Блог Красивый акцент

«Получаю социальное пособие – покупаю патроны». Белорусская биатлонистка строит карьеру в Швеции

Ольга Алифировец рассказывает Игорю Петрулевичу свою уникальную историю борьбы. Если коротко: у них – не как у нас.

alt

В 2008 году Ольга Алифировец считалась одной из самых талантливых и перспективных белорусских биатлонисток своего поколения. Но лучшая юниорка того сезона, с которой связывали большие надежды и на взрослом уровне, резко решила завершить карьеру. Она написала заявление о разрыве контракта с Белорусской федерацией биатлона, в котором ссылалась на семейные обстоятельства. И только спустя семь лет ее фамилия вдруг обнаружилась в протоколе чемпионата... Швеции, где она завоевала бронзовую медаль в индивидуальной гонке. И уже в 2016 году Алифировец выступила за свою новую команду – сборную Швеции – на чемпионате Европы в Тюмени. Игорь Петрулевич связался с Ольгой, чтобы понять, чем она все это время занималась.

Почему покинула Беларусь

– Когда выступала в Беларуси, я действительно считалась перспективной биатлонисткой. Но у меня возник небольшой конфликт с тренерами. Они не одобрили мой выбор в личной жизни. Наверное, наставники хотели, чтобы я сосредоточилась на карьере. У меня каждый день была дилемма: муж или спорт. Я предпочла семью. Из-за этой истории вынуждена была закончить карьеру. Мы с мужем решили уехать из страны. Выбрали Швецию. Просто купили билеты – и уехали.

alt

Почему именно эта страна? Честно, случайно. Так получилось. Просто именно в Швеции у нас много друзей и знакомых. Они  обещали помочь на первых порах. Мне объясняли любые мелочи, помогли снять квартиру. Сразу приехали Стокгольм. Забегая чуть вперед, скажу, что сейчас живем в Эстерсунде.

Пять лет ждала шведское гражданство

Потом начали искать работу. Было очень трудно. Мы долгое время жили за свои сбережения. В какой-то момент стало помогать государство, которое начало выплачивать пособие по безработице. После определенного времени я подала документы на получение постоянного вида на жительство. Затем пять лет ждала шведское гражданство. Согласно закону мне вручили этот документ ровно по истечению пятилетнего срока. И не днем раньше.

Еще как только приехали, мы с мужем пошли учиться – начали получать стипендию. Ну и, вообще, какие-то деньги у нас всегда были. Муж постоянно искал себе подработки. Потом он организовал совсем небольшой бизнес. В общем, у нас было на что жить. Просто я бы не хотела распространяться о занятости мужа. Добавлю, что затем я забеременела. У меня родился сын Федор.  

Как вернулась в биатлон и почему в Швеции дорого заниматься этим видом спорта

– Когда закончила с биатлоном, думала, что никогда не вернусь обратно. А ведь я начинала заниматься этим видом спорта в восемь лет. Это было сложное расставание. Очень скучала по биатлону. Но ребенок подрастал, и я все чаще выходила кататься на лыжах. В один день меня заприметили. Я раззнакомилась с местными жителями. Они предложили побегать за клуб в Эстерсунде. Так я начала ездить на соревнования внутри страны. Это случилось где-то в 2012 году. Можно сказать, что в тот момент я вернулась в биатлон. У меня все получалось. Даже появился какой-то неплохой результат для уровня, на котором я каталась.

Система биатлона в Швеции сильно отличается от того, что есть в Беларуси. Особенно в финансировании. В Беларуси многое оплачивалось федерацией. И сборы, и соревнования, и экипировка для спортсменов являются бесплатными. В Швеции практически всё биатлонист должен делать за свой счет. Хочешь тренироваться – покупай себе сам патроны и стреляй, сколько нужно. В такой ситуации я была вынуждена экономить на семье. Мы жестко снижали расходы по всем направлениям.

Вот сейчас мы живем на социальное пособие, потому что нынешний кризис коснулся абсолютно всех стран мира. В Швеции мужу сложно найти работу. Нам тяжело, но жить можно. Иногда меня посещали мысли все бросить, поскольку было реально трудно экономить. Но оставшаяся цель  – побывать на Олимпиаде, завоевать какие-то призовые места на этапах Кубке мира – двигала меня вперед. Именно эта задача превыше всех трудностей, которые возникают.

Государство платит пособие на семью в 1000 евро, а я трачу все на биатлонные тренировки

Особенно тяжело было в те моменты, когда вспоминала систему в Беларуси, где спортсменов не только обеспечивают условиями для тренировок, но и платят зарплату. Становилось даже больно. В Швеции такого нет. Хорошо, что по финансам хоть не в минус не ухожу, а в ноль. У меня схема была проста: государство дает пособие на семью в 1000 евро, а я трачу все, что остается после уплаты за квартиру, продукты и так далее, на биатлонные тренировки. На патроны, например.

Несмотря на все трудности, я продолжала тренироваться. Первое время было тяжело не только психологически и финансово, но и физически. Справлялась только благодаря поддержке мужа. Потом меня снова заметили спортивные люди. Я хорошо выступила на летнем чемпионате Швеции по биатлону. Там находился Вольфганг Пихлер. Ему понравился мой результат. Он предложил тренироваться по его методикам. Я с большим удовольствием согласилась. И вот теперь я в составе сборной Швеции, но во втором составе, в ближайшем резерве. Надеюсь, пробьюсь вскоре и в основную команду.

Конечно, я слышала много плохого о Пихлере от русских спортсменов. У него действительно тяжелейшая программа подготовки. Но мне она подходит. Я считаю, что все хорошо.  

alt

При этом определенные сложности сохранились. Я долго привыкаю к особенностям подготовки. В Швеции тренер пишет план подготовки, который высылает спортсмену по е-мейлу. На этом все. Дальше принадлежишь только себе. Никто никого не контролирует. Надо самому следить за своим состоянием. Лишь иногда мы все вместе встречаемся на сборах. Это нужно, чтобы почувствовать друг друга, проверить свой уровень и потянуться к лучшему.

Любой спортсмен скажет, что когда постоянно находишься наедине с собой, это безумно трудно. Но лично у меня полно мотивации и желания, которые каждый день стимулируют на то, чтобы по утрам выходить на тренировку и делать свою работу. Это внутренняя борьба помогает двигаться дальше.

Конечно, не все так ужасно, как я, возможно, описала. Когда приезжаешь на трассу, ты не являешься полным изгоем. Любой человек на базе готов помочь. Это такая одна большая биатлонная семья. Просто шведы убеждены, что лучше работать самостоятельно, чтобы четко контролировать пульсовые режимы и силы.

Как в Швеции ищут спонсоров

– Швеция – это богатая и классная страна. Но государство не оплачивает спорт. Здесь биатлонисты живут только за счет спонсоров и денег, которые собирают во время проведения этапа Кубка мира в Эстерсунде. Чем больше зарабатывают средств, тем лучше потом живут год. Но в целом биатлон выживает за счет спонсоров. Например, первый состав сборной легко их находит. У основной команды нет проблем с обеспечением. Там организация на очень высоком уроне. Но дальше по составу нет такой большой поддержки.

Девчонки, которые бегают со мной в резерве, быстро нашли себе по спонсору, даже не по одному. Одну девушку финансирует отец, у которого собственный бизнес. При этом она заключила контракт с фирмой своего же отца. Все очень серьезно. Она отрабатывает деньги рекламой на винтовке или форме. Размер и место баннера зависит от суммы контракта.

Спонсоры? Слышат русский акцент и чего-то бояться

Лично мне почему-то тяжело найти спонсора. Я хоть и гражданка Швеции и хорошо говорю на местном языке, но со мной не очень-то хотят иметь дело. Возможно, слышат русский акцент и чего-то бояться. Это мое мнение. Мне напрямую никто об этом не говорил. Наоборот, шведы много помогают из-за того, что я иностранка. Но вот со спонсором как-то не сложилось. Мое рекламное место абсолютно свободно.

Все остальные биатлонные клубы также живут за счет спонсоров. Или вообще за деньги родителей, которые помогают своим детям выбираться на соревнования. При этом родители еще и платят взносы за нахождение в биатлонном клубе. Патроны и все остальное тоже оплачивают родители.

Почему в Швеции выгодно быть за ЗОЖ

– В бытовую жизнь самой страны было очень трудно влиться. У меня были большие проблемы с языком. Я до сих пор плохо говорю по-английски. Зная только русский, первое время в Швеции я объяснялась на пальцах. С языковым барьером было очень сложно. Потом начала обживаться. В какой-то момент записались с мужем в школу для иностранцев по изучению шведского. Вообще, это очень сложный язык. Особенно его произношение. Но постоянное общение в быту помогло. Сейчас я себя чувствую уже почти шведкой.  

Квартира. Мы сейчас снимаем ее у государства. Это стоит 500 евро в месяц. Жилье обходится дорого, как и другие услуги. Например, отремонтировать машину – это вообще космос по цене. Или просто сходить в парикмахерскую. 30-40 евро – абсолютный минимум по стрижке. Белорусу трудно сразу принять эту цену.

Открытые катки, теннисные корты, столы для пинг-понга всегда бесплатны

На развлечения мы особо не тратимся. Здесь классно заниматься здоровым образом жизни. Это почти всегда бесплатно. Открытые катки постоянно доступны. Взял коньки и вперед. Мой сын любит хоккей. Мы часто играем на льду. Тут для спорта нужно только желание. Просто даже в ледовых дворцах есть специальное время, когда может прийти любой желающий. Здесь и теннисные корты, и столы для пинг-понга тоже бесплатны. Только выбирай время. В Швеции любят спорт. Здесь каждый год проходит большой марафон Васалоппет – массовая лыжная гонка на 90 километров. Каждый третий житель попробовал себя в ней. Любимое занятие у шведов – катание на лыжах. Это их главное хобби. Мой Эстерсунд не исключение в плане спорта. В этом городе много велодорожек, где катаются даже зимой. Шведы просто меняют летнюю резину на зимнюю, как в машине.

Другие развлечения могут быть уже не по карману. Например, сходить в кино стоит 20 евро. И кстати, есть отличие от белорусских кинотеатров. Здесь все фильмы показывают на языке производителя. Для шведов есть лишь субтитры на местном языке. Так происходит и дома на телевидении. Жаль, ни одного русского фильма мы до сих пор не застали.  

alt

Что касается походов в рестораны, то мы их не практикуем. Я люблю готовить дома. Мне нравится  печь торты. Иногда выходим развеяться. Это в принципе не очень дорого. Ужин на семью обойдется в среднем в 20-30 евро. Из особенностей питания шведов отметила бы, что они каждый четверг едят блины. Во всех ресторанах в этот день недели на ланч подают именно блины. Они любят их есть с брусничным вареньем и взбитыми сливками, иногда с жареным беконом.

Моя семья уже почти стала шведской. Хотя первое время мы сильно скучали даже по белорусским продуктам. Например, в Скандинавии нет привычного для нас творога. Только творожная масса, которая больше напоминает сметану. А мой ребенок, хоть и родился в Швеции, но, приехав Беларусь, подсел на зефир. Теперь ему катастрофически не хватает этой сладости.

Люди в Швеции очень добрые и отзывчивые. Они делают все, чтобы помочь. Никогда не оставят в беде. Главное, обратиться к ним, попросить об этой помощи, а не просто ждать чуда с небес.

Как уже сказала, мы теперь живем в Эстерсунде. Это самый экологически чистый город Швеции. Я это хорошо ощущаю на себе, потому что родилась в Новополоцке, который принято считать самым грязным местом Беларуси. Мне нравится этот шведский уютный городишко на 60 тысяч жителей. Правда, он очень холодный и ветреный. Бывает 30 и даже 35 градусов ниже нуля. Это ужасно холодно. Хотя последние два годы зима не такая уж суровая. Снег выпадает позже обычного.

Неудачная попытка вернуться в Беларусь

– Я каждый год хожу на этап Кубка мира в Эстерсунде в качестве болельщика. Всегда задаю себе один и тот же вопрос: «Почему я нахожусь на трибуне, а не на трассе?». Но я никогда не жалею о том, как повернулась моя судьба. Разве что когда наваливались трудности, то вспоминала, как могла спокойно кататься в Беларуси. Но после преодоления этих испытаний иначе оцениваю ситуацию. Говорю себе, как хорошо, что так получилось.

В Беларуси без объяснения причины сказали, что не заинтересованы в моих услугах

Хотя я обращалась к белорусским тренерам два года назад – предлагала вернуться. Но они ответили отказом. Хотя до того из штаба сборной ко мне обращались с вопросом выступления за белорусскую команду. Но уже потом без объяснения причины сказали, что не заинтересованы в моих услугах. Странно. Лично я бы с удовольствием выступала за родную страну. К сожалению, у тренеров нет такого желания.

Ну ладно. Теперь у меня два гражданства: шведское и белорусское. Буду бегать под флагом Швеции. Вот с прошедшего сезона я начала выступать профессионально. Чувствую, что еще не достигла максимума. После большого перерыва тяжело было выйти на свой пик формы. Но я планирую это сделать. Хочу еще выступить на Олимпиаде. Не зря же я возвращалась в биатлон.

alt

Фото: из архива Ольги Алифировец.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья