Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог 18 мне уже

«Он угрожал, что забьет автогол, если его заставят играть». Зачем игроки давят на клубы

Владислав Воронин – о трансферных запросах в Англии. 

Во время трансферного окна все мы сходим с ума от скорости, с которой мимо проносятся громкие новости: предложение «Барселоны» отклонено; «Зенит» увеличивает сумму трансфера; на медосмотр в «Милан» вот-вот прибудет новый игрок; у «Спартака» снова сорвались переговоры. Среди этих типичных сюжетов иногда проскакивает загадочное словосочетание «трансферный запрос» (transfer request). В этом году самый шумный и статусный реквест подал Филиппе Коутиньо, за которого «Барселона» была готова заплатить более 100 миллионов фунтов – но «Ливерпуль» решительно отказался от переговоров.

Несмотря на то, что каждый год какая-нибудь звезда подает запрос руководству своего клуба, многие все еще не знают, что это такое и как это работает. Пора разобраться.

Первое, что нужно знать: у запроса игрока нет никакой юридической силы. После получения письма клуб не обязан ни вступать в переговоры, ни даже смотреть в листок с предложением от другого клуба – можно выкинуть его в урну и отправить футболиста на тренировку. Это просто последняя возможность игрока показать боссам, как сильно он хочет уйти.

Второе: запрос – это вовсе не обязательно большой документ, написанный игроком, как объяснительная в офисе. Это может быть простой емэйл (как в случае с Коутиньо), короткое письмо агента с подписью игрока, минутный звонок генеральному директору – что угодно. Как отмечает агент Рэйчел Андерсон, в последнее время футболисты прячутся за спинами агентов: «Если что-то пойдет не так, всегда можно обвинить во всем своего представителя».

Так было не всегда. Например, бывший игрок английской юношеской сборной Рохан Риккеттс в 2002 году так хотел перейти из «Арсенала» в «Тоттенхэм», что после всех стандартных методов (в том числе прямой просьбы о переходе) прибег к жесточайшей лжи. Как-то на базе «Арсенала» прямо во время тренировки пропал телефон одного из игроков. Риккеттс тут же взял вину на себя, признался в краже, а клуб уже обнаружил телефон и, естественно, не поверил. Но Риккеттс продолжал кричать, что это он настоящий вор, и добился того, что «Арсенал» все-таки сдался и отпустил его в «Тоттенхэм». Настолько он надоел.

Третье: трансферный запрос – крайняя мера, потому что из-за нее игрок сильно рискует двумя важнейшими вещами.

Во-первых, деньгами. У многих звезд есть разные бонусы, в данном случае нас интересует вознаграждение за подписание/продление контракта и выплата за лояльность (то есть за то, что не ушел в другой клуб). Чаще всего контракты устроены так, оба бонуса не выплачиваются разом, а распределены по всему сроку соглашения. При этом четко прописано: если игрок подает трансферный запрос, он автоматически лишается всех оставшихся бонусов.

Во-вторых, футболист рискует имиджем: запрос – это уже не слух, а полноценное признание: «Я хочу уйти». Болельщики точно будут проклинать и сжигать футболки.

Есть три типичные модели поведения при запросе

1. Игрок остается в клубе, но при этом побеждает

Это уже могло забыться, но в 2010 году запрос об уходе подал Уэйн Руни. Для «Манчестер Юнайтед» эта отвратительная история осложнялась тем, что тогда бушевали слухи о переходе Руни в «Манчестер Сити». Спустя два года форвард назвал ту трансферную суету главной ошибкой в карьере.

«Я был разочарован своей игрой, травмой – вообще всем, что меня окружало. Я завис в плохой форме и никак не мог вырваться из этого круга. В октябре я сделал это заявление, и никто не понимал, что же со мной происходит. Да я и сам не до конца понимал, чего вообще хочу. Иногда ты представляешь себя в другом месте, и это заставляет тебя говорить то, чего ты говорить не должен. Осознав ошибку, я пришел к сэру Алексу и Дэвиду Гиллу и сказал, что буду рад остаться, если это возможно».

Итог – чистая победа Руни. Из-за внешнего давления руководство «МЮ» было счастливо услышать такое признание и очень скоро подписало с Уэйном новый контракт. Его зарплата увеличилась в два раза, до 180 тысяч фунтов в неделю.

2. Игрок остается, но при этом идет на компромисс

5 июля 2005 года Ливерпуль пережил ментальную катастрофу. Спустя всего шесть недель после великого финала Лиги чемпионов в Стамбуле Стивен Джеррард заявил, что хочет уйти – и не в какой-нибудь «Реал», а в «Челси», предлагавший за него 32 миллиона фунтов. Фанаты обезумели: они стояли около «Энфилда», выстроились около тренировочной базы в Мелвуде и активно сжигали футболки человека, который рос в «Ливерпуле» с 8 лет.

В автобиографии Джеррард назвал этот день «самым эмоциональным и напряженным в жизни». Сидя дома с близкими, он «проглатывал таблетки парацетамола так, будто это глазированные конфеты Smarties». На самом деле, уйти из «Ливерпуля» он мог еще годом ранее – тогда его, удрученного отставанием от чемпионского «Арсенала» на 30 очков, соблазнило предложение очень дерзкого и амбициозного «Челси». В 2005-м все осложнялось не столько турнирными проблемами, сколько запросами по зарплате.

Правда, увидев, как Ливерпуль обезумел всего за один день, Джеррард стремительно передумал. В 11 вечера он позвонил своему агенту, чтобы произнести очень простые слова: «Скажи, что я хочу остаться».

Контракт был продлен, Джеррард снизил свои изначальные требования, «Ливерпуль» сохранил легенду.

3. Дикий скандал

Даже Диего Коста уходит из «Челси» тише и скромнее, чем это сделал Вильям Галлас в 2006 году. Сначала он отказался от предсезонного турне по США, ссылаясь на усталость после чемпионата мира, а потом подал трансферный запрос, мечтая поскорее сбежать от Жозе Моуринью, который все чаще ставил его на левый фланг вместо центра обороны.

«Челси» отказался от продажи, и тут началось самое мощное: Галлас приготовился к полноценной забастовке. «Он угрожал, что если его заставят выйти на поле, как-то накажут и оштрафуют, то он забьет автогол, умышленно получит красную карточку или будет допускать грубые ошибки», – говорилось в заявлении на официальном сайте «Челси».

Галлас назвал все эти обвинения бредом и набросился на руководство: «Все это очень мелочно со стороны «Челси». Но меня это нисколько не удивляет. Даже если у «Челси» теперь много денег, то их новым лидерам не хватает класса».

Все закончилось тем, что перед закрытием трансферного окна Галласа все-таки освободили. Он уехал в «Арсенал», а «Челси» получил Эшли Коула.

Никто друг друга так и не простил.

Фото: REUTERS/Phil Noble, Wolfgang Rattay; Gettyimages.ru/Gary M Prior/Allsport, Alex Livesey, Phil Cole

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы