Отец Герасимени: «10 августа понял, что мы находимся на дне. Я видел, был в ста метрах, когда убили Тарайковского. И тогда мне стало страшно»

Отец Александры Герасимени Виктор рассказал о событиях 10 августа.

– Какой была ваша реакция на то, что происходило на минских улицах после выборов?

– Было тяжело на все это смотреть. Состояние было подавленное. Не знал, что делать дальше. Люди уперлись в стену. И что теперь? Как все менять?

Вечером 10 августа я вышел на «Пушкинскую». И тогда понял, что мы находимся на дне. Я видел, был в ста метрах, когда убили Александра Тарайковского. И тогда мне стало страшно. Ощутил такой животный, сковывающий страх. Кто-то бросал камни, кто-то кричал, но до камней я не дошел. Хотя, признаюсь честно, мысль была.

Самое ужасное во всем этом то, что ничего не предвещало такой развязки. Да, посреди проезжей части стояли цветочки, которые вынесли люди. Да, «вазоны» перетащили с тротуаров, но они стояли аккуратно. Люди просто гуляли. Не было с их стороны никакой агрессии. Со стороны Кальварийской стояло много машин. Может, сотня, а может, и две. И мы смело стояли. И даже мыслей не допускали, что может быть какая-то атака. Оказалось, атака была по тротуарам. Силовики готовились. И когда все началось, мы начали потихонечку отступать, – рассказал Виктор Герасименя.

Отец Герасимени – о пробуждении, аресте на митинге, животном страхе и активизме дочки-чемпионки

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья