Реклама 18+
Реклама 18+
Блог HOOPS BELARUS

«Надо выиграть золото, чтобы нас заметили». Один из лидеров сборной готовится к Евробаскету

Татьяна Лихтарович – о прошедшем сезоне, травмах и предстоящем ЧЕ.

Два года назад Татьяна Лихтарович выступала в немецком чемпионате, но так и не смогла побороться за золотые медали, выбыв на время плей-офф с травмой икроножной мышцы. В этом сезоне белорусская баскетболистка играла за чешский «Сокол», однако и там ее преследовали повреждения. Травмы оказались не единственной проблемой для Лихтарович в нынешнем сезоне, в котором она выиграла с командой бронзовые медали. 

Сейчас Татьяна готовится с национальной сборной к Евробаскету-2019. Сразу после одной из тренировок она приехала на интервью, чтобы рассказать про свой клубный сезон и подготовку сборной к чемпионату Европы.

– Как прошла тренировка?

– С мальчиками играли. У нас был маленький спарринг.

– Белорусская сборная уже с парнями спаррингуется как в WNBA?

– Нет, это обычная тренировка :). Играли с мальчиками из U-16. РГУОР? Да, думаю, это они.

– И как тебе молодежь?

– Знаешь, мы играли три или четыре года назад тоже с U-16. Мальчики, с которыми мы сегодня сыграли, были лучше, они мне больше понравились.

– Давай теперь к тебе. Прошлый сезон ты провела в Германии и рассказывала про то, что девочкам из команды приходилось класть паркет перед играми. Как это вообще возможно?

– Нам сказали тренеры, если хотим играть, то нужно класть паркет самим.

– А персонал клуба?

– Его не было. Для руководителя клуба, который давал деньги, женская команда была хобби. Он и не считал, что мы работаем, что баскетбол это и есть наша работа.

– У кого-то был подобный опыт из твоих знакомых баскетболисток?

– Нет. Только у меня в жизни такое произошло. Это был шок. Во-первых, тяжело. Все это происходило перед игрой, на следующий день стоял матч. У всех болели руки. Ты это представляешь? Помню, взбунтовались с девочками. Сказала, что больше не буду и не хочу это делать. Говорила руководителю клуба, что у меня это в контракте не прописано, что мне за это не платят.

– Ты общалась со своим агентом об этом?

– Да, конечно. Руководитель клуба говорил: «Как ты относишься к клубу, у тебя должно быть уважение к нему!». Я потом позвала мальчиков-футболистов, которые играли в этом же городе, и попросила помочь нам класть паркет. Девчонки были рады, а дальше стали звать кого-то, чтобы помогали, но это было не каждый раз. Мы клали паркет только перед еврокубковыми матчами. Немецкую лигу играли на ужасном паркете, там просто был бетон. После него болели колени.

– Когда наступил момент, в который ты поняла, что хочешь уйти?

– Была возможность уйти в декабре во французский клуб, но меня позвал тот самый руководитель из «Кельтерна». Он спросил, правда ли хочу уйти из команды, я ответила, что хочу. Я видела, что мы дальше пройдем в Еврокубке. У нас действительно была хорошая команда. И именно поэтому засомневалась. Если бы не Еврокубок, то ушла бы. Класть паркет, этот бетонный пол… Если честно, все это было ужасно.

– И ты не перешла?

– Да. Потом мы проиграли тот матч, который должны были выиграть: ведем «+20», а потом проигрываем «-5» или «-6». Ну как так можно было?

– Ой, я могу тебе пример привести. Помнишь, как сборная Беларуси в Польше проиграла? Одно очко за четверть.

– Видишь, так бывает! Это женский баскетбол.

– Тот сезон в Германии ты так и не доиграла до конца, потому что получила травму…

– У меня был надрыв икроножной мышцы.

– В этом сезоне у тебя было такое же повреждение?

– Да!

– Все это в связи с Германией?

– Ага, она мне, так сказать, подкакивает. А в этом сезоне был вообще ужас какой-то: в Германии надорвала очень сильно одну мышцу, а в Чехии сразу две. Вот, а тогда я и играла с надорванной мышцей финальную игру Кубка Германии.

– А врачи не сказали тебе, что лучше посидеть?

– Нет. В команде хотели, чтобы я сыграла тот матч. Врачи сделали укол – иди, играй. Просто сделала себе хуже. Должна была быть умнее: сказать, что я не могу. Но я не могу сказать, что не могу. Очень плохо отыграла в том матче: в защите еще хорошо, но в нападении вообще никак. Мы уступили, кстати. После того матча стало понятно, что надолго выбываю с травмой. Встретилась с тренером, он предложил два варианта. В первом – остаюсь в Кельтерне, но, по всей видимости, не смогу играть до конца сезона. Понимала, что толкового восстановления там точно не будет. И второй – могу уехать, разорвав контракт по соглашению сторон. Я решилась на последний вариант, восстанавливалась в Беларуси и в Америке.

– После сезона в Германии был вариант с продолжением карьеры в Турции. Насколько это близко к правде?

– В клубе «Мерсин».

– Почему не сложилось?

– По деньгам не сошлись. Сначала они сказали одно, а когда я приехала туда, то там уже была другая сумма. Это Турция! Мне кажется, что с ними надо конкретно и четко разговаривать. Сегодня они могут сказать одно, а завтра будет все по-другому. С Турцией не сложилось, поэтому решила ехать в Чехию. Тем более меня всегда туда звали, а Чехия всегда мне нравилась.

– Чем?

– Все, начиная с людей. Нравился мой клуб, окружение, болельщики.

– Значит, сразу после переговоров в Турции решила ехать в Чехию?

– Мне еще до Турции предлагали, но я ничего не знала по «Мерсину», поэтому ответила, что подумаю. В «Соколе» меня все равно ждали. Когда с Турцией стало все понятно, тогда и улетела в Чехию. Там у меня был немножко стресс. В этом сезоне ведь прилетела в феврале обратно в Минск, потому что мне неправильно сделали рабочую визу. В клубе менеджер прохлопал этот момент. Я была в Минске и всеми силами пыталась решить этот вопрос. Рыженков, Маринина, менеджер нашей сборной мне действительно помогли. Такая виза делается от 90 дней, а у меня бы просто закончился сезон! Помогли с белорусской и с чешской стороны, поэтому визу получила через три недели.

– Насколько силен чешский чемпионат?

– Есть «Прага», «Сокол», две команды из «Брно» и еще один пражский клуб. Грубо говоря, в Чехии есть пять команд, которые могут бороться за медали.

– Как ты тонко пропустила момент, что «Прага» априори чемпион.

– С ней все понятно. «Прага» – это команда уровня Евролиги. Мне всегда нравилась их тренер [Наталия Хейкова], как она ведет игру и как девочки под ее руководством играют. Тут бесспорно они чемпионы.

– До декабря у «Сокола» было пять побед и четыре поражения, а потом за регулярный сезон команда проиграла всего три раза. Почему так долго раскочегаривались?

– Скорее всего, это из-за того, что я долго вливалась, потому что поздно приехала. Если ты посмотришь статистику, не хочу себя хвалить, но когда у меня было 10+, мы всегда выигрывали. А вот когда я еще не влилась в состав, тогда было тяжело девчонкам. На третьей позиции у нас играли все маленькие, а в «Праге» и двух «Брно» выступают высокие девушки. На третьем номере в нашей команде все максимум 1.75, а когда я приехала, то закрыла эту позицию хотя бы в защите.

– Закрыла эту позицию, что чешки рядом просто падали…

– Ой, блин! Это вообще ужас какой-то! Ты видела это?! Как вообще можно так играть? Говорят, нельзя трогать руками. Но так это же баскетбол! Мы же не балетом занимаемся! «Татьяна, вы же профессионал, вы же отыграли столько игр!». Вот именно! Почему я получаю по пять фолов?

– Кстати, смотрела твою среднюю статистику по фолам…

– Я первая? :)

– Нет, вторая.

– Это был ужас какой-то. Я все время злилась, а злилась потому, что не понимала, как играть в защите. Как потом эти девочки будут играть в каком-то другом чемпионате?

– Ты уже рассказала, что у тебя были проблемы с визой. Это выпало как раз на конец регулярки чешского чемпионата и матчи четвертьфинала. Но перед полуфиналами у тебя случились проблемы с ногой, ведь так?

– Мы играли четвертьфиналы с «Нимбурком», попала только на последнюю игру. В ней я немножко надорвала мышцу. Дали команде где-то два дня отдыха, пыталась восстановиться за это время. Потом пришла на тренировку, бегала, сделала резкий рывочек и у меня схватило две ноги сразу! Думаю, блин, может это судорога? Понимаешь, просто не смогла после этого ходить.

– Буквально не могла ходить?

– Серьезно! Села на пол и поняла, что не встану. Две ноги сразу, в один момент. Ко мне подошли девчонки, а я поняла, что на сегодня – все, done. Поехала к врачу, сказали, что у меня надрыв икроножной мышцы. Причем, на двух ногах. Так вот у меня «полетели» две ноги. Меня где-то десять дней не было?

– Полуфинал с «Прагой» ты пропустила весь.

– С «Прагой» не играла, да. Мне тренер сказала, что даже не хочет меня видеть на паркете и на тренировке. Всегда стараюсь все время быстрее и быстрее. Я – фанат тренировок: первая прихожу и последняя ухожу. Вернулась к играм за третье место, но там уже была никакая.

– Но команда проиграла только один матч!

– Я тебе говорю, тогда была никакая. Все это уже было в голове: представляешь, две ноги с бандажами. Сказала тренеру, что не готова морально на 100%, а физически – да. Но я втянулась нормально.

– Ты предполагала, что у тебя будет медаль в этом сезоне?

– Я знала.

– Федерация поздравила с серебром Машу Попову и Юлю Рытикову, с золотом – Настю Веремеенко. Тебя не поздравили, не обидно?

– Нет :). Кстати, «Сокол» стал вторым в CEWL.

– Расшифрую: Центрально-Европейская женская лига. Между прочим, было тяжело отыскать онлайн-трансляции, но по статистике ты хорошо отыграла.

– Команда все выигрывала, но когда у меня были проблемы с визой, проходили финалы, я просто никак не могла помочь. В Центрально-Европейской лиге играют команды из Германии, Чехии, Словакии. Для меня это были просто дополнительные игры, что только в кайф. Люблю играть много.

– В среднем ты на площадке проводила 21 минуту. Это нормальное время для тебя? Помню, что один матч в сборной 40 минут отыграла.

– Не, мне все равно: 20 или 40. Если честно, то в этом сезоне устала морально, а не физически.

– Все накопилось?

– Сначала я не уехала в Турцию, как предполагала. Летела в Чехию, не зная останусь ли в клубе после Нового года. Потом – виза! Пришлось лететь домой. Всегда рада быть там, но не тогда, когда у меня идут ответственные игры. Вернулась в Чехию и получила травму. В один сезон столько всего, что морально устала. Скажу, что рада 21 минуте, а не 40. Неизвестно, что тогда бы со мной было.

– На фото и видео видно, что на играх у болельщиков всегда был белорусский флаг.

– Они приносили флаг каждую игру. Со мной в команде играла девочка из Хорватии, поэтому хорватский флаг тоже брали. И наши флаги находились на трибунах буквально каждый матч, куда бы мы ни ехали. Они нас таким образом поддерживали, а это очень приятно. Болельщики уважали нас, неважно как мы сыграли.

* * *

– 10 мая у национальной команды был первый сбор, но тебя там не было, хотя федерация на сайте указала, что ты там присутствуешь. Как так вышло?

– Я прилетела в Минск, но нужно было вернуться в Чехию, потому что еще не закрыли финансовый вопрос, не договорились о том, остаюсь ли там еще на один сезон. Первоначально я подписывала контракт на 1+ год, хотела остаться, а они не хотели меня отпускать. Мой контракт был рассчитан до 20 мая. Мне выслали из федерации пригласительный на сбор, клуб обязан отпустить меня, потому что это подготовка к чемпионату Европы. И вот только тогда со скрипом меня отпустили в сборную.

– Но почему ты тогда была в списке игроков, участвующих в сборе?

– Они не знали, успею ли я. Пообещала тренеру и менеджеру нашей сборной, что постараюсь успеть, чтобы не было никаких проблем. Сообщила информацию, что буду на первом сборе, а федерация думала, что я вернусь в Минск со дня на день, поэтому и была в том списке.

– Как ты отреагировала на отмену Кубка Халипского?

– Нам выслали расписание нашей подготовки: даты сборов, товарищеских турниров. В этом списке был Кубок Халипского на 24-26 мая. В итоге, дали информацию, что его не будет. Потом мне начали задавать вопросы все друзья, знакомые и семья, почему не будет Халипского? Это ведь единственное событие, куда могут люди прийти и посмотреть сборную. Я поинтересовалась по этому вопросу. Оказывается, не набрались команды. Все остальные сборные укомплектовали свое расписание раньше: куда они едут, с кем играют, сколько покупают билетов и прочее. 

– В команде обсуждали отмену Кубка?

– Расстроились, ведь у кого-то родные и близкие не могут выехать из Беларуси. В Минске могли бы пройти игры, на которые все могли бы прийти и поболеть.

– Давай по Евробаскету. Как тебе группа?

– Это будет интересно. Я скажу правду: на чемпионате Европы не бывает проходных команд. Все сборные находятся примерно на одном уровне, а вот наша группа получилась самой интересной. Каждый из нас может быть на первом месте, а может и на последнем. Я уверена на 100%, что это будет интересный баскетбол. Сама не могу дождаться игр. Все говорят «группа смерти» – и это правда, но будет интересно. Думаю, что всем командам будет тяжело выйти из такой группы.

– Наталья Трофимова сказала, что вопросы есть только по Сербии, потому что команда не участвовала в квалификации и не особо понятно, как они будут играть сейчас, но костяк у сербок остался прежним.

– Могу сказать, что там будут молодые девчонки, вернулась после родов Милованович, Петрович, Дабович, Пейдж закончила карьеру. Моя лучшая подруга Тина Йованович не будет играть.

– Почему?

– По состоянию здоровья.

– Получается, что у тебя есть какие-то инсайды из сербской сборной?

– Они есть, все супер. Сербия всегда была сильной командой в защите и нападении. Они не поменяются, они такие же.

– Думаешь, не поменяется Сербия?

– То, что они будут агрессивными? Нет, не поменяются.

– Ты помнишь, как Беларусь сыграла с Сербией в полуфинале Евробаскета-2015?

– Да, было обидно.

– Тренер сербской сборной, Марина Малькович, сказала, что самая важная игра для команды будет с Беларусью. Реально ли выиграть сербок на их площадке?

– Реально. Для них будет большой плюс, что они играют в Сербии. Для нас будет плюс, что мы играем именно с ними первую игру. По крайней мере, выступим достойно. 

– Есть важный вопрос про сборную России. Раиса Мусина сказала, что сборная Беларуси «раньше была очень хорошей командой, но последние годы ее не было особо и видно». Прокомментируешь?

– Я смотрела это видео. Ничего страшного. Напомним о нашей сборной на этом Евробаскете.

– Другие баскетболистки сборной России говорили, что Беларусь – опытные профессионалы.

– Конечно, опытные. У нас какой состав!

– Беларусь играет в июне спарринги с Италией, Венгрией и Турцией. Это такая подготовка к квалификации в четвертьфинал?

– Почему бы и нет? Все не случайно.

– Ты в интервью часто говорила, что тебе неважно, какой у тебя тренер. А как тебе Наталья Трофимова?

– Я понимаю и принимаю то, что она говорит. Меня Наталья Владимировна устраивает как тренер.

– Как настроение в сборной?

– Хорошее! Мы еще сырые, но у нас есть месяц. 

– Кто сейчас в сборной тренируется из молодежи?

– Аня Брич, Арина Мосько, Маша Трофименкова, Даша Семилетникова, Саша Шевченко.

– А Инкина?

– Да, еще и Инкина! Обожаю ее, она молодец, очень старается.

– Как тебе остальные молодые девчонки?

– Хорошо! Они тоже стараются и тренируются.  

– Стоп, а где Ксюша Малашко?

– Она травмировалась, подвернула голеностоп. Я надеюсь, что она вернется.

– Ты смотрела чемпионат мира U-17, который в Минске проходил?

– Да, конечно. Девчонки – молодцы, они очень старались, цеплялись и боролись. Что я могу сказать? Не хватило. Я кричала и болела! Не помню сейчас против кого они играли, точно должны были выигрывать тот матч, но очень долго страдали ерундой, в конце все-таки победили. Мне очень понравилось, как играют три девочки.

– Что за они?

– У меня все очень плохо с именами, но одна точно из Гродно.

– Там прямо много девчонок было из Гродно.

– Сан Саныч [Шимковяк] постарался. Кстати, он мне дал шанс, когда я начала играть в баскетбол.

– Поделишься этой историей?

– Я поздно начала заниматься баскетболом, как ты знаешь. Сан Саныча попросили посмотреть, как я играю. Вот приезжаю в Гродно, он посмотрел и говорит: «Даю тебе год на то, чтобы догнать всех». Я была очень рада. У нас было по три тренировки в день. Сан Саныч действительно дал мне шанс! Он тренировал, воспитывал и ему я очень благодарна за все, что он сделал. Сан Саныч вместе с Викторией Дацун создали эту систему «Олимпия» – «Виктория», выращивали молодежь и занимались взрослой командой. Когда я узнала, что его больше нет, то для меня это стало шоком.

* * *

– Ты уже давно в Минске, у тебя журналисты уже просили интервью?

– Может и просили. Я такая плохая, что не открываю Facebook. Как-то со временем отвыкаю от телефона, от социальных сетей, делаю паузы от этого всего. Я знаю, что должна быть постоянно на связи, у меня должна быть какая-то ответственность.

– Сейчас плохую вещь спрошу: ты что, немножечко стареешь?

– Старею, да! Раньше это все было необходимо, а сейчас ценности меняются.

– В интернете сейчас очень много негатива?

– И зависти тоже. Ты что! Если в жизни у кого-то все хорошо, то всегда все завидуют. У всех всегда все плохо, все гонятся за деньгами. А деньги что? Их можно заработать, а время – нет. Люди не умеют наслаждаться временем. Поэтому в социальных сетях жить постоянно нельзя, правильно?

– Конечно. Я бы удалила все, кроме Твиттера.

– В Твиттере мне тоже нравится. Я подписана на WNBA, NBA, европейский баскетбол. Не надо ничего печатать, ничего постить, просто читаешь.

 

– Не люблю задавать этот вопрос, но чем бы ты занималась, если бы прямо сейчас завершила карьеру?

– Думала об этом. Сразу скажу, что не хотела бы работать тренером по баскетболу. Я не вижу себя на этом посту. А вот тренером по физической подготовке – с удовольствием! Например, открыть бы какую-нибудь академию. Сейчас очень много травм у спортсменов. Я играла в Чехии с молодыми девчонками, но их тело не готово к таким нагрузкам. Я бы хотела работать в этом плане тренером.

– Ага, чтобы чешки наконец-то выдерживали игру в защите с тобой и не падали?

– Да!

– Вспоминаю опять матчи в Чехии, ты в последнее время супер эмоционально реагируешь на судейские решения.

– Я не люблю, когда твоя игра зависит от судьи. Я знаю, когда я фолю. Ты играешь на чемпионатах Европы или мира, Олимпиадах, там тебе позволяют сыграть жестче. А потом приезжаешь в Чехию, там ты так не сыграешь, то конечно я буду так реагировать. Не люблю несправедливость.

– Как ты относишься к тому, что хоккеистам уделяют столько внимания, а баскетболисткам не уделяют его вообще?

– Скорее всего, нам надо выиграть золотые медали, чтобы нас наконец-то заметили. Я не уверена, но, может быть, что-то изменится. Сколько раз мы об этом говорили, а некоторые люди до сих пор не знают, что мы два раза были на Олимпиаде.

– Ты серьезно сейчас?

– Я серьезно говорю. Рассказываю им, что первый раз сборная шестое место заняла, а во второй, конечно, прохлопали. Все равно мы два раза были на Олимпийских играх. А хоккей и баскетбол – это две несовместимые вещи. Если возьмем медали, то про нас опять вспомнят и заговорят.

Фото: EuroCupБФБ, Hradec Kralove

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+