Новости

Юрий Пунтус: «Считаю, что все 10 лет работы моей с Капским ушло на формирование суперфундамента БАТЭ. Он говорил, что я его научил понимать и знать футбол изнутри»

9 декабря, 09:44
0

Главный тренер «Макслайна» Юрий Пунтус рассказал, в чем феномен Анатолия Капского, с которым он работал в БАТЭ с 1996 по 2004 годы.

– Вы работали в БАТЭ с 1996 года – самое начало. Как вы считаете, в чем феномен Капского, не когда уже команда гремела, в том числе и в еврокубках, а в самом начале, за счет чего ему удалось сделать из БАТЭ, то что мы видим сейчас и что видели буквально несколько лет назад. Самые истоки, если взять.

– Толя был влюблен в футбол. К сожалению, по его складу, особенно в детстве, он мне говорил, у него было много болячек, которые не давали ему самому стать дворовым футболистом. Он был просто болельщиком, влюбленным в футбол. Он про минское «Динамо» 1982 года рассказывал, что мы все на том период и не знали.

И пошла эта любовь, как мне уже рассказывали, потому что познакомились мы конкретно 12 апреля 1996 года на собрании, когда меня ребята, которые уговорили меня стать главным тренером – Кулинкович Александр Сергеевич был во главе – выбрали все-таки меня по каким-то советам: [Анатолий] Боговик посоветовал, из федерации посоветовали, что есть парень молодой, влюбленный в футбол. Берите – не ошибетесь.

А Толя был борисовский, он возглавлял «Сталкер», он уже зарабатывал и знал, как зарабатывать какие-то немалые деньги. Но ему футбола не хватало, поэтому была такая, наверное, с этого и началось возрождение нового БАТЭ, [команда] «Фомальгаут». Частная команда. И она немножко уединилась от города, от болельщиков, от руководства города, и это не всем нравилось, и решили ребята, что давайте все же БАТЭ.

Это было вновь созданное БАТЭ, но если вы окунетесь в года 70-80-е, то это был клуб состоявшийся, который много раз был чемпионом Беларуси, много раз [брал] Кубок Беларуси, и даже в один год и то, и то выигрывал, поэтому мы возрождали.

Ну и вот сошлись две звезды такие 12 апреля: Анатолий Анатольевич был председателем, а я главный тренер. Молодые ребята – он меня на 6 лет младше, но я тогда тоже был молод, я считаю, – 36 лет только мне стукнуло.

Феномен в чем? Наверное, в его желании развивать [футбол], в его порядочности, потому что время было в 90-е годы сами понимаете [какое]. Захочешь быть немножко бандитом – будешь бандитом, захочешь, чтобы о тебе говорили и ты слово мужское держал, – ты будешь таким уважаемым. Было тогда время и двух бухгалтерий… Не было такого, как сейчас, когда ты игрока берешь, и он подконтролен всем органам, и надо за него официально заплатить, а раньше ублажил тренера, ублажил родителей, ублажил руководителя [футбольной] школы. Мы с ФК «Минск» тогда сотрудничали. То есть, это они сейчас ФК «Минск», а тогда была просто футбольная школа «Смена», где мы черпали свои кадры. Плюс РУОР Юрия Пышника на ладан дышал, хотя он относился к министерству, но у них в тот период не было таких денег, чтобы большое внимание уделять. С мой подсказки, говорю: «Толь, давай и сюда окунемся».

И, наверное, от того, что нам в тот период больше всех надо было именно искать эти молодые кадры. А если кто-то был конкурентно способный, как [Николай] Рындюк, его рвали на части, а тут уже, кто лучше условия предложит. И Толя находился, понимал, что таким образом надо формировать команду.

Могу похвастаться, что все лучшее в период с 1996 года и туда дальше-дальше-дальше… Минское «Динамо» само собой, там уже были звездочки и Белькевич, и Хацкевич, но они были динамовский и, пока не ушли из Беларуси, держали марку «Динамо». Потом они ушли, и на [их место] БАТЭ и скокнул.

Я считаю, что все время работы Капский-Пунтус – 10 лет – ушло на формирование супер… То есть, мы выигрывали много чего, но мы сформировали суперфундамент, и за это время Анатолий Анатольевич возмужал как менеджер. Потому что сразу, если вы покопаетесь в его интервью, может, покажусь нескромным, но это было так, а самое главное об этом говорил он, что я его научил понимать и знать футбол изнутри. Он был просто влюбленный болельщик, а уже утрированно, ради смеха, что такое угловой, что такое аут и какая тактика, прежде он… только со мной сидел… Но он хотел все знать. Ни одного шага без него не делалось.

Но у нас были очень доверительные отношения, но самое главное, что Толя был такой харизматичный человек, что я всегда говорил при его жизни, что с ним рядом находиться не год за два, а год за три.

Никто не понял моего ухода из БАТЭ, потому что, когда я ушел был один год маленький провал – единственный год, где БАТЭ не было призером – 2005 год, когда я ушел в «МТЗ-РИПО», а Игорь Криушенко стал главным. Хотя после провала они дважды стали чемпионами. И потом пришел Виктор Гончаренко. Когда Капский был уже тот Капский, который был в короне. А Виктор был тем учеником нашим, который все впитал, и плюс у него современное свое. Если мы с Толей комплектовались только нашей беларусской молодежью и нашими футболистами фамильными – Лихтарович, Чумаченко, Саша Седнев у нас играл, Стрипейкис, Юревич был не при мне, Василюк чуть попозже был, но пример был вот такой. То есть либо зеленая молодежь, которую мы доводили до мастерства, либо состоявшиеся футболисты с наших клубов. Но в БАТЭ шли все с удовольствием. А когда Гончаренко пришел, то тут появилось у Толи понимание менеджмента европейского. Появились и легионеры, и звездные фамилии были. Это было время самое золотое.

Но эту традицию ввел я Толе, что на смену каждому тренеру приходил воспитанник клуба, который проходил, и как игрок в клубе, и потом как тренер, который учился через дубль, через работу с нами рядом. Из системы. Толя ее поддержал, и вот это вот успех БАТЭ того времени, – рассказал Пунтус.

⚽️ Всё про ЧМ-2022 без VPN! Качай приложение Tribuna.com