Главный тренер сборной Беларуси U-20: «Перед ЧЕ и.о. председателя федерации сказала, что у меня положительный тест на COVID, и я не еду на турнир. Назавтра я сдал три теста – все отрицательные»

Главный тренер молодежной (U-20) мужской сборной Беларуси по волейболу Сергей Троцкий в интервью «Прессболу» рассказал о трудностях, с которыми столкнулся накануне участия команды в чемпионате Европы в Чехии.

– Хочу рассказать правду о пути, который пришлось пройти, чтобы уехать с «молодежкой» в Чехию. Команда отправилась туда 24 сентября. 22-го числа в Минске мы сдали ПЦР-тесты на коронавирус в Республиканском научно-практическом центре. Во второй половине дня во время тренировки мне позвонила Алла Тетерина — исполняющая обязанности председателя нашей федерации. Она сказала, что у меня положительный тест. И спросила, кого вижу тренером сборной вместо себя.

- Вот так поворот!

– Мне тогда не было предложено пройти повторное тестирование. Ни помощи, ни поддержки — ничего! Более того, услышал, что даже если тест окажется отрицательным, я все равно никуда не поеду. Вечером того же дня снова звонок от Тетериной. И опять вопрос, кого вижу вместо себя тренером. Сказал, что в Чехию поедут люди, которые работали со мной в сборной с самого начала — Руслан Селявко и Александр Смирнов.

На следующий день, 23 сентября, сдал повторный ПЦР-тест уже как обычное физическое лицо. Причем сделал это сразу в трех местах — снова, как и накануне, в РНПЦ, а еще в Минском областном центре гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья, а также в городской клинической инфекционной больнице Минска.

Днем в Раубичах проходила тренировка сборной под руководством Смирнова. На нее приехала Тетерина и объявила, что у главного тренера положительный тест на коронавирус, и поэтому с командой он не летит. Позвонил ей и спросил, почему об этом было сказано, не дождавшись повторных результатов. Тетерина ответила: «Ошибки теста быть не может. Ты все равно не поедешь». Спросил: «Зачем вы все это организовали?» Она уточнила: «Кто — вы?» Я ей: «Конкретно вы». И Тетерина тут же бросила трубку. А вечером у меня на руках были три отрицательных результата тестирования...

- Как любопытно!

– На следующий день, 24 сентября, команда улетала в Чехию. Принял решение, что отправлюсь к ней. Узнав об этом, Тетерина сообщила, что меня не выпустят из страны, поскольку в некоей базе на границе я оформлен как невыездной из-за положительного теста. Как выяснилось, такой базы не существует.

Тут же мне позвонили с мобильного телефона (а работники таких инстанций обычно пользуются городским). Женщина представилась сотрудником организации, занимающейся определением людей, с которыми я контактировал. Она сказала, что на меня поступил экстренный вызов из-за положительного теста, и начала задавать вопросы. Ответил, что у меня есть три отрицательных теста. На что собеседница сообщила, что мне следует обратиться в РНПЦ к Ирине Степановой — заведующей отделом координации медицинского обеспечения сборных и национальных команд. А нужно это, чтобы отозвать так называемый экстренный вызов на основании моих повторных тестов.

Поначалу Степанова была готова. Но вдруг сказала, что нужно спросить разрешения у директора РНПЦ Ирины Малеваной. И позвонила ей на мобильный, поскольку та находилась в командировке в Бресте. Малеваная сообщила, что это невозможно. Я попросить поставить телефон в режим громкой связи и обратился к ней сам. Спросил, почему не могу поехать в Чехию. Она ответила, что у меня положительный тест, и ошибка исключена. Попытался объяснить, что у меня три отрицательных теста. Причем один из них был также сделан в РНПЦ! На что Малеваная сказала, что меня должны поместить на самоизоляцию на две недели, а повторный тест — только через десять дней. Я попрощался и вышел.

- Однако прекрасная беседа у вас вышла с Малеваной.

– По всем правилам она должна была запретить выезд всей команды — точно так же, как недавно произошло и с «Минчанкой». Ведь я контактировал с игроками больше месяца, – рассказал Троцкий.

 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья