«Лучше иметь накачанную фигуру, чем целлюлит и складки на животе». Как тяжелая атлетика меняет женщин

Красота, килограммы и слезы в неженственном виде спорта.

30 сентября 2016, 20:08
8
«Лучше иметь накачанную фигуру, чем целлюлит и складки на животе». Как тяжелая атлетика меняет женщин

Тяжелая атлетика – не самый грациозный и утонченный вид спорта. Особенно женская. Но и там встречаются нетипичные представительницы. Марина Шкерманкова, скорее, напоминает владелицу салона красоты или бизнес-леди, нежели девушку, поднимающую за тренировку пять тонн железа. Бронзовый призер лондонских Игр не жалеет о проделанном пути в спорте, но объясняет, почему тяжелая атлетика – точно не тот вид, в который она отдала бы ребенка.

«В тяжелой атлетике оказалась обманным путем»

Я родом из Глубокого, в моем детстве в городе можно было записаться только на легкую атлетику, борьбу или бокс. Выбор спортивных секций был скудным. Родители видели, что у меня очень много энергии, поэтому отдали на легкую атлетику. Я метала диск, занималась бегом, четырехборьем, даже выигрывала республиканские соревнования. Если бы в городе была секция по фигурному катанию, я бы обязательно записалась туда. Но по иронии судьбы оказалась в тяжелой атлетике, можно сказать, обманным путем.

Когда в 9 классе поступала в Витебское государственное училище олимпийского резерва, то думала, что иду на легкую атлетику. По крайней мере, мне так говорили. Потом объяснили, что на легкой атлетике нет мест, поэтому меня зачислят на тяжелую чисто формально. Со временем дали понять: раз числишься на тяжелой атлетике, то надо посещать одну тренировку по легкой, а вторую − по тяжелой. Я так полгода и тренировалась. А после Нового года тренер сказал: «Выбирай, Марина: или тяжелая атлетика, или назад домой в Глубокое». Возвратиться было худшим вариантом. Так я стала тяжелоатлеткой, родителям призналась только месяцев через шесть. У мамы сработали стереотипы: «Ты будешь большая и страшная!», а папа распереживался за мое здоровье.

«Сейчас женщины могут все и даже больше»

Женская тяжелая атлетика вошла в программу Олимпийских игр только в 2000 году. Мужчины-тяжелоатлеты выступают на Играх с 1896 года. Я думаю, раньше не предполагали, что представительницы слабого пола способны выступать на таком высоком уровне в этом виде спорта. Сейчас женщины могут все и даже больше. Первопроходцем в белорусской женской тяжелой атлетике была Аня Батюшко. С 2000 года она тренировалась с мужской командой, потому что женской сборной еще не было. В 2011 году мы вместе с ней выступали на чемпионате мира в Париже. Хоть к этому моменту женская команда уже была сформирована, Аня все равно оставалась в мужской. Получается, что Батюшко дала у нас начало развитию женской тяжелой атлетики, но существовала отдельно от женской сборной.

«Когда выхожу из зала, забываю про спортивные штаны и кроссовки»

Иногда тяжелая атлетика лишает женщин шарма. Некоторые спортсменки нашего вида, мягко скажем, выглядят не очень. Но я считаю, что все зависит от девушки. Если у нее внутри конкретное мужское начало, то она, конечно, и будет пацанкой. Можно выступать в весовой категории свыше 75 и даже 95 килограммов и продолжать следить за собой, оставаясь женственной. При любых габаритах можно оставаться девушкой. Я никогда не чувствовала себя мужчиной. На помосте я в первую очередь боец, а потом уже девушка. Но когда я выхожу из зала, то забываю про спортивные штаны и кроссовки. Это намного проще, чем кажется. В спорте женщины приобретают уверенность. Когда поднимаешь большой вес, кажется, что море по колено. Отсюда появляется агрессия, небольшое хамство, пацанство. Хотя если взять ту же легкую атлетику и вспомнить соперниц Марины Арзамасовой в Рио, то наши тяжелоатлетки – цветочки на их фоне.

«Категорически не хотела повышать вес до 69. Мне казалось, что я буду такая толстая!»

Тренеры подбирают весовую категорию в зависимости от комплекции спортсмена. Тяжелоатлеты, как правило, все невысокие. Хотя бывают исключения: в белорусской сборной в супертяжелом весе выступает Евгений Жерносек. Его рост – 197 сантиметров, и ему это нисколько не мешает. Тренер говорил, что с моим ростом – 161 сантиметр – золотая весовая категория – 69 килограммов. Когда я пришла в этот вид спорта, то начинала с 58, затем перешла в 63, но категорически не хотела повышать до 69. Мне казалось, что я буду такая толстая! Но тренер хитрым путем сказал, чтобы я набрала 65 килограммов на тренировочный период, а потом подсушилась до 63. Когда я стала весить 65, он сказал: «Что тебя уже гонять? Давай в 69 будем выступать». Вот так я и пришла к своей категории. Хотя особой разницы внешне не было, все гармонично расползлось по телу :).

«После Олимпиады я не тренировалась месяц-полтора и потеряла без всяких усилий 10 кг»

После завершения карьеры спортсменки быстро сбрасывают вес. Мы набираем килограммы за счет мышечной массы, а не жира. Когда перестаешь тренироваться, мышцы уходят, но тело не обвисает. После Олимпиады я не тренировалась где-то месяц-полтора и потеряла без всяких усилий, не ограничивая себя в еде, 10 килограммов. Когда спортсмен перестает тренироваться, ему хочется меньше есть, ведь энергия расходуется не так активно. Получается, что мы корректируем питание, нагрузки, и вес уходит сам собой. Так что это не сказки, когда говорят, что спортсменка выступала в категории 95 килограммов, а потом после рождения двоих детей стала весить 60.

«У нас нет страха, как у гимнасток, за лишние 500 граммов»

Мы не ограничиваем себя в еде. Почти круглый год находимся на сборах в Стайках. Естественно, там нас не кормят вредными жареными продуктами, рекомендуют есть много белков, особенно мяса – говядину, курицу. Но можем позволить себе все: булочки, пиццы, еду из «МакДональдса». У нас нет страха, как у гимнасток, за лишние 500 граммов. И никакой системы штрафов за лишний вес во время тренировочного процесса. Когда тяжелоатлеты тренируются, то должны весить на пару килограммов больше своей весовой категории. А за неделю до старта мы просто начинаем придерживать вес, убираем из рациона мучное, сладкое, пьем меньше жидкости и скидываем без проблем к соревнованиям 2-3 килограмма. У тяжелоатлеток две тренировки в день. За одну я поднимаю примерно 5 тонн, в день выходит 10. При таких нагрузках можно питаться достаточно плотно.

«Не получится поднимать больше 100 кг и при этом оставаться хрупкой и стройной»

В женской тяжелой атлетике не запрещены прически или макияж. Единственное, нам нельзя иметь длинные ногти. Я как-то пробовала наращивать ногти, но это мешало, они трескались от нагрузок. Я выступаю с макияжем, но наношу минимум косметики. На соревнованиях мы волнуемся, потеем, чтобы взбодрить, спортсменку могут облить водой. Если тушь потечет, это будет смотреться не очень эстетично. Я не встречала в тяжелой атлетике женщин, которые перебарщивали с мейкапом, а вот спортсменок, похожих на мужчин, видела немало. Это смотрится жутковато.

Некоторые женщины нашего вида спорта комплексуют из-за внешности, например, если замечают, что мышца стала больше или плечи стали шире. Я немного стеснялась, когда моя физическая форма была чересчур развита, дискомфортно чувствовала себя в обществе. Можно спрятаться за одеждой, но когда надеваешь брюки или джинсы, мышцы на ногах никуда не спрячешь. Не получится поднимать больше 100 килограммов и при этом оставаться хрупкой и стройной. Многие девушки не из большого спорта занимаются в тренажерном зале и подкачивают мышцы. Но если идешь в тяжелую атлетику, надо быть готовой, что все в теле будет чуть больше, чем нужно. Я считаю, что лучше заниматься тяжелой атлетикой и иметь накачанную фигуру, чем, как некоторые женщины, весить столько же, сколько мы, и при этом ходить с целлюлитом и складками на животе. Думаю, они отпугивают мужчин не меньше.

 «Тяжелоатлетки – обычные девушки, в динозавров не превращаются»

Все спортсменки рожают детей и не испытывают никаких проблем из-за работы со штангой. Мне никто не говорил, что из-за тяжелой атлетики сталкивался с трудностями при беременности или родах. Мы проходим обследование два раза в год, постоянно наблюдаемся у врачей. Накачанный пресс, кстати, помогает при родах. Но я слышала, что если брюшные мышцы пресса перекачаны, то врачи что-то вкалывают, чтобы расслабить живот. Может, это и глупость, конечно :). В разных странах спортсмены употребляют спортивное питание. Часто можно слышать мнение, что, например, у мужчин некоторые препараты провоцируют проблемы с потенцией. Лично я у них не интересовалась, все ли в порядке. Да и последствий на женском здоровье тоже не замечала. Так что это вполне может быть обычным стереотипом. У некоторых девушек из-за тяжелой атлетики грубеет голос, но я сама с этим не сталкивалась и не знаю, что тому причиной. А в остальном тяжелая атлетика существенно не меняет организм, мы обычные девушки, в динозавров не превращаемся.

Я не слышала, чтобы кто-то из девушек жаловался, что не может выйти замуж из-за своей профессии.

«Cо временем ты становишься жестче и исправляешь ситуацию работой, а не слезами и нытьем»

Я слышала мнения парней-спортсменов, которые говорили: «Я бы уже умер от такого количества подходов и таких нагрузок». Мне кажется, спортсменки женского пола более терпеливые и упорные. Парни быстрее сдаются, а мы чаще доводим дело до конца через не могу. Работая с девушками, тренеры обдумывают индивидуальный подход к каждой. Не всегда жесткая критика дает результат. Иногда грамотнее привести доводы и убедить, что лучше сделать так, а не иначе. Мой тренер никогда не орет, лишь изредка срывается, когда я многократно повторяю одну и ту же ошибку. Я всегда предпочитаю настраиваться самостоятельно, уходить в себя перед стартом и после него. Я не распыляюсь, сдерживаю эмоции, перевариваю все внутри. Конечно, в тяжелой атлетике присутствуют и слезы. Особенно их было много в начале карьеры. Но со временем ты становишься жестче и исправляешь ситуацию работой, а не слезами и нытьем.

«Своему ребенку такого бы не пожелала»

Когда девочек набирают в секцию тяжелой атлетики, то отдают предпочтение невысоким, сбитым, крепким, но самое главное – волевым и целеустремленным. Тяжелая атлетика – травмоопасный вид спорта. Я заработала грыжу. Проблемы со спиной почти неизбежны. Хотя тут палка о двух концах. Я видела девочек, которые горбатились, но спустя два-три года занятий тяжелой атлетикой скорректировали осанку до идеальной. При занятиях тяжелой атлетикой  на профессиональном уровне организм просто убивается – страдают колени, спина, плечи. Но, если вернуть время назад, я бы повторила сценарий своей спортивной карьеры, а вот своему ребенку такого бы не пожелала.

 Фото: Надежда Бужан, Facebook Марины Шкерманковой

Другие посты блога