Андрей Малосолов: «У российского футбола имиджевый провал»

Бывший сотрудник пиар-отдела Объединенной футбольной лиги Андрей Малосолов рассказал, как проходили его последние рабочие дни в этом проекте.

– Когда и как ты понял, что твоя работа в ОФЛ завершается?

– Некоторое время назад Валерий Георгиевич нас собрал и сказал, что проект именно в нынешнем виде завершает свою работу и большая часть офиса цивилизованно расходится. Мы были готовы к этому, причем несколько раз. В первый раз – когда после Майдана накрылась вся история с невозможностью проводить совместный чемпионат с Украиной. Но потом было принято решение трансформироваться в предвыборный штаб Газзаева. Но на пост президента РФС пошла слишком политически сильная фигура, и все стало понятно.

– Чего за эти три года смогла добиться ОФЛ?

– Было создано две программы. Первая – непосредственно Объединенный чемпионат. Вторая – программа развития футбола Валерия Газзаева. Также было проведено два Объединенных турнира: летом – в Киеве, зимой – в Израиле. Была также создана структура чемпионата, регламенты, правовые документы, маркетинговая и медиа стратегии, система по реализации телевизионных прав будущего чемпионата. Шел масштабный переговорный процесс с российскими и украинскими клубами и лигами, который занял далеко не один месяц. Кроме того, мы саккумулировали серьезный пласт опыта лучших европейских лиг и MLS. Изучили опыт подобных объединений: уже работавший чемпионат Бельгии и Голландии в женском футболе, проект чешско-словацкого чемпионата, Янтарную лигу – Латвия/Литва. Не сегодня так завтра эти проекты, думаю, появятся.

– Что такое «саккумулировали пласт опыта»?

– Мы ездили в эти страны, смотрели, как там все устроено. Например, у нас была серьезная поездка, когда мы изучали ситуацию с реализацией телеправ в английской АПЛ, голландской Eredivisie и бундеслиге, когда посещали телекомпании Sky TV и Sport1.

– И что может дать это знание русским чиновникам, живущим в совершенно другом мире футбольного бизнеса?

– Для того чтобы изменить сегодняшнее зазеркалье здесь, надо понять, как это было изменено там. Та же британская АПЛ начинала с суммы в 10 миллионов фунтов за телеправа, сейчас она зарабатывает больше миллиарда в год. Как этого добиться? Чтобы хорошо продать продукт, надо создать ему имиджевую основу. У нынешнего российского футбола – имиджевый провал. Эта ситуация во многом связана с хаосом в РФС, который длился со времени ухода Виталия Мутко в 2010-м и по сути до времени его возвращения сейчас. Это старая инфраструктура практически на всех стадионах. И это СМИ, которые настолько привыкли видеть в российском футболе плохой продукт, что искренне удивляются таким матчам, как «Мордовия» – ЦСКА. Хотя это не плохой продукт – там просто многое нужно поменять. Программа Газзаева, собственно, на это и была направлена. В нынешних экономических условиях программа развития футбола от ВГГ более чем актуальна.

– То есть по сути за три года вы сделали следующее: написали две программы, которые вообще никому не пригодились, много и часто ездили на заграничные экскурсии. Насыщенный график для проекта, который существовал на деньги «Газпрома», то есть, строго говоря, на деньги налогоплательщиков.

– Это твое видение. Вряд ли «Газпром» забрал деньги у налогоплательщиков и у тебя, поскольку эта организация сама формирует главную налоговую базу страны. На самом деле про любой клуб в России, который не занимает первое-второе-третье места, можно сказать: посмотрите, они создали стратегию бизнеса, не выполнили ее и тратят деньги налогоплательщиков! Оргкомитет ОФЛ исполнил главное предназначение своих акционеров, а среди них – вся премьер-лига, создал структуру будущего чемпионата. Но ни РФПЛ, ни Оргкомитет, никто другой не могли повлиять на то, что произошло всего за каких-то полгода с Украиной, – сказал Малосолов в интервью Юрию Дудю.

Андрей Малосолов: «Жиробасик – это не я»

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья