (Скоушабанк-Сэдлдоум, домашняя арена клуба НХЛ «Калгари Флэймз»), но мы проиграли в четвертьфинале и не играли. А вот в следующем году ребята на год младше полетели на тот же турнир. И они его выиграли.

На наш турнир приходили зрители. Но вот мы ходили посмотреть на матч юниорских лиг. Там ледовый просто забит полностью. Да, небольшой каток, но он полностью забит. Шоу, талисманы бегают. Хоккеистам по шестнадцать-семнадцать лет, и они это все видят, чувствуют. У нас такого нет. У нас если приедет двадцать человек, то будет хорошо. И еще родственники всегда приходят.

Я играл в U17, U18, U20. Плюс в том, что молодые ребята из U18 и U20 играют со взрослыми. Но вот хоккеистам U20, за которую я выступал, играть в Экстралиге А трудно - зацепиться всегда, заработать очки, реально трудно. А вот то, что они сейчас в Экстралиге Б – это хорошо, мне кажется.

Я в U20 играл полгода, я мог играть во втором, в третьем, также в четвертом звеньях. И сесть мог. И в большинстве, и не в большинстве. Но там ребят мало было. Там и травмы были, поэтому там так получалось. Там часто меняют звенья. Когда приезжают новые игроки, их же нужно куда-то поставить. Поэтому всегда по-разному.

Со той сборной общаюсь с Никитой Зуевым, мы с ним лучшие друзья. С ним общаюсь. Еще с Захаром Полищуком.  Вообще, со всеми могу пообщаться, всех хорошо знаю. С кем-то больше, с кем-то меньше.

В 2018 году я был в U20, Потом начался Кубок Салея. Я тогда заболел серьезно, в больницу лег. Потом выздоровел, потренировался и меня отправили обратно в «Гомель». Я туда приезжаю, и через некоторое время Саяпин Дмитрий Викторович, главный тренер «Пинских ястребов» помог мне перейти на сезон в «Ястребы». Саяпин  в предыдущем сезоне был главным тренером в фарм-клубе «Немана». А я прошлый год играл за фарм «Гомеля», потом уже в U20 полгода. Я приехал в Пинск на просмотр, сыграл игру, Дмитрий Викторович сказал: все, давай, переезжай, будем работать.

В Пинске было очень круто. Там очень крутой персонал. Очень хорошие ребята, очень рад, что попал туда. Но там все новое, и клубу приходилось тратиться на форму, на спортпит, тренажерный зал, клюшки и все такое. Там все было на хорошем уровне, на самом деле. Не везде такое бывает. Я получил всю новую форму. Мы ездили на матчи за день. Все условия были.

Жили мы в общежитии. Точнее, кто-то из игроков снимал квартиры, кто-то жил в общежитии, как я. Там хорошее общежитие, хорошие условия. Там жили только мы, хоккеисты “Ястребов” и те, кто приезжал на соревнования. То есть не студенты. В общаге все было. Кухня в номере. Там номера блочного типа: в блоке две комнаты, в каждой живет по два человека. Я жил в комнате с Артемом Хомко, очень хороший парень, таких редко встретишь. Рядом со мной жил Вадим Александрович, мы с ним хорошо дружим. А с ним там то один, то второй жили.

За Пинск играл Кирилл Андреев, вратарь, мой однофамилец. Мы, кстати, с ним случайно пересеклись на отдыхе в Турции. Я на отдыхе, сижу в бассейне, четыре дня до конца отдыха, и смотрю – он заходит с другом. В тот самый отель. Никто не знал, кто куда едет на отдых. И Алексей Котеловский был. Сижу я такой в бассейне, скучновато, и тут мои заходят:-)

Разница между Экстралигой А и Экстралигой Б есть, однозначно, но в Экстралиге Б очень хорошие матчи. Все. Все команды равные, последняя может обыграть первую. Мы можем первый матч сыграть 5-0 выиграть, а второй – 0-10 проиграть. Очень интересные матчи. Неплохой уровень. Чтобы расти и попасть в Экстралигу А – это отличные условия.

В «Ястребах» у нас половина состава всегда оставалась, а вторая часть команды два раза поменялась. Очень много игроков приезжало-уезжало. Приезжают ребята, тренер смотрит, подошел - не подошел, нужно другого звать. Но после Нового Года у нас сложился очень хороший коллектив, все так сплотились, дружили хорошо. И мы сразу начали хорошо играть. Было приятно находится, конечно. Было весело, после Нового Года, когда крепкий состав стал, было весело общаться. Все стали более на равных общаться. И с персоналом мы общались на одном языке, все было отлично.

В клубах всегда младшие что-то делают. Например, соберут шайбы, баулы поносят, клюшки занесут. Но такого, чтоб прям жесткое давление старших – такого уже давно нет. Больше все на равных стараются. И когда все на равных, то тебе приятнее находится. Это мое мнение. Но старших ты всегда слушаешь, нет такого, что тебе все равно, что они говорят. Если старший сказал, то ты должен это выполнять, делать, это всегда есть, это правильно. Они старшие, они лидеры, они должны и подсказывать, и воспитывать, это нормально.

Мой обычный распорядок дня на игровой неделе. Расписанием занимается наш персонал. Тебе скидывают, во сколько ты должен быть на обеде, на раскатке, на ужине. Утром тренировка, иногда вечером видео посмотрим, своей игры, соперника. Соперников обычно разбираем. Просмотр видео всегда занимает разное время. Если мы недавно играли, то минут десять-пятнадцать. Но может и сорок минут идти видео, и сорок пять. Кому-то это может и скучновато, но это надо, ты понимаешь, что это надо. Это часть игры и без этого никуда. Все видео смотрят, все команды во всех лигах, это нормально. После видео прийти, отдохнуть, покушать, поспать. В день игры: утром раскатка, сон, игра. Да, перед игрой обычно хоккеисты спят. Ну, кто как: большинство спят, но есть ребята, которые спать не любят. На арену приезжаем за два часа до игры, сами. После игры пойти покушать и опять спать.

Если на выезд – едем на автобусе. Самый далекий выезд по Беларуси был в Гродно. Некоторым ребятам тяжело туда ехать. Семь-восемь часов. Но мне все равно, сплю в дороге. В автобусе каждый кто чем занимается: музыку слушает, фильм смотрит, в телефоне сидит, общается.

На игру мы едем за день до матча, если играем в субботу, то выезжаем в пятницу. Время на отдых есть. Мы приезжаем, едем на каток, тренируемся, едем отдыхать, поспали, может кто-то прогуляться хочет. Потом утром проснулись, раскатились на льду, пообедали, поспали и на игру. Живем в основном в гостинице.

Хоккей для меня – это работа, от которой я кайфую. Я лучшей профессии не знаю. Хоккей – это круто. Планы после карьеры еще не строил. мне только двадцать лет, я еще не знаю. Нужно карьеру построить, а там посмотрим. Тренером я не хотел быть, наверное. Не мое это. Хотя вот не знаю, как получится, что я захочу через пять лет.

Люблю смотреть хоккей. Есть такие люди, которые играют в хоккей, но смотреть хоккей не могут, не нравится им. Например, по футболу фанатеют. Но я, например, всегда с удовольствием любой хоккей посмотрю. Каждое утро проснусь, посмотрю обзоры НХЛ за ночь. Кто там, что и как. Я знаю, кто сколько забил, отдал в НХЛ. Раньше в НХЛ болел за «Нью-Йорк Рейнджерс», потому что там играл Рик Нэш, мой кумир. Но он закончил. Сейчас за «Даллас Старз». Александр Радулов нравится, его эмоции. Он всегда прет, прет, ему всегда все равно, кто, что. Наглый очень. Нэш примерно такой же был. Этим мне и нравится. Очень эмоциональный, неважно, какой он гол забьет, первый или сотый, он всегда радуется, как будто в финале забил. Вот это мне нравится.

Я играю и центрфорварда, и флангового нападающего. Как тренер скажет. Сегодня тренер может сказать, ты играешь с краю, завтра – ты в центре играешь. Вообще я всю жизнь играл в центре, но последние два-три года я могу сыграть и там, и там. Где тренер скажет, там и сыграю.

Играть центра или крайнего - это разная работа. В центре ты должен сбегать обороняться и зарядить, отправить шайбу своим нападающим. Мне это нравится. А играть крайнего мне нравится тем, что тебе в своей зоне  нужно защитника соперника держать, чтобы не бросил, помогать своим защитникам где-то. Потом твои защитники или центральный нападающий тебе заряжают шайбу – и ты побежал. С полными силами. А в центре ты больше обороняешься, зарядил, помог, поддержал и все. В центре тяжелее играть, я считаю.

По поводу прессинга, с одной стороны есть всегда тренерская установка, прессинговать выше или ниже, но со своими партнерами в тройке всегда желательно обсудить, кто где будет стоять, всегда ситуация может повернуться по-разному. Например, я первый пойду, второй. Я люблю первым стоять, перед воротами, пока соперник раскатывается. Договариваемся со своей тройкой, кто где будет стоять, встречать соперника.

В большинстве центр может выполнять роль «бампера». Одна из задач - отвлекать соперника. Также ребята могут тебе дать на подставление, бросить. Ты еще должен вратаря закрыть. Также они тебе снизу могут поднять. Так очень много голов забивается. Вообще позиция игрока в большинстве зависит от решения тренера. Вообще в большинстве всегда ты по схеме играешь, ты всегда должен придерживаться какого-то образца. Если у тебя стоит, грубо говоря, «треугольник», то пас-пас-бросок.  Иногда бывает, что у тебя нет никаких розыгрышей, просто бросать. Расставились и начинай расстреливать, нагнетать, копать туда. Но понятное дело, где-то игрок пошел не туда, не по плану, ты должен сам сориентироваться, куда отдать, куда бросить. Вообще большинство разыгрывается, есть схема определенная. Есть несколько вариантов. У одной бригады одни варианты, у другой – вторые.

В основном в бригаде большинства четыре форварда и один защитник. Страхует защитника всегда кто-то из нападающих по ситуации. Если выбросили шайбу, то у тебя есть определенный раскат, ты должен по схеме бежать, открываться туда, как тренер тебе нарисовал, вот и все. Но если соперник уже убегает в атаку, то все должны вернуться помочь.

Некоторые команды могут и за три-четыре дня начать разыгрывать большинство до игры, некоторые  - за день только. Можем тренировать большинство  5-0, то есть без соперника, можем с помехой.

Я считаю, что выборы капитана командой - это правильно. Тренер не должен назначать капитана. Капитан – помощник тренера, да. Но именно капитан ведет команду за собой, он ребят знает больше изнутри. Это хорошо, конечно, когда тренер знает ребят изнутри. Но пусть лучше игроки выбирают, потому что они знают больше, кого комфортнее выбрать, кто нравится больше. Это мое мнение. На выборах капитана все игроки - кандидаты, ты голосуешь за любого. На бумажке пишем, первое имя – капитан, потом ассистенты. Тренер говорит результат, кто капитан, кто ассистент. В этом сезоне мы выбрали капитаном Александра Семочкина, за него проголосовало большинство.

В «Гомеле» все ребята могут подбодрить, на лавочке, в раздевалке старшие, лидеры, говорят: то-то, ребят, исправьте, тут поднажмите.

Считаю, что в этом сезоне «Гомель» заслуживает больше побед. Опять же, с «Динамо-Молодечно»: вести 2-0 и так вот проиграть по буллитам (2-3). Или с тем же «Шахтером», когда первый матч мы играли. Теряем очки, очень много теряем очков, которые должны брать. Думаю, все наладится, будет все хорошо.

У нас сильный чемпионат, сильная лига. Слабая команда может обыграть сильную, а сильная – проиграть. Хороший чемпионат, все команды могут бороться. Тот же «Могилев» хорош. Видимо, мотивация у них хорошая, приобрели хороших игроков. Да и в Экстралиге Б «Могилев» хорошо смотрелся. Плюс они давно вместе играют. Молодцы, реально приятно играть с ними. Они навязывают борьбу топ-клубам, и даже обыгрывают топ-клубы.

В хоккее со справедливостью все неоднозначно. Во-первых, я считаю, что результат заслуживает сильнейший. Если у команды характер, они выкладываются полностью. Вот «Динамо-Молодечно» реально хорошо играло, давило очень сильно, они заслуженные голы забили. Да, такие голы нелепые, отскок или попал хорошо в большинстве. Но они всю игру играли на эти голы, нас жали, жали. С другой стороны, я думаю, что хоккей иногда несправедлив. Хоккей это такой вид спорта, где ты можешь работать, работать и ничего не получить, а можешь не работать и получить все. Но, тем не менее, если ты работаешь, если ты действительно работаешь, каждый день что-то делаешь, то, как правило, ты получишь результат, то, что ты заслужил, ты всегда получишь.

Мне кажется, что фраза «Вратарь – это половина команды», - это больше для болельщиков. Но, когда вратарь ловит кураж, он реально помогает команде. Вратарь очень большую роль играет. Если у тебя есть хороший вратарь – у тебя намного больше шансов выиграть, это логично. Но может быть хороший вратарь, но до него шайба не доходит, потому что игроки блокируют, не дают бросить. Побеждает вся команда. Ты вот сыграл, 1-0 выиграл. Ты приходишь в раздевалку, благодаришь вратаря. Все ему хлопают, что он молодец, что не пропустил, это труд. Но я бы никогда не встал в ворота, когда в тебя летит этот диск каучуковый со скоростью в 150 километров в час. Вратари – странные люди, на самом деле, такие своеобразные. Но все хорошие люди.

В будущем своего сына в хоккей, наверное, не отдал бы. Но если он будет хотеть и рваться в хоккей – я только ему буду помогать и советовать. Но именно «сын, иди в хоккей» - такого не будет. Я вообще ничего не буду говорить ему про хоккей. Как выберет – так выберет. Если он не выберет хоккей – я не расстроюсь.

Фото: группа Вконтакте ХК «Гомель», ХК «Пинские ястребы».

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья