Блог 18 мне уже

«Дисней не продает Микки Мауса, а наша конфедерация продала сборную». Во что вляпалась Бразилия

Владислав Воронин разобрался, как коммерческие партнеры сборной Бразилии смогли влиять на выбор состава.

Что случилось?

Издание Estadao опубликовало выдержки из контракта конфедерации футбола с компанией ISE, которая владеет всеми правами на товарищеские матчи Бразилии – от телевизионных до маркетинговых. Соглашение действует с 2006 года и в первое время никаких подозрений не вызывало – ISE спокойно занималась организацией контрольных игр по всему миру и продавала ТВ-трансляции. При продлении контракта в 2011-м в документах появились пункты о выборе состава, которые фактически лишали тренеров свободы действий. Они не могли просто так вызывать молодых игроков, пробовать разные расстановки – и все это перед домашним чемпионатом мира. ISE настояла на том, что в каждом матче на поле должны выходить исключительно основные футболисты. Без разницы, кто будет соперником – Германия или условный Габон (как раз после этого странного матча и появился пункт о выборе состава – против Габона не вышли многие ключевые игроки).

Что будет за нарушение контракта?

Если Неймар, Марсело или какой-либо другой звездный футболист получил травму – бразильская конфедерация должна переслать ISE медицинскую справку. Любое изменение в составе (вызов футболиста на место травмированного, просто вызов кого-то нового) должно быть согласовано с предпринимателями в письменном виде, при этом персонал сборной Бразилии обязан вызывать вместо звезд игроков примерного той же маркетинговой ценности, репутации и футбольных данных.

Если в итоге на товарищеский матч выйдут не основные согласованные игроки, доходы конфедерации уменьшатся на 50 процентов: вместо обещанных 1,05 млн долларов ISE заплатит за игру только 500 тысяч.

Почему это так возмутило Бразилию?

Во-первых, ISE – это не самостоятельное агентство, а подставная компания с Каймановых островов, которые популярны среди любителей прятать деньги в оффшорах. У ISE нет ни одного сотрудника и офиса – по сути, только юридический адрес и почтовый ящик. На самом деле за контрактом стоит конгломерат Dallah Al-Baraka (штаб-квартира – в Саудовской Аравии), на который работают более 38 тысяч человек по всему миру.

Во-вторых, со стороны Бразилии сделку оформлял Рикардо Тейшейра, который через четыре месяца после продления контракта покинул бразильскую конфедерацию футбола. За всю карьеру Тейшейру более 10 раз подозревали в коррупции, в том числе на международном уровне (получал взятки от маркетинговой компании ISMM/ISL, которая владела правами на трансляции ЧМ-2002 и 2006), но ему всякий раз удавалось уйти от серьезных последствий. Так и здесь – подписав контракт и уйдя в отставку, он оставил сборную Бразилии с неудобным контрактом аж до 2022 года.

Чем ответила бразильская конфедерация?

Вполне ожидаемым заявлением, суть которого сводится к тому, что контракт действительно есть, но все не так поняли его смысл.

«Конфедерация футбола не продавала сборную Бразилии, как говорится в заголовке материала. Это смешная гипотеза, которая не подкрепляется никакими доказательствами. Целью автора было создание легкой новости, которая спровоцирует скандал. Критерии выбора игроков для сборной Бразилии есть и всегда будут только в руках тренерского штаба.

Разумеется, если сборная выходит на товарищеский матч не в основном составе, стоимость и значение игры могут упасть. Если «Барселона» будет играть своей второй командой, без звезд вроде Месси, Неймара и Суареса, ее доходы тоже снизятся. Если рок-группа выйдет на сцену без вокалиста, стоимость билетов на концерт тоже будет пересмотрена. Это всего лишь коммерческие условия матчей, а не влияние на выбор состава», – отмечается в заявлении.

Впервые ли такое в Бразилии?

Нет. В 1996 году Nike подписал рекордный контракт со сборной Бразилии на 100 миллионов фунтов, который сделал компанию не только поставщиком формы, но и полноценным спонсором. В Бразилии считают, что именно Nike настоял на том, чтобы Роналдо сыграл в финале ЧМ-1998, несмотря на плохое физическое состояние – улыбка форварда сверкала на всех рекламных постерах, так что его появление на поле было важно для бизнеса.

Позже всплыли документы о том, что Nike также имел право на организацию 5 товарищеских матчей сборной Бразилии в год. При этом в каждом из них должны были сыграть как минимум 8 основных футболистов.

Этот скандал прогремел настолько сильно, что в дело вмешались политики. Депутат от коммунистической партии Алдо Ребело (в 2011-2015 годах – министр спорта Бразилии) сказал: «Дисней не продает Микки Мауса, а наша конфедерация продала сборную компании Nike».

Похоже, все повторилось спустя почти 15 лет.

Фото: globallookpress.com/JB Autissier/Panoramic; Fotobank/Getty Images/Michael Regan

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья