Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог 18 мне уже

    «Кто говорит, что я занимался агитацией за ДНР – придурки». Футбол в непризнанной республике

    Владислав Воронин пообщался с людьми, которые собираются развивать футбол в самопровозглашенной ДНР.

    Народный «Шахтер»

    В последний раз нормальный футбол в Донецке видели больше года назад. 2 мая 2014-го «Шахтер» обыграл «Ильичевец» и улетел из взрывоопасного региона туда, где нет автоматных очередей и танков – в Киев и Львов. Домашний стадион с тех пор пережил несколько мощных обстрелов, ущерб от которых превысил миллион долларов, и превратился в крупнейший центр гуманитарной помощи, где волонтеры научились собирать «пакет выживания» всего за 52 секунды. Вместо черно-оранжевой атрибутики в помещениях «Донбасс Арены» теперь хранятся запасы сахара, круп и тушенки для народа.

    Уехав из Донецка, чтобы сохранить более-менее звездный состав и место в чемпионате Украины, «Шахтер» потерял небольшой процент болельщиков – в основном среди военных. Так, сопредседатель движения «Народный фронт Новороссии» Константин Долгов говорил: «Донбасс восстал и прогнал в шею ненавистных олигархов и прочую шелупонь. И Рината тоже прогнал. Вот и играет в чемпионате украинского рейха команда под названием «Шахтар» Львов. А мы возродим народную команду «Шахтер». И играть в ней будут донецкие хлопцы, умирать будут на поле – за честь клуба, за родной край, за выстраданную в боях Новороссию».

    Первым за строительство народной команды еще год назад, в разгар боевых действий, взялся депутат народного совета ДНР Андрей Мирошниченко. Клуб под названием «Юный Новоросс» стал собирать, по словам политика, «сорняки нашего общества, которые никому не были нужны» – сирот и детей из необеспеченных семей. Философию команды Мирошниченко сформулировал так: «Мы отходим от понятий, которые были навязаны нашей молодежи за время украинизации. Когда говорилось, что каждый человек исключительный, а общество – это, извините за выражение, дерьмо. Мы же говорим о том, что общество – это главное».

    По словам помощника депутата и заместителя директора клуба Руслана Череднякова, история «Юного Новоросса» началась с того, что около года назад к нему и Мирошниченко обратились сироты из детских домов, которым помогал Чередняков. Вскоре один тренер согласился работать с подростками бесплатно, и клуб начал формироваться. Сироты составили примерно половину команды.

    «Дальше я собирал состав на улицах и в подворотнях, – продолжает сам Мирошниченко. – Цель – большая команда, созданная побеждать, причем из граждан ДНР, а не заморских легионеров. «Шахтарь» – это команда олигарха Ахметова, созданная лично для него из легионеров со всего мира и ничего общего с легендарной командой «Шахтер» не имеющая. В связи с этим патриотизма и какой-то любви к «Шахтарю» у меня нет».

    Представители «Юного Новоросса» жалуются, что найти спонсора в ДНР сейчас практически невозможно, потому что все предприятия так или иначе принадлежат Киеву и связанным с ним структурам. Расходы на игры и турниры Мирошниченко оплачивает из своей зарплаты. С единым комплектом экипировки и пятью мячами помогли знакомые из Санкт-Петербурга (частная военная компания «МАР»), которые занимались доставкой гуманитарных грузов местным жителям. До этого игроки занимались в чем придется.

    Схожие проблемы с инвентарем испытывают и футбольные школы Донецка. Директор СДЮШОР-2, президент городской федерации и бывший игрок «Шахтера» Виктор Звягинцев признает, что не хватает даже обычных мячей.

    «Проблема громадная. Нет ничего ни в магазинах, нигде. Играем старыми мячами, которые были в запасе у кого-то. Жители Донецкой области обещают помощь, выделяют потихоньку форму, но этого пока довольно мало. Только моей школе на год нужно мячей 200-300».

    Из-за финансовых проблем у всех футбольных структур накопились долги перед персоналом: в прошлом году детским тренерам не платили на протяжении 4-5 месяцев. «Сидели без денег вообще, – вспоминает Звягинцев. – Сейчас наверстали, всем ежемесячно платят в рублях, старые задолженности остались только за два месяца».

    Во время военных действий в школе Звягинцева продолжали заниматься только 40 детей. Тренировки проходили в центральных районах, где опасность обстрелов была гораздо ниже, чем на окраинах. Именно из соображений безопасности пришлось закрыть пару филиалов школы в особо опасных округах. Сильнее всего пострадало отделение около уничтоженного аэропорта: боевые действия затронули синтетическую площадку, снаряды попали в комплекс с 50-метровым олимпийским бассейном.

    «Детей опасно там держать – дура какая-нибудь шальная залетит, и все. Откроется филиал, только когда война закончится, потому что он стоит буквально в 300 метрах от аэропорта, – продолжает Звягинцев. – Бывало, дети занимались, а где-то на окраине бахало, и прилично бахало. Но мы привыкли уже, продолжали заниматься. Да и на финале чемпионата Донецка тоже – награждение шло, а вдалеке бахало вовсю. Все привыкли, жизнь все равно не останавливается, надо жить и смотреть чуть-чуть вперед».

    Сейчас люди постепенно возвращаются в Донецк, и количество детей в школе Звягинцева растет: если полгода назад было 40, то сейчас – 410. Всего в Донецке футболом занимается около тысячи детей.

    «Снаряды падали в 100-200 метрах от поля»

    Любительские турниры в Донецке и других крупных городах области проходили даже прошлым летом, когда всем было не до футбола из-за постоянных обстрелов. Организатор соревнований в Макеевке Александр Кравченко считает, что сейчас разыгрывать разные кубки в чем-то даже проще, чем в мирное время. «У людей поменялось мировоззрение, они стремятся к мирной жизни, организуются в такие ячейки по кварталам или районам, собирают команды и играют в первенстве города. Сейчас проходит даже больше турниров, чем в мирное время». Команды собираются из обычных жителей – например, в «Новороссе» играют студенты, один водитель и пара охранников.

    Единственную паузу в турнирах в Макеевке сделали прошлым летом, когда начались особенно массированные обстрелы. Тогда в городе пропадала вода, горел завод, а на улицах лежали трупы мирных жителей. «Два тура летом не доиграли: начались сильные обстрелы именно того района, где проходили матчи. Снаряды падали в 100-200 метрах от поля, мы просто не могли рисковать жизнями людей», – вспоминает Кравченко. Зимнее первенство началось уже в ноябре и продлилось до начала апреля, параллельно проходили турниры в залах и среди юношей.

    Правда, в последнее время команды стали жаловаться на проблемы с заявкой в кубки. «После появления Футбольного союза ДНР проблемы только увеличились, – говорит заместитель директора команды «Новоросс» Руслан Чередняков. – Раньше за судейство одного матча платили 200 гривен (400 рублей), а вчера сказали, что в турнире ДНР за каждую игру придется платить 600 гривен (1200 рублей), еще будут брать за аренду поля и взнос за участие в турнире. Может, закроем клуб из-за этого».

    Объявить сбор денег в интернете, чтобы команду спасли единомышленники из России, невозможно, уверяет Чередняков: «Нужно иметь расчетный счет и регистрацию организации, а у нас в ДНР никаких регистраций не проводят, все висят в воздухе».

    «Донбасс Арена» принадлежит в первую очередь народу»

    В конце июля по инициативе политических лидеров самопровозглашенной республики был создан Футбольный союз ДНР. Президентом организации стал Игорь Петров – бывший игрок «Шахтера» и первый капитан в истории сборной Украины. При этом он получил повязку, так как киевское «Динамо» поссорилось с федерацией и не отпустило своих игроков в сборную, и провел за национальную команду всего три матча. 

    Петрова на пост президента позвал руководитель администрации Донецка Игорь Мартынов, потом были переговоры с заместителем председателя народного совета ДНР Денисом Пушилиным – и спустя три с небольшим месяца союз начал работу.

    «У людей достаточно серьезный эмоциональный голод, у нас сейчас в театрах билеты раскупаются заранее, – отмечает Пушилин. – Что уж говорить о футболе. Надо заполнить этот пробел».

    Пушилин стал почетным президентом футбольного союза, чтобы решать вопросы политического характера – в частности, он будет отвечать за связи с соседними республиками и некоторыми регионами России: «Хотим, чтобы к нам команды приезжали, мы сами в гости собираемся ездить. Это Абхазия, Южная Осетия, уверен, Крым, другие субъекты РФ, которые проявят желание. Есть некоторые предварительные договоренности с регионами России, но не хотелось бы опережать события».

    Так как в ближайшее время в Донецкую область не вернется ни один профессиональный клуб, футбольный союз собирается сосредоточиться на маленьких турнирах и развитии детских школ. «У нас есть огромное желание воспитать свою молодежь, – продолжает Пушилин. – Прекрасно понимаем, какое количество наших талантливых ребят не имело возможности пробиться из-за того, что все места в популярных командах были заняты иностранцами. Вот сейчас такая возможность пробиться есть».

    В ближайших планах футбольного союза – товарищеский матч между сборными ДНР и ЛНР 8 августа, 15-го числа должен стартовать первый Кубок республики, в котором хотят участвовать шестнадцать команд. В будущем возможен матч сборных ДНР и СССР среди ветеранов.

    По словам президента союза Игоря Петрова, сейчас необходимо встретиться с руководителями команд и мэрами городов, чтобы понять готовность стадионов и обсудить финансовые вопросы. Планируется, что первичные расходы лягут на муниципальные бюджеты – в первую очередь это касается затрат на транспорт и другие организационные нужды. Самый сложный момент – встреча со службами безопасности, которые определят, в каких городах играть можно, а в каких – слишком опасно.

    В турнир собираются заявиться команды даже из крайне проблемных городов – Горловки и Докучаевска, которые разрушены из-за военных действий и точно не смогут принять матчи. Командам оттуда придется проводить домашние игры в Донецке.

    «Люди там в таком состоянии живут, что порой уже не замечают, что возле них разрываются снаряды, – говорит Петров. – До того люди дошли, что знают, какой снаряд как летит, откуда, какого диаметра и так далее. Но люди хотят жить полноценной жизнью, несмотря на ни на какие трудности, уже спрашивают, когда начнутся матчи. Я сам из Горловки, очень хорошо знаю ребят и обстановку. Будем помогать им».

    Все первые матчи запланированы на стадионе «Металлург» в Донецке, но у Дениса Пушилина уже есть планы и на «Донбасс Арену», которая была построена Ринатом Ахметовым и формально ждет возвращения «Шахтера».

    – До «Донбасс Арены» мы созреем в скором времени. Этот стадион принадлежит в первую очередь народу. Как только мы достигнем того уровня, когда сможем заполнять стадион и обслуживать его, то сразу же игры будут проходить именно там.

    - С Ринатом Ахметовым это обсуждалось?

    – Пока нет, все впереди.

    Федерация футбола Украины на всю активность в самопровозглашенной республике реагирует крайне отрицательно. Вице-президент ФФУ Игорь Кочетов отметил: «Донецкая и Луганская области – это составные части Украины, поэтому создание каких-либо надстроек, не зависящих от Украины, недопустимо. У нас однозначная позиция: все, что создано незаконными террористическими организациями ДНР и ЛНР на территории этих областей или отдельных частей этих областей, является незаконным. Украина не признает данные организации и сотрудничать с ними не собирается».

    Дело в том, что у ФФУ по-прежнему есть областной филиал в регионе. Раньше он базировался в Донецке, а после начала войны переехал в Славянск, где проводит собственные любительские турниры. Поэтому не исключено, что Украина пожалуется на футбольный союз ДНР в ФИФА – и тогда могут возникнуть проблемы с организацией матчей с российскими командами.

    «Такого рода опасения есть, но другой вариант, как мы могли поступить – это не делать ничего и опасаться всего, – отвечает Пушилин. – Это просто неприемлемо, мы должны приложить все усилия, чтобы футбол был. Прекрасно понимаем ситуацию с ФИФА – там и по Крыму ситуация по сей день сложная. У нас все, наверное, будет еще сложнее, но мы к этому готовы».

    Чиновники ФФУ и сторонники ДНР привыкли друг друга игнорировать, но недавно между ними произошел публичный конфликт. В июне появились фотографии Виктора Звягинцева с церемонии награждения победителей открытого первенства ДНР. Спустя неделю вице-президент Федерации футбола Украины Игорь Кочетов заявил, что Звягинцев еще в мае был лишен статуса инспектора и делегата на матчах премьер-лиги, так как в разговорах с коллегами и другими функционерами позволял себе сепаратистские высказывания. «Стали поступать сигналы, что он очень негативно отзывается об Украине и руководстве страны, полностью поддерживая то, что творят на Донбассе местные боевики и российские наемники. Со стороны Звягинцева шла неприкрытая агитация за ДНР и абсолютное искажение реальной действительности».

    Сам Звягинцев на это долго не отвечал, но в разговоре со Sports.ru все же пояснил ситуацию.

    – Я почитал интервью в интернете, даже сначала хотел дать опровержение, а потом подумал: да ладно, на больных не обижаются. Это вранье. Я еще в апреле сказал, что не буду работать в следующем чемпионате, никакие документы на новый сезон не заполнял. Никто меня не выгонял, они просто не успели. Они только подумали, а я уже от них ушел. Они что хотят, то и плетут своим языком. Они просто далеки не только от футбола, а вообще от спорта. Кто был нормальным в федерации – тот так и остался, а кто пришел на этой волне, эти неадекватные люди – те вообще из разных профессий. Там особо и нет бывших тренеров, футболистов, всего один-два человека осталось.

    Ну, придурки – они и остаются придурками. Тут, кроме меня, еще олимпийская чемпионка проводила детский турнир по легкой атлетике – и ее тоже в сепаратистки записали. А я проводил чемпионат Донецка, финал – и все, что тут такого? Эти люди – придурки. Пусть все занимаются своим делом. Ну, это так им надо просто повернуть, они же разогнали практически всех делегатов из Донецка. Мы понимаем прекрасно, что это за отношение. Сложно ездить так, как мы ездили на матчи – по 8-12 часов стоять на блок-постах, чтобы успеть на игру, потом назад. При этом нас обманули. Всегда платили 1000 долларов за игру в высшей лиге за работу делегатом или инспектором, потом, когда поднялся курс валют и тысяча долларов стала стоить 23 тысячи гривен, у нас так и осталось 8 тысяч гривен. То есть вместо 1000 долларов – 300. И чтобы я стоял сутками на блок-постах за такие деньги? Я лучше дома посижу. Я думал, хоть на лекарства заработаю себе, но с такой суммой особо на лекарства не заработаешь (Звягинцев перенес инфаркт и микроинсульт – прим. Sports.ru).

    А так – вранье, я далеко даже не занимаюсь политикой и никогда ею не занимался. Живу у себя дома и радуюсь каждому дню. А что делать, если нас в такие рамки поставили? У нас все, кто живет на Донбассе, все поддерживают ДНР – и все для них сепаратисты. Даже дети.

    А кто думал, что означает футбол для людей здесь в это время? Я могу рассказать, как пошел горнорабочим в шахту по окончании карьеры в «Шахтере». С 1982 по 1986-й работал под землей, потому что были нужны деньги, получал 450 рублей в месяц. И вот пока доходил до точки, вечно встречался с шахтерами, они все время как будто брали интервью на ходу: спрашивали, спрашивали, я рассказывал про футбол. Им было интересно все. И если «Шахтер» побеждал, то вы даже себе представить не можете, какими все воодушевленными шли работать. Выработка шла аж бегом! И людям с таким интересом не давать футбол?

    Фото: Gettyimages.ru/Pierre Crom; REUTERS/Vasily Fedosenko; shakhtar.com; donbass-arena.com

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Включите уведомления,
    чтобы быть в курсе самых важных новостей