Winterfell
Блог

Мама Свенсена: «Не думаю, что сын будет выступать так же долго, как Бьорндален»

Туне Хегле Свенсен гордится упорством сына. Но она охотно прожила бы без его дурацких выходок.

– Соревновательный инстинкт Эмиля выше среднего. Для него речь всегда идет о победе, – говорит  Туне Хегле Свенсен.

У ее сына, Эмиля Хегле Свенсена, 4 олимпийских золота, 12 медалей высшей пробы чемпионатов мира и 36 побед на этапах Кубка мира. Но парень из Тронхейма также известен тем, что его имя часто всплывает в заголовках газет из-за вещей, не связанных с биатлоном.

Даже создатели норвежских «Утиных историй» попали на волну Эмиля и выпустили эпизод, основанный на его хулиганских выходках. В этом сюжете персонаж Эмиля заливает клей в емкость для мыла, что в итоге оборачивается против него самого и его товарищей: ответственный за подготовку лыж Дональд использует то, что он считает мылом, в качестве смазки, и это становится причиной сильнейшего налипания на лыжах спортсменов. Они проигрывают гонку участникам-любителям – Уле, Дуле и Доффену. В реальном мире его «соучастниками» были товарищи по команде Тарьей и Йоханнес Бо.

Сейчас мама Туне глубоко вздыхает перед началом сезона.

– Да, было несколько эпизодов. Как когда Эмиль с парой других биатлонистов устроили праздник в Словении, купались в озере и спускали шины у машин, одна из которых принадлежала Уле Эйнару Бьорнадлену. Без этого я могла бы прекрасно обойтись.

Тем не менее, Туне Хегле Свенсен считает, что публикации в СМИ о пьянке в Поклюке, раздевании в Ханты-Мансийске и вышеупомянутом эпизоде с шинами все же были полны преувеличений.

– Некоторые статьи были безжалостными. Вы в Dagbladet назвали Эмиля «Скандал-Свенсен». Это было так ужасно, что я немедленно позвонила редактору. Я не оправдываю поступка Эмиля и его приятелей, но меня больно ранило то, что Эмиль был представлен почти негодяем. Журналистам следует об этом думать. Они не делают жизнь спортсменов легче.

Она считает, что хорошие выступления сына на международной арене не были само собой разумеющимися.

– Ребенком он был мелким, над ним смеялись, он был в отчаянии несколько лет из-за того, что соперники опережали его в  росте. В 12-летнем возрасте нам приходилось каждую неделю вытаскивать карандаш, чтобы измерить его рост, – смеется Туне. – Сейчас ведь в нем 185 см. Я сама 162 см, а муж – 174, так что ростом он не в нас.

Активную жизнь на свежем воздухе Эмиль делил с братьями Петтером и Мортеном. Один из друзей спросил Эмиля и Мортена, не хотят ли они вместе с ним пойти на тренировку по биатлону. Там все и случилось. Это было в охотку с первого раза. Очень важно, что ему нравилось. Ребята часто звонили с тренировки с просьбой приготовить какао. Такие уютные моменты были частью тренировок, – вспоминает Туне.

8-летний Эмиль готов к лыжной тренировке

Мортен и Эмиль ходили в спортивную гимназию в Лиллехаммере. Там они вместе жили в купленной для них родителями квартире, где росла гора из пустых коробок от пиццы. В те разы, когда Туне приезжала погостить, она готовила домашнюю еду.

– Они очень это ценили. Несколько лет прошли в простых бытовых решениях.

Однако на тренировках все было иначе. Туне вспоминает, как Эмиль, будучи маленьким мальчиком, с вечера складывал тренировочную одежду, чтобы она была готова на следующий день.

– Было ужасно тяжело, когда Эмиль переехал. Дом опустел. Ведь все свободное время посвящалось детям. Мы без конца мотались на гонки в выходные и на тренировки в будние дни. И внезапно все прекратилось. Это было нелегко.

После переезда Эмиля Туне до боли его не хватало.

– Эмиль всегда был заботливым сыном. У нас были очень близкие отношения. Довольно странно для младшего ребенка. Он был маленьким маминым сыночком, – рассказывает Туне. – Но теперь я уже не самая близкая для него женщина. У него есть Саманта. Им хорошо вместе. Она милая и симпатичная.

Так и должно быть в жизни.

Репортер телеканала TV2 Саманта Скугранд привлекла внимание спортивной Норвегии, когда ей несколько раз пришлось представлять новостные сюжеты о бойфренде.

Туне рада, что у сына есть поддержка дома. Она знает, когда расцветают его упорство и воля к победе. В 14 лет, перед всенорвежскими соревнованиями по биатлону, Эмиль провел несколько гонок, где отвратительно стрелял. После этого он в течение пары месяцев утром и вечером занимался сухим тренажем в подвале дома родителей.

– Звуки винтовки были утомительными. Пока он отрабатывал нажатие на спусковой крючок, дыхание и прочие вещи, мы слушали щелк-щелк-щелк из подвала. После этого он выступил в гонке и победил!

Со времени окончания колледжа тренировки и соревнования стали основной работой Эмиля. В его карьере были взлеты и падения, иногда связанные с проблемами с пищеварением – синдромом раздраженного кишечника. Сейчас он изменил диету, избегая употребления глютена, лактозы и фруктозы.

По словам Туне Хегле Свенсен, родителям приходится нести много обязанностей.

– Бесполезно отправлять детей с соседом и думать, что все будет хорошо. Если говорить о футболе, то, наверное, можно полагаться на других, раз ребенок в команде. Но в лыжном спорте нужно готовить лыжи. Тут требуется участие родителей. Но это никогда не было для нас какой-то жертвой. Это было здорово. Какие мы пережили приключения!

Родители Эмиля были вместе с сыном на трех Олимпиадах. Иногда даже не видя его, если гонки переносились.

– Олимпийские медали – это невероятные эмоции. Приходится щипать себя за руку, чтобы поверить в происходящее. А некоторые неудачи были просто ужасными. Как когда команда лишилась золота в эстафете в  Сочи, где Эмиль промахнулся на стойке на последнем этапе. Тогда я несколько дней не могла поговорить с ним. Он закрылся ото всех.

– Вы за него волновались?

– Нет, с ним же были все, кто работал в команде. Но было совсем невесело. Однако нельзя разом терять все надежды на будущее. Случается, что я говорю ему, что он не должен терять самообладание и надежду. В худшем случае, если такое происходит, бесполезно что-либо говорить. Но понятно, что становишься мудрее, когда тебе 30 и ты несколько раз пережил нечто подобное.

Она считает, что в будущем Эмиля ждут не только лыжные гонки.

– Предположу, что он продолжит выступать еще пару сезонов, но не думаю, что он будет бегать так же долго, как Бьорндален. Мне кажется, он думает о том, что в жизни есть и другие вещи. Он уйдет, когда пропадет мотивация. Эмиль в биатлоне не просто для участия – он там для победы.

Перевод с норвежского, Dagbladet Pluss

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья