Блог H-Sport

Роман Алексеев: Просто получаю удовольствие от хоккея

Это рубрика Профайл, в которой мы берем интервью у спортсменов, а затем, при редактировании интервью, опускаем свои вопросы. Курсивом выделены редакторские примечания. Таким образом, на выходе -  рассказ спортсмена о себе, об игре, о запоминающихся моментах в карьере. Тем самым получается настоящий профайл спортсмена.

Перед Вами – Профайл защитника хоккейного клуба «Сахалин» (Южно-Сахалинск) Романа Алексеева. Ему и слово

P.S. Данное интервью было согласовано с Романом Алексеевым, а также хоккейным клубом «Сахалин». Просьба к редакторам Трибуны не менять заголовок поста.

 ***

Часть I.Карьера

Роман Алексеев родился 17 августа 1989 года в Уфе, Россия – Прим Е.Р.

Первое воспоминание с детства – как я первый раз встал на коньки. Отец у меня играл в хоккей, Александр Алексеев.

Александр Алексеев – известный белорусский хоккеист, защитник. Первый капитан сборной Беларуси по хоккею. В сезоне 1993-1994 Александр Алексеев выступал в Польше, в хоккейном клубе Подхале (Новый Тарг)  – Прим Е.Р.

Он играл в Польше, и там в первый раз я стал на коньки. Ребята постарше меня прихватили, они, наверное, знали, что отец у меня хоккеист. И вот, катался вместе с ними на коньках на массовом катании, пять лет мне было. Потом я помню Москву, в Москве по большей части я квартиру помню, потому что отец играл в московском ЦСКА (сезон 1995-1996 – Прим Е.Р.) у Виктора Васильевича Тихонова и нечасто у нас дома был.

В 1996 году мы приехали в Швецию, в город Кируна. Отец играл за одноименный клуб. Кируна -  самый северный город в Швеции. Полярные ночи. Как шутил мой папа: оленей больше, чем людей. Мы жили в Швеции и там я стал заниматься хоккеем. Там была еще одна белорусская семья, Матушкины, Игорь Матушкин тоже был хоккеист. У него были сыновья Максим и Оскар. Поскольку Оскар совсем маленьким был, я общался с Максимом.

Потом мы переехали в Данию. И с 1997-го по 2000-й год мы прожили в городе Рунгстед. Считался город богачей, миллионеров. В Рунгстеде жили, точно не помню, то ли у директора, то ли у вице-президента клуба, за который выступал отец. Там был шикарный дом, и мы жили на третьем этаже. Из окна можно было видеть Швецию через море.

Всегда в Дании в клубе была добровольная тренировка на льду в среду, утром. Все игроки, кто хотел, приезжали туда и делали упражнения. Можно было брать с собой детей. Тренировка эта была по желанию, просто в удовольствие. И потом все играли три на три, а отец отводил меня тренировать в пустую зону. Броски в основном. Не знаю, сколько я шайб бросал каждую неделю. Жестко было немножко. Все время отец говорил: руки так поставь, ноги так. И все громче, громче это говорил. У меня какое-то время ничего не получалось, и эти занятия слезами заканчивались. Но эти тренировки дали мне определенный толчок.

В Данию мы возвращались на сезон 2001-2002, в город Рёдовре, там отец поиграл за одноименный клуб.

Затем мы вернулись в Беларусь. Отец уехал играть в подольский Витязь. И потом перешел на полсезона в Динамо-Энергия (Екатеринбург). Мы тот год остались в Беларуси.

Вот так у меня детство проходило по разным городам, разным странам. Языки, кстати, хорошо знал, дети быстро осваивают языки. Знал и польский язык, и шведский, и датский. Сейчас уже ничего не помню, но на тот момент мне родители говорили, что разговаривал как местный.

Отец на мою позицию (Роман Алексеев тоже играет в защите – Прим. Е.Р.) не влиял, конечно. Но все тренеры говорили, что твой отец защитник, и ты должен быть защитником. Я все время почему-то хотел в нападении играть, но, в итоге, ни один тренер меня туда не поставил.

Когда мы вернулись в Беларусь, моя бабушка подарила моему отцу видеокамеру. И отец записывал мои игры, мои смены. Потом мы приходили домой и разбирали от и до – все мои ошибки, что я делал не так. По времени максимум этот разбор занимал минут тридцать, там не доходили до какого-то досконального анализа, не было какой-то докторской диссертации:) Отец показывал: там двигайся чуть поближе, поагрессивнее действуй. Здесь быстрее, подними голову, посмотри заранее.

Первый клуб Романа Алексеева – Витебск-2, за который Роман выступал в сезоне 2006-2007 - Прим. Е.Р.

Какое-то время я занимался в хоккейной школе Динамо, в Минске. Мой друг, Илья Шинкевич, в сентябре 2006 года уехал играть в Витебск. Мы с Ильей тогда постоянно были на связи. Он еще мне звонил по домашнему телефону, межгород, телефоны тогда мобильные не у всех были. И вот он названивал: приезжай, я тут живу у дяди, и ты будешь жить с нами. Приезжай на просмотр, надо двигаться. Я говорил: сейчас, сейчас поеду.

В итоге, в рамках первенства юниоров, мы приехали перед Новым годом с Динамо играть против Витебска. Там гостевая раздевалка была недалеко от раздевалки фарм-клуба Витебска. Мы с Ильей заранее договорились, что он позовет тренера Витебска, Сергея Васильевича Петухова, чтобы он вышел на коридор, и я с ним пообщался.

Сергей Васильевич вышел, я говорю: так и так, я защитник, хотел бы к вам в клуб приехать на просмотр. Сергей Васильевич сказал: я посмотрю сегодняшнюю и завтрашнюю игры, и после завтрашней игры мы с тобой обсудим. Он посмотрел игры, пришел, сказал, приезжай после Нового Года на просмотр, там посмотрим. И как-то так получилось, что я приехал в Витебск-2, меня просмотрели, и я подписал с ними контракт. На следующий сезон Сергей Васильевич оставался тренером Витебска-2, и я провел полноценный сезон за клуб. А потом Сергей Васильевич перешел в минский Керамин, пригласил меня после сезона 2007-2008 туда, и я перешел к нему. Я знал его требования, он знал меня, я знал, что буду играть. На тот момент это было самое главное. Ну и плюс дома, в Минске жить, это тоже немаловажный фактор.

С Ильей Шинкевичем мы успели вместе поиграть, в одной паре. В сезоне 2008-2009 была собрана молодежная сборная Беларуси в команде Шинник (Бобруйск). И когда они в плей-офф не попали, Шинкевича вернули в Керамин, мы с ним играли в одной паре до окончания регулярки и плей-офф тоже. Классно было.

Самый такой, запоминающийся в плохом смысле, год из периода выступлений в Беларуси, наверное, Брест, в сезоне 2011-2012. Были некоторые финансовые трудности. Платили по 100 долларов каждый месяц, это была бюджетная часть зарплаты, спонсорскую нам не платили весь сезон. Премии тоже не платили, формы не было, клюшки появлялись иногда, по 4-5 штук на всю команду. Про ленту и шнурки можно было даже не спрашивать.

Сезон прошел так, я думал, куда дальше двигаться. Поэтому летом я усиленно готовился к сезону. Уже подходил к концу июнь 2012-го, а я так и не знал, куда ехать. Вариантов не было. И я позвонил Василию Петровичу Спиридонову, тренеру жлобинского Металлурга и спросил: возьмете на просмотр?

Василий Петрович удивился, что я ему позвонил, потому что мой отец тогда был в солигорском Шахтере спортивным менеджером. Но у меня всегда было такое правило: я не пользовался связями отца. Не то, что не пользовался, он никогда и не предлагал, но так было принято в семье: отец не помогал мне с трудоустройством в клуб. Я никогда не говорил: папа, ты менеджер, возьми меня в команду, дай мне большую зарплату, и я там буду сидеть, деньги получать, может меня поставят поиграть. Такого у нас никогда не было.

Так вот, Василий Петрович очень сильно удивился моему звонку и говорит: ты чего, с папой не дружишь что ли? Я говорю, нет, у нас очень хорошие отношения, просто я за счет фамилии никуда не лезу. Он говорит: сейчас я подумаю и тебе перезвоню. Перезвонил и говорит: все, приезжай на просмотр. Я приехал на просмотр.

Не знаю, на что я надеялся. Тогда уже было, по-моему, защитников десять в Металлурге. И все десять были хоккеистами хорошего уровня, то есть подвинуть кого-то в составе у меня было немного шансов. Тем не менее, со мной контракт в итоге подписали. Но я там особо не играл. Дали мне шанс в игре против Лиды, но я так переволновался, что там набедокурил, будь здоров. И меня опять на трибуну посадили. Потом возник вариант поехать в Словакию в хоккейный клуб Мартин. И я долго сидел на трибуне в Жлобине, потом подошел к Василию Петровичу: так и так, отпустите, чего мне сидеть тут, я поеду, лучше поиграю.

В сезоне 2012-2013 Роман Алексеев провел ряд матчей за ХК Мартин, выступавший в высшей лиге чемпионата Словакии – Прим. Е.Р.

В Мартине тогда играли словаки Мартин Шурек, вратарь и Роберт Пукалович, защитник. Я с ними пересекался, когда выступал в Бресте (в сезоне 2011-2012 – Прим. Е.Р.). С Мартином Шуреком мы даже рядом сидели в раздевалке Бреста.

И как-то я созвонился с ними, тогда еще по Skype, не знаю, им сейчас кто-нибудь пользуется? :) Мы созвонились, я спросил, что там в Мартине, как хоккей, как условия. И в итоге я поехал в Мартин. Приехал изначально по туристической визе, меня посмотрели, подписали контракт. Я отыграл там 11 матчей. А потом туристическая виза закончилась, и мне нужно было делать вид на жительство в Словакии. Это очень много времени заняло, была чехарда с документами. Меня не было в Словакии около трех недель, я ждал, когда все документы из Словакии придут в посольство, со всем разберутся.

В итоге в Мартине пошли травмы у защитников, и клуб подписал троих защитников-словаков. Я возвращаюсь в Мартин, а мне говорят: извини, очень много времени прошло, ты не катался (так и было, но мне кататься не с кем было, никого не нашел тогда), ты не в форме. Сейчас у нас одиннадцать защитников, ты двенадцатый, иностранец. Ты не нужен. Ты не топ-защитник нашей команды, чтобы тебя оставлять. Все, извини. Спасибо за работу. Ну и все, я домой уехал.

В том же сезоне 2012-2013 Роман Алексеев перешел в харьковское Динамо – Прим. Е.Р.

Там тренером был Дмитрий Викторович Якушин. Я нашел его номер, ему позвонил. Он сказал, давай приезжай, посмотрим. Я приехал, мне дали контракт. Но тоже, там такой период был.. неоднозначный.

Команда была максимально возрастная. Большинству хоккеистов было за тридцать лет. Пару человек 26-27 лет. Мне 23 года, 22 и 21 год еще двум хоккеистам. И мы, как младшие, таскали все эти клюшки, шайбы, станки, все остальное.

Деньги особо не платили. И старшие ребята говорили: а чего мы будем тренироваться, выкладываться? Нам это зачем? Может мы завтра вообще закончим это все это дело и домой поедем. Поэтому тоже такой этап в карьере был, не самый, скажем, радужный. В итоге мне за один месяц мне заплатили. Я домой вернулся и сказал: в Украину не дай Бог еще вернуться. Ну, именно, в хоккей играть. Ничего не хочу плохого сказать про страну.  Но именно в хоккей играть, в эту лигу - это будет самый крайний вариант.

По уровню чемпионата Украины. Наверное, тогда он был, как в Беларуси, может чуть слабее. Смотря, какие команды. Помню, в Компаньон (Киев) играла взрослая команда, Донбасс (Донецк) – хорошая команда. И много сборников. Неплохой уровень. Но все портило то, что там людям деньги не платили. И из-за этого отношение к хоккею было, естественно, другое. Лига несерьезная, раз-два - и команда может закрыться. Ты здоровье свое потратишь, а тебе деньги не выплатят. И ты домой придешь, без копейки в кармане. Поэтому это тоже влияло. Но, в любом случае, на тот момент в Украине был хороший уровень хоккея.

В том сезоне в Украинской хоккейной  лиге было очень много белорусов: Виталий Трус, Евгений Есаулов, Роман Блох, Александр Михеенок (Динамо Харьков), Александр Котов (Белый Барс), Евгений Кривомаз, Евгений Курилин (Компаньон (Киев)) и многие другие - Прим Е.Р.

С Виталием Трусом и Евгением Есауловым мы играли в одной команде, в Динамо (Харьков). С Евгением Кривомазом мы в Шиннике были в одной команде. Ну не сказать, что мы в Украине с Кривомазом много общались после игр. Так, привет-пока. Ну, он старше был, я помоложе, все логично.

А с Евгением Есауловым до сих пор хорошие отношения. Есаулов еще с моим отцом за одну команду выступал. И когда я играл, Есаулов уже ветераном был. Я у него спрашивал какие-то моменты, он там что-то подсказывал. Не только хоккейные моменты, но и бытовые.

Был период, когда в 2018-м году, во время перерыва в чемпионате  Азиатской хоккейной лиги, хоккеисты хоккейного клуба Сахалин, за который я уже тогда играл, поехали на сборы в Чехию, а я визу не успел сделать. Там не получалось быстро сделать визу, из-за моего гражданства. Да и вариант со сборами возник внезапно. Мне в клубе сказали: лети домой. И спросили: есть с кем кататься?

И я сразу Есаулова вспомнил, он тогда тренировал сборную Беларуси U-18. Я ему позвонил, он говорит: конечно, никаких вопросов, приезжай, тренируйся, тут и зал, и лед. Все есть. Я с ними провел дней десять тренировок. У U-18 тогда игры были, чемпионат шел. И уже тогда на льду я понимал, что в сборной ребята неплохие были, и они еще покажут на чемпионате мира. И в итоге так и получилось: ребята показали хороший результат, 5-е место на чемпионате мира (Сборная Беларуси U-18 повторила свой лучший результат в истории, заняв 5-е место на чемпионате мира-2019, который проходил в Швеции – Прим. Е.Р.)

В 2013-м году Роман Алексеев перешел в хоккейный клуб Сахалин (Южно-Сахалинск) – Прим Е.Р.

На предсезонке летом 2013 года я был на просмотре в солигорском Шахтере. И просмотр закончился, когда все заявки закрылись. Тогда правило такое было – до определенного числа можно заявить только 25 хоккеистов в каждую команду в Беларуси. А меня отцепили после этого числа, сказали: извини, не подходишь. И больше не было вариантов, потому что мест в других клубах уже не было. И я поехал на просмотр в команду в Чехию, потом в две словацкие команды. В одной не хотели за меня трансфер платить, говорили – сам оплачивай. В другой, словацкой, сначала были готовы меня подписать. Но потом, когда узнали, сколько проволочек с документами в Словакии – сказали: нет. В третьей тоже какие-то вопросы были.

Я вернулся в Минск. И мне отец позвонил. Ему позвонил Павел Викторович Костичкин, который сейчас в нижнекамском Нефтехимике работает. У него был знакомый, Игорь Александрович Глебов, тогда его назначили вторым тренером на Сахалине. Мне предложили: поедешь на просмотр? Азиатская лига, неплохой уровень. Сахалин. И я поехал на просмотр.

Хоккейный клуб Сахалин образовался в декабре, в середине сезона 2013-2014. Поэтому игр не было, мы просто тренировались, с декабря по апрель. В апреле  в Хабаровске сыграли товарищеские игры со сборной Кореи и сборной Японии. И была еще игра со сборной Азиатской лиги.

Сахалин отличается от Беларуси прежде всего тем, что здесь погода совершенно другая. Лето дождливое, холодное, в куртках люди ходят. Зима здесь очень своеобразная. Всегда солнце, всегда много снега. Днем очень тепло, ночью холодно до жути. Природа шикарна. Вокруг города, Южно-Сахалинска, расположены горы.

Люди простые, как и везде в России. Сюда прилетаешь и чувствуешь, что ты на краю планеты, что ты на острове. Но об этом ты особо не думаешь, когда в хоккее.

В Сахалине Роман Алексеев выступает под номером 16 – Прим. Е.Р.

 Всегда в карьере, когда была возможность выбрать номер, я играл под 16-м. Я в детстве помню распечатанную фотографию отца в форме ЦСКА. Отец обычно играл под 15-м номером, но в ЦСКА выступал под 16-м, потому что 15-й тоже был занят. И как-то мне понравилось, что папа в ЦСКА у Тихонова под 16-м, и я тоже взял 16-й.

По уровню Азиатской лиги. Если сравнивать с белорусской лигой, то Азиатская ей точно не уступает. В целом про уровень лиги, я могу сказать, что, во-первых, все азиатские команды играют по заданию. Тренерские штабы хорошо работают. Они все просматривают, они знают, кто у соперника в большинстве замыкающий, какие у них раскаты, как они играют в давление или откат, что против этого придумать. Тренера могут по ходу игры несколько раз поменять раскаты или давление.

Все азиатские игроки - трудолюбивые. Они работают до конца, они играют от и до, технически они хорошо готовы. У них всех очень хорошее катание – легкое, быстрое. У них все неплохие броски, передачи почти всегда точные. Если передача неточная, они постараются принять ее, насколько возможно. Это такой кропотливый азиатский менталитет, он в хоккее проявляется. Плюс хорошие легионеры. Не во всех командах, конечно. Но в основном – те легионеры, которые долго играют – у них хороший уровень, они вносят свой вклад и тянут команду за собой.

В Азиатской лиге немного команд (В сезоне 2019-2020 в Азиатской лиге выступает 7 команд: Сахалин (Южно-Сахалинск, Россия), Ист Хоккайдо Крэйнс (Куширо, Япония), Никко Айсбакс (Никко, Япония), Ожи Иглз (Томакомай, Япония), Тохоку Фри Блэйдс (Хачинох, Япония), Аньян Халла (Аньян, Южная Корея), Дэмэн Киллер Вэйлс (Сеул, Южная Корея),   - Прим. Е.Р.).

Хочется побольше игр. Оптимально, когда было 9 команд в лиге. В регулярке было 48 игр, этого было вполне достаточно, учитывая все перелеты. Календарь был такой, довольно-таки загруженный. Было бы у нас команд 10 – было бы вообще классно. 54 игры – вообще супер.

Условия на Сахалине хорошие. Заработная плата, проживание – никаких вопросов.

В сезоне 2018-2019 Сахалин стал чемпионом Азиатской лиги – Прим. Е.Р.

В том сезоне у нас в команде были определенные сложности в регулярке, бывали серии поражений. Но к концу регулярки мы собрались, стали выигрывать. Затем наступил в плей-офф.

Здесь следует объяснить схему плей-офф Азиатской лиги. В сезоне 2018-2019 в Азиатской лиге участвовало восемь команд, кроме семи команд, указанных выше, в первенстве также принимал участие корейский клуб Хай 1 (Чхунчхон). Из восьми команд пять вышло в плей-офф. В самом плей-офф было три раунда. Но есть интересный нюанс: команды, занявшие первые три места в регулярном чемпионате (в сезоне 2018-2019 это были Дэмэн, Сахалин и Аньян) первый раунд плей-офф пропускают и начинают сразу со второго. А вот 4-е и 5-е место в регулярке (Крэйнс и Ожи в сезоне 2018-2019) в первом раунде сражаются за выход во второй. Поэтому в прошлом сезоне Сахалин пропустил первый раунд и начал плей-офф сразу со второго. Серии плей-офф ведутся до трех побед – Прим. Е.Р.

И в плей-офф мы вышли на Аньян Халла, ту самую команду, которой мы в прошлом два финала проиграли. И тогда я знал, что если мы их пройдем, мы в любом случае станем чемпионами.

И вот мы их прошли (3-1 в серии – Прим. Е,Р.), и я знал, что мы в этом сезоне станем чемпионами. Какая-то такая мысль была. Даже когда мы, после двух побед в первых двух играх,  в третьей игре в финале проигрывали японскому клубу Крэйнс 0-3, я выходил на лед и знал, что сегодня мы победим. Какая-то мистика, но я знал, что сегодня мы поднимем кубок. И все, так и получилось, мы перевели игру в овертайм и выиграли, 4-3, 3-0 в серии.

Когда в овертайме Сахалин забросил победную шайбу, я на льду был в тот момент. Тогда Виталик Зацепилин гол победный забил, у него всегда была фишка: он либо выезжал из-за ворот и кого-то искал на дальней, либо мне пасовал, я играл левого защитника и бросал сходу. И я ехал, уже клюшку поднял, думал, сейчас он накатит мне под бросок. Виталик раз, улитку сделал, гол забил и все, мы побежали обниматься. Я помню только, что шлем я так бросил в лед, что сдавать нечего было в конце сезона :)

Играя столько лет за этот клуб, за Сахалин, я видел, что мы всегда в лидерах в регулярке. В финале сколько раз играли, и все наши болельщики ждали от нас, когда же Сахалин станет чемпионом. И вот мы стали чемпионами, это был праздник. Стадион на решающей игре был полный, долго люди не расходились. Куча народу на льду была. В том числе жены и дети. Классно, в общем было.

В последние несколько лет жена с дочкой в Минске, все не получается приехать. То одно, то второе, разные факторы влияют. Конечно их очень сильно не хватает. Хоккей хоккеем, а дочка растет. Без семьи тяжеловато.

Часть II. Игра защитника

Роль защитника при раскате. Есть разные схемы раската. Иногда защитник стоит за воротами, потом у него забирают шайбу, и начинается атака. Но бывало так, что надо тянуть шайбу до последнего, пока соперники в стык не пойдут, потом сбрасывать нападающему, либо потом, на обманном движении, самому уходить дальше. Варианты разные, зависит от раската. Сейчас у нас такой раскат. У нас два очень быстрых крайних нападающих. Им шайбу отдать, и они сами заведут ее в зону.

В большинстве защитник может сам втащить шайбу в чужую зону, есть такой раскат. Изначально два нападающих твоей команды раскатываются под защитником, под сброс. Если нападающий соперника, который обороняется, выдвигается и пытается перехватить на сбросе шайбу, если у тебя получается сделать обманное движение, то соперник ныряет под это обманное движение, и все, у тебя нет игрока, который на тебе сидит, ты спокойно входишь в зону соперника, сбрасываешь шайбу нападающему и встаешь на синюю линию.

Если защитник обороняется в случае выхода 2 в 1 соперника, зависит от того, сколько времени на атаку есть у пары нападающих соперника. Если вагон времени, они могут разорвать, и ты, защитник, ничего не сделаешь. Если есть возвращающиеся в оборону игроки твоей команды, то ты можешь где-то успеть вовремя лечь на лед и сразу перехватить передачу.

Вообще, в детстве учили, что прямой бросок вратарь должен ловить при выходе 2 в 1 соперника. Самая опасная ситуация бывает, когда соперник через центр отдает на пустые ворота. Тогда очень тяжело вратарю вытащить. Поэтому, во-первых, надо перекрыть передачу на пустые ворота. Иногда, когда уже догоняют игроки твоей команды сверху и у соперника мало времени на бросок,  ты стараешься лечь, или присесть, или клюшку с руками-ногами положить, чтобы пас не прошел, чтобы был прямой бросок, и вратарь ловил шайбу. Потому что отдать передачу через лежащего защитника на пустые ворота – это надо суметь.

Вообще, в любой ситуации при 2 в 1, если ты все сделаешь правильно, и соперник все сделает правильно, то будет гол. Потому что их больше. Это нормальная практика.

В меньшинстве у защитника задача, при возможности, чтобы шайба до вратаря не дошла, нужно блокировать бросок. Если нападающему соперника надо бросить, это задача нелегкая, и, как правило, ты уже видишь этот бросок, толкаешься на пятаке, на себя этот бросок ловишь, и шайба попадает в щитки, в нагрудник, ты ее просто выбрасываешь и все. Также, в меньшинстве ты просто стараешься перехватить передачу, если есть возможность. Нужно прессинговать активно, пока нападающий соперника обрабатывает шайбу, и она прыгает. Ты следишь, чтобы не было возможности отдать чистый четкий пас под бросок.

В большинстве защитник должен переводить шайбу с одного фланга атаки на другой, кому-то из партнеров накатить под бросок, отдать кому-то передачу. Можно бросить сильно между игроков, не в ворота, а чтобы клюшку накатывающий нападающий подставил – будет опасный момент или гол.

А так - моя роль как защитника в бригаде большинства - именно по синей линии двигаться, влево-вправо уходить с нападающим. Протянуть передачу или перевести ее первым касанием на другой фланг, потому что там меньше игроков, и нашим игрокам будет время на бросок. Или дальний бросок. Конечно, если нет вариантов продолжения атаки, или вратарь толком не видит броска, то надо бросать. Либо на гол, либо на подставление.

Я думаю, что химия с напарником по обороне важна. Надо, чтобы защитники подходили друг другу, понимали, слушали. Надо хорошие отношения в паре. Нужно обсуждать: как лучше сыграть, как в равных составах. То есть в любом случае надо общаться.

Хоккей – это моя жизнь. Боюсь представить тот момент, когда надо будет заканчивать с ним, и чем-то другим заниматься. Но я не сказал бы, что хоккей - это прямо все, что у меня есть. У меня красавица-жена,

у меня дочка, и я их безумно люблю. Они для меня самое главное, конечно.

Хоккей – это моя работа. И плюс это та работа, которую ты любишь, на которую ты ходишь с удовольствием. Не мог бы я себя представить в офисе и так далее. Это было бы тяжело. Утром просыпаешься и думаешь: опять на эту работу, в офис, что-то там с бумажками делать, считать чего-то.

Я прихожу в раздевалку с удовольствием. У нас в Сахалине прекрасный коллектив, уже который год. Я просто получаю удовольствие от всего, что сейчас происходит. Сейчас я в хоккейной обойме, это самое главное в плане работы.

А так, конечно, самое главное – это здоровье моих родных и близких, чтобы они были счастливы.

Роман Алексеев.

Фото: из личного архива Романа Алексеева.

Записал и отредактировал: Евгений Ранько

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья