android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог 18 мне уже

Хватит хейтить Пике. Он красавчик

Владислав Воронин – о главном футбольном ораторе Каталонии.

После референдума в Каталонии жизнь Жерара Пике превратилась в сплошное безумие. Написал твит – прилетели тонны обвинений в сепаратизме. Приехал в сборную – услышал, что полный козел. Вышел на тренировку – и тут же окунулся в кипучую атмосферу ненависти, со звонким свистом, баннерами «Проваливай» и «Pique – out», метанием нескольких пластиковых бутылок. Каждого игрока, который общался с медиа, закидывали вопросами не о сборной, не о футболе, а только о Пике: как же обстановка в команде, что вы говорите о политике и так далее. Кажется, что все существование сборной Испании в последние дни было подчинено выяснению того, индепендиста Пике или все-таки испанец.

В конце концов Пике не выдержал и пришел к журналистам сам. Многие думали, что он сдастся и объявит об уходе из сборной Испании – чтобы не создавать лишнюю политическую напряженность в такой сложный для страны момент. Но нет, он сразу сказал, что пришел ради диалога, потому что спрятаться от ненависти в уютной каталонской квартире – это краткосрочное спасение, которое не решает коренную проблему. «Мой уход только убедит некоторых людей (не думаю, что их большинство в Испании), которые думают, что лучшая реакция и лучшее решение – это оскорбление и свист. А я готов общаться и ответить на все ваши вопросы. Если они растянутся на 90 минут – значит, буду сидеть с вами 90 минут».

Пике заслуживает всяческого уважения уже за эту тотальную открытость (фактически – ход хорошего политика), но у меня есть еще три пункта, почему поливать Жерара помоями – очень неправильная и даже глупая идея. 

Во-первых, очень многие оскорбляющие никогда не вспомнят, почему они так уверенно называют Пике сторонником независимости Каталонии. Жерар ни разу не говорил, что хочет отделения – даже несколько лет назад он последовательно поддерживал только референдум, на котором может высказаться каждый гражданин – за или против. Для российского читателя здесь важен культурологический контекст: каталонский референдум не особо похож на крымский, там в любом случае не получилось бы сразу начать формальное отделение от Мадрида. Для Каталонии референдум – это возможность показать центру огромный рост недовольства и, вероятнее всего, получить некоторую выгоду – например, Статут автономии, который уже был у Каталонии раньше и позволял ей оставлять чуть больше денег на собственное развитие (а не помощь условной Андалусии). 

Уверен, что многие ненавистники Пике никогда не обращали внимания на фразу «Отделение Каталонии сделает слабее и ее, и Испанию».

Здесь в Пике говорит явный поклонник автономного статуса Каталонии внутри Испании, а не безумный сторонник независимости (и что действительно важно – эта фраза звучала как в 2014-м, так и в 2017-м). 

Именно поэтому все претензии к Пике по поводу выступлений за сборную Испании (а не Каталонии) несостоятельны. Он признает существующие границы Испании и ни разу не говорил, что они должны выглядеть иначе, – так почему бы ему не продолжать играть за страну, для которой он с юности завоевывает самые разные медали? «Я больше 10 лет играю за сборную, всегда отдаю здесь все силы, и меня задевает, когда люди сомневаются в моем отношении к команде и стране. Сейчас я скажу не о себе, а в целом в теории: если человек не имеет ничего против Испании, если он считает Испанию великой страной и любит местных людей, то как поддержка независимости Каталонии мешает ему играть за испанскую сборную, если Каталония – часть Испании? Быть индепендистой не значит быть ненавистником всего испанского». 

Пике обвиняли в поддержке сепаратизма на основе твита с видео о том, как полиция применяет силу против людей, пришедших на избирательные участки. Но это даже близко не пропаганда: Пике, как и любой нормальный человек, лишь осудил насилие. Быть пропагандистом – значит призывать к ответным мерам и бесконечному сопротивлению. У Пике ничего подобного никогда не было. 

Во-вторых, сейчас многие испанские болельщики отказывают Пике в праве на открытое высказывание, хотя сами годами воспевали его стремление выдавать жгучие цитаты. Резонансные слова про Мадрид, судей и Серхио Рамоса создавали шоу вокруг соперничества между «Барселоной» и «Реалом», но одновременно возводили Пике в статус спортивного супергероя – а для такой страны, как Испания, это реально высокое положение. Важно понимать, что существование современного супергероя немыслимо без высказываний на темы, которые волнуют абсолютно всех. Поэтому отказывать Пике в праве на публичное высказывание о политике в целом или референдуме в частности – значит жить в старом ограниченном мире, где все строго регламентировано.

Об этом рассуждает и сам Пике: «Все могут высказывать мнение о политике – официант, журналист, механик. Но футболистам об этом говорить запрещено. Я понимаю, что мы очень известные люди, и нам неправильно публично относить себя к одной из сторон, но простые рассуждения допустимы». 

В-третьих, в ожесточенных дискуссионных войнах о положении Каталонии Пике – один из немногих, кто готов слушать и слышать обе стороны. Он говорит: «Все люди на планете не могут мыслить одинаково, и мы должны находить точки соприкосновения через диалог. Очевидно, что многие люди в Испании хотят этого диалога, все можно решить дискуссией. Вся ситуация с Каталонией напоминает мне попытки 18-летнего юноши уйти из дома. Если вы сядете и поговорите с ним, он, возможно, никуда не уйдет. Но мое мнение – далеко не самое важное, всю работу нужно делать политикам. Важно понимать, что вы не поймете всю ситуацию, не побывав в Каталонии, сложно судить об этом из Мадрида, Андалусии или другого региона – потому что телевидение покажет вам то, что само захочет и выберет».

Пике – не фанатик одной политической идеи, а убедительный оратор и дипломат. Оскорблять его – значит отказываться от какого-либо диалога, идти на вечную конфронтацию, яростно сопротивляться другому взгляду и отрицать право соседа на второе мнение.

Оскорблять думающего и слушающего человека – путь в никуда.

«Если кто-то еще думает, освистывать меня или нет, дайте им возможность меня услышать, – обратился Пике к журналистам 4 октября. – Я хочу, чтобы они сказали: «Черт, то, что он говорит, – очень здраво». А что касается тех, кто уже меня освистывает, то если я соберу их за столом, то после ужина они перестанут это делать. Повторю: все решается диалогом».

Надеюсь, в сегодняшнем матче против Албании испанские фанаты сделают правильный выбор.   

Фото: Gettyimages.ru/David Ramos, Michael Steele; twitter.com/3gerardpique; REUTERS/Sergio Perez, Rafael Marchante

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы