Павел Гречишко: «Ребенок вырастет и будет знать про эти события. Он спросит: «Папа, а где ты был, когда просирали страну?» Обязательно спросит. И что я отвечу?»

Капитан «Крмкачоў» Павел Гречишко рассказа, почему выходит на акции протеста.

– 11-го вышел?

– Ты не представляешь, что было дома перед моим уходом! Жена... У меня самого безумный страх. Я же видел, что было на Пушкинской. Там был мой брат, и он все видел сам. Мы говорили по телефону. Я не видел его глаз, но достаточно было услышать голос, чтобы понять одно – там был пи###ц [капец].

В общем, приходит девять часов, я завершаю семейные дела и смотрю на шкаф с одеждой. Мне безумно страшно, но я одеваюсь. Жена: «Ты дебил! Ты не видел, что происходило?!» Я и сам не мог представить, что так будет. Шел девятого и думал, что просто получу дубиналом, как в 2010-м, и все. А тут кровь. Но я понимал, что не могу не пойти. Что люди пострадали. И если мы сейчас остановимся, то это все зря. И мы не шли с целью отомстить. Мы шли просто стоять, чтобы по нам стреляли. Я не был готов, чтобы по мне стреляли, но я не мог остаться дома.

Знаешь, люди, которые были в первых рядах, это герои. Без преувеличения. Я не знаю, какие надо иметь яйца, какой надо иметь стержень и уровень бесстрашия, чтобы быть там. Какой у них мощный характер. Я очень много раз пересматривал видео, когда застрелили Тарайковского... У меня и сейчас ком в горле... У меня нет слов, чтобы описать его храбрость.

В общем, собрался и ушел. В тот день очень много людей было на «Спектре». Брат жены, который тоже ходил все дни, предложил покататься по городу на машине, но я отказался. Сказал ему: «Мне лица не так жалко, как машины :)». И кто ж знал, что в тот вечер всех начинали из машин вытаскивать.

Я шел к «Спектру» и не думал о том, что со мной может что-то случиться. Думал о другом. Ребенок вырастет и будет знать про эти события. Он спросит: «Папа, а где ты был, когда просирали страну?» Обязательно спросит. И что я отвечу? «Мне было страшно за тебя и маму, что я не смогу тебя содержать?» Знаешь, что он скажет в ответ? «Пап, я поехал в Литву тогда или в Польшу». Потому что тут невозможно жить. А мне нравится Беларусь. Я люблю наших людей. Куда уезжать!? Почему мы должны уезжать из своего дома?

Я стоял у дороги между двух выходов из метро вместе с другими людьми. Мы скандировали, хлопали. Ничего криминального. Вдруг на другую сторону улицы подъехала скорая. Пошел какой-то дым, люди побежали. Тут жена звонит: «Уходи оттуда. Там стреляют!» Оказалось, что из открытой двери скорой кто-то чем-то выстрелил. После чего раздался взрыв и машина уехала.

Тут со стороны воинской части 3214 начали выдвигаться «космонавты». А с другой стороны к нам подъехали тонированные бусики с тихарями. Но они не прямо к нам, а во дворы. У меня очко... Назовем это наитием. По центру щиты, а группа здоровья во дворах. Когда высадились «космонавты», я стал двигаться в сторону Мака. И тут на Ложинской начались взрывы, вспышки, дым, крики. Так страшно мне не было никогда. Страшнее было только на следующий день выходить на мирную акцию :).

Спустился к «Maxbet» – все затихло. Думаю. Не, пойду снова. Интерес перемешался со страхом. Подошел к перекрестку Руссиянова с Независимости – и снова вспышки, взрывы, грохот щитов. Взрывной волной било прилично. А когда ОМОН высаживался из машин, у меня было ощущение, что они выскакивают из дверей и просто стреляют какой-то дробью во все стороны, чтобы люди расходились, – сказал Гречишко.

«Мы шли просто стоять, чтобы по нам стреляли». Капитан «Крумкачоў» боится, но ходит на акции протеста – вот зачем это ему

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья