«Никогда не принимал лекарств от астмы»

Шестикратный олимпийский чемпион Уле Эйнар Бьорндален дал откровенное интервью польской газете Przegląd Sportowy — о конфликте с Эмилем Свенсеном, астматических таблетках, величии Петтера Нортуга, богатой коллекции часов, желанном «Дакаре» и Олимпиаде в Сочи.

Бьорндален уверяет, что еще не устал побеждать
Бьорндален уверяет, что еще не устал побеждать
BjorndalenБьорндален уверяет, что еще не устал побеждать almostanything.betsafe.com

Шестикратный олимпийский чемпион Уле Эйнар Бьорндален дал откровенное интервью польской газете Przegląd Sportowy — о конфликте с Эмилем Свенсеном, астматических таблетках, величии Петтера Нортуга, богатой коллекции часов, желанном «Дакаре» и Олимпиаде в Сочи.

— Уле, любите давать интервью?

— Для меня это не проблема. Начинаем...

— Хорошо. Скоро зимний сезон. Какой он уже у вас по счету?

— Я не знаю. Девятнадцатый? Трудно подсчитать. С результатами в прошлом году была проблема, но мотивация никуда не пропала. Просто я люблю биатлон. Я люблю тренироваться и стремлюсь каждый раз быть лучшим. Я родом из бедной крестьянской семьи, у нас не было много денег. Родители не могли мне уделять столько времени, как бы того хотелось. У них было много другой работы, и я это понимаю.

Мне помогал брат, но в таких бедных семьях в первую очередь ты должен справляться самостоятельно. Я пробовал заниматься разными видами спорта, но лучше всего у меня получилось бегать на лыжах и стрелять. Мне было 12 или 13 лет, и я хотел стать чемпионом мира. Я мечтал об этом. Теперь, когда этого добился, я все еще хочу побеждать, у меня есть стимул быть лучшим.

— Вы были на подиуме почти сотню раз. Испытываете все те же чувства?

— Это всегда здорово, к такому никогда не привыкнешь, но теперь это будет несколько иначе, чем раньше. В прошлом сезоне меня преследовали многочисленные проблемы, было трудно. Я чувствовал себя уставшим и ничего не получалось. С другой стороны, сейчас я снова голоден до побед. Думаю, когда я вернусь на подиум, я почувствую новый вкус. Снова будет красиво. Я уверен.

— Я интересуюсь, потому что ваш напарник Эмиль Хегле Свенсен недавно заявил, что «у Бьорндалена вряд ли получится вернуться».

— Я знаю, но это его проблемы, а не мои. Его спросите, что и почему он так думает. Я так не считаю. Кроме того, биатлон — это спорт, в котором все выясняется от старта и до финиша, на трассе и стрельбище, а не во время интервью. Меня не волнует, что обо мне говорят.

— Многие интересуются: до какой поры вы будете бегать? До Сочи-2014 останетесь?

Сочи, безусловно, будет важным пунктом в моей карьере, но станет ли это поводом, чтобы сказать «стоп»? Я не уверен.

— Сочи, безусловно, будет важным пунктом в моей карьере, но станет ли это поводом, чтобы сказать «стоп»? Я не уверен. Посмотрим, вполне возможно, я продолжу выступать.

— До Олимпиады-2018 в Пхенчхане?!

— Так долго, по-видимому, нет. К тому времени мне будет 44 года, и это, вероятно, слишком много. Но один или два сезона после Олимпийских игр я смогу еще выступать. Мое здоровье позволяет помечтать. Весной у меня были проблемы со спиной, но теперь все в прошлом. Я рубил дерево, думал, мне это под силу, и заработал травму. Оказывается, спина выдерживает только биатлонные тренировки. Так что теперь буду заниматься, а рубить деревья по окончании сезона. Или найму кого-нибудь для этой работы...

— Биатлон в Норвегии — спорт номер два после лыжных гонок?

— Да, но до недавнего времени биатлон определенно был спортом номер один. Все изменилось после лыжного чемпионата мира-2011 в Осло. И я думаю, все снова поменяется после биатлонного ЧМ-2012. Вы увидите, что это произойдет. Но поскольку мы говорим о лыжных гонках... Сегодня за Норвегию выступают фантастические спортсмены во главе с Петтером Нортугом. Он все изменил. Он действительно сумасшедший. Один такой, уникальный.

— Сегодня кто самый популярный спортсмен в Норвегии: вы, Нортуг или Бьорген?

— Все зависит от того, кого вы будете опрашивать. Старшее поколение укажет на меня. Молодые назовут Петтера. Сегодня имя Нортуг — это больше, чем мое. У него был фантастический сезон.

— Вы успешно выступали и в лыжных гонках. Будет еще одна попытка?

— Конечно, но не в этом сезоне, я вернусь к этому вопросу через год.

— Не хотели бы заниматься только лыжными гонками?

— Нет. Бегать на лыжах довольно скучно. Ничто не сравнится с биатлоном. В гонках вы можете поспорить, кто выиграет, и у вас есть высокие шансы отгадать. В биатлоне в одну секунду все может измениться. Первая стрельба — и вы можете оказаться позади всех. Или наоборот.

— Поскольку мы обсуждаем лыжные гонки, то давайте поговорим о лекарствах от астмы.

— Я знал, что вы спросите об этом :). Но все в порядке, без проблем. У нас это тоже самая обсуждаемая тема. Я читал дискуссии между Юстиной Ковальчик и Марит Бьорген. Только мои познания в этом вопросе не такие большие. Я проверял свои легкие. Если вы тренируетесь при холодной погоде, то легкие уменьшаются и можно заработать астму. Как правило, после десяти-двенадцати лет тренировок легкие сжимаются. Но я не вписываюсь в это правило, они не сократились. Мои легкие эффективны на сто процентов.

Я никогда не нуждался в лекарствах. Даже мой врач сказал, что это не совсем нормально, потому что все, видимо, сталкиваются с этой проблемой. С той лишь разницей, что я о себе забочусь. Так или иначе я никогда не употреблял лекарств для лечения астмы.

— Использование этих препаратов может дать преимущество?

— Я могу только повторить то, что говорят врачи, а именно препараты могут уравнять ваши шансы, но не сделают вас лучше. Но все это до сих пор спорно.

— Именно так.

— Но давайте обозначим, что это не только норвежско-польская дискуссия.

— Я так не говорю.

Думаю, есть гораздо больше лекарств, делающих спортсменов сильнее, чем страдающих от астмы.

— Это тема для разговора спортсменов всех стран с главой WADA. Ковальчик может пойти, сделать тесты и так далее. Мое мнение, что не надо это превращать в спор двух лидеров. Есть правила, и с ними очень трудно бороться. Допинг или не допинг... Думаю, есть гораздо больше лекарств, делающих спортсменов сильнее, чем страдающих от астмы. И когда дело доходит до Марит, и без этих препаратов у остальных нет шансов.

— То есть...

— У нее огромный талант, и она реально много тренируется. А дискуссия об астме не касается лишь ее.

— Давайте поговорим о другом популярном польском спортсмене в Норвегии.

— Об Адаме Малыше? Я не знаком с ним лично, но видел его прыжки по телевизору. Слышал, что он теперь хочет стартовать в ралли «Дакар». Знаете что? Я сам очень интересуюсь автоспортом и такими событиями, как «Дакар». Может быть и я попробую как-нибудь? Конечно, для Адама это прекрасная возможность продолжить карьеру, хотя... Честно говоря, я думаю, что он рано закончил прыгать. Он еще был очень силен!

— Вы действительно думаете, что он еще может прыгать?

— Сколько ему лет?

— Почти тридцать четыре.

— Ну он еще мог несколько сезонов попрыгать. До Олимпиады в Сочи спокойно. Был бы сейчас на подиуме, как всегда, у него отлично получается. Может, он изменит свое решение и вернется?

— Вы знаете еще польских спортсменов?

— Роберт Кубица, хотя лично также не знаком Он рекламировал «Certina».

— По-видимому, вы говорите о часах.

— У меня их больше тридцати штук. Контракт с «Certina» для меня в радость, не только потому, что теперь есть часы с моим автографом. Знаете, я хотел спонсора, с чьей продукцией хотел бы ассоциироваться. Назовите мне других производителей, и они не будут так хороши. И я не знаю, как притворяться. Я хотел бы сотрудничать с тем, в ком уверен. Важно качество.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.