Новости

«Вели переговоры с 30 футболистами»

5 декабря 2011, 14:04
0

Юрий Вергейчик пока не рвется на тренерскую должность Люди стали забывать Юрия Вергейчика. Непорядок! Goals.by решил напомнить о Юрии Васильевиче и взял интервью у спортивного директора «Шахтера». Во время беседы экс-главком горняков признался, что не хочет жертвовать здоровьем ради тренерства, посчитал несправедливой оценку работы предыдущего руководства АБФФ, пожурил Юрченко и вспомнил предложение Анатолия Капского по Полякову. — У нас любят обзывать должности умными словами. Потому хочется спросить: чем конкретно занимается спортивный директор? — Прежде всего, это контроль спортивной структуры. Помимо этого в мои обязанности входит подбор спортивных кадров. В том числе тренерских. У меня есть определенный опыт, видение футбола. Пусть и звучит нескромно, но я не раз это доказывал. Вот приглашение Журавля считаю своим успехом. А вообще, работа моя менеджерская. Тренер — режиссер, он должен постоянно находиться со своими актерами. Потому времени на ту же селекцию порой не хватает. У меня же есть возможность просматривать матчи других команд. И, исходя из желания и видения главного тренера, выбирать футболистов и вести с ними переговоры. — При всем при этом вы зачем-то получили тренерскую лицензию категории Pro — Жизнь такая штука: сегодня ты устраиваешь руководство, а завтра все может развернуться в другую сторону. Естественно, нужно перестраховываться. Да и желание совершенствоваться в профессиональном плане никто не отменял. Тем более по призванию я, скорее, тренер, нежели менеджер. Потому не исключаю возможность возвращения. — Вы так говорите, будто обратно в тренерство вас будут за уши тянуть. — Как говорится, каждый человек выбирает для себя женщину, религию, дорогу… Просто сегодня большого желания тренировать у меня нет. Не вижу необходимости жертвовать своим здоровьем, чтобы просто работать. — А люди говорят, мол, будучи спортивным директором, все же жертвовали… Когда командой руководил Алексей Вергеенко. — Вообще, все шло к назначению Курненина. Я звонил ему в Швецию, где проходило молодежное Евро, и Юрий Анатольевич принял мое приглашение. Но затем клубное руководство запретило продолжать переговоры из-за давления со стороны федерации. У Вергеенко не было опыта работы главным тренером и, естественно, ему я помогал. Не навязывал себя, за руку никого не водил. Просто отвечал на вопросы, если они задавались. Что касается дальнейших тренерских подвижек в «Шахтере», то откровенно надеялись на Малофеева. Но у него не получилось. Хотя до этого я предлагал на должность главного тренера Журавля. Но в ситуации, когда нельзя было ошибиться, руководство опасалось рисковать, назначив молодого специалиста. Поэтому и выбрали Эдуарда Васильевича. Может быть, сегодня у нас и есть какие-то проблемы. Это, прежде всего, связано с Кубком Содружества. Но я не сомневаюсь в том, что команда окажется в тройке. Журавель сохраняет лучшие традиции белорусского футбола. Ведь он играл в лучшей команде страны, и был ее капитаном. То, чего сегодня не хватает минскому «Динамо», имеем мы. Я стараюсь сохранять традиции нашего футбола, потому мне помогают люди из динамовской системы. — Когда упомянутый вами Невыглас сдавал ключи от Дома Футбола, вы попросили слова. Вышли и стали благодарить президента страны. Это было неожиданно... — Дело в том, что всю конференцию говорилось о заслугах Невыгласа. Я же сказал правду. Если провести анализ работы федерацией за предыдущие восемь лет, станет ясно, что все успехи базируются на поддержке спорта со стороны президента страны. Заслуга государственной власти есть, футбольной — не вижу. Вот давайте поговорим о специализации. Какие команды имеют собственные базы? — В основном их арендуют. — Так и есть. Собственность имеется только у «Шахтера». Президент подписал нам все документы. Сейчас построим два поля, и у нас будет хорошая современная база. В Солигорске все стараются развиваться. Но я не стану говорить, что в этом нам помог Невыглас. Мы много раз обращались в федерацию, но не получали поддержки. А «Шахтер», если сложить очки в чемпионате и Кубке, вторая команда в стране. Для провинциального клуба, у которого, как, к примеру, у Капского, не было права первого отбора игроков, показатель неплохой. А вообще, хотелось бы, чтобы у нас были такие возможности, как у БАТЭ и минского «Динамо». Хотя география есть география. Никуда от нее не денешься. — Давайте вернемся к изначальной теме. Недавно президент хлопнул кулаком по столу и дал понять, что спорт не будет датироваться в прежнем объеме. Как человек знающий, объясните, чем это аукнется футболу? — Если нас лишат господдержки, мы опустимся на любительский уровень. Лучшие игроки уедут в другие страны. Согласен, хотелось бы, чтобы футбол работал эффективнее и рациональнее. Некоторые моменты нуждаются в оптимизации. — Нашим футболистам платят адекватные деньги? — Многим — нет. Еще несколько лет назад зарплаты были намного скромнее. — А зарплаты дублеров, случаем, не завышены? — Ну… Надо признать, в последнее время деньги обесценились. Теперь все знают, какая у нас экономическая ситуация. Тогда с трибуны я сказал, что приход Румаса станет помощью в трудную минуту. В нынешней ситуации нужен не военный. Тогда мне хотелось, но от волнения не получилось сказать вот еще что: любое дело можно делать тремя способами — правильно, неправильно и по-армейски. Мы в свое время выбрали третий способ, вместо самого лучшего. Работа предыдущего руководства федерации происходила в период расцвета. Экономика была на пике, денег хватало, государство поддерживало. Теперь ситуация другая. На нее нужно реагировать. Но не бросаться в крайности. Повторюсь, отсутствие господдержки опустит нас на любительский уровень. — В «Шахтере» вы отвечаете, в том числе, и за селекцию. Четыре новичка за зиму — это хорошо или плохо? Это, вообще, как? — В этом вопросе очень многое зависит от везения и внешнего рынка. Конечно, мы хотели подписать больше игроков. Были проведены переговоры с 30 футболистами хорошего уровня, многие из которых играли в национальной сборной или до сих пор в нее привлекаются. Но финансовый, географический и спортивный моменты сыграли не в нашу пользу. Конечно, многое не удалось. И в плане селекции мы сработали на троечку. Но главное, что своих сохранили. Разве что Денисевич, который рвался домой, выбыл. Но и его мы заменили Соколом. — Среди 30 квалифицированных игроков были и нынешние динамовцы Ковель и Мбанангой… — Мы вели их, сделали ребятам конкретные (максимальные для клуба) предложения. Но футболисты решили вернуться в родную команду. Нам остается только уважать это решение. Ковель и Мбанангой не единственные заметные игроки, с которыми мы хотели подписать контракты. Разговаривали с Веретило, Тигоревым, Осипенко, вели переговоры с Капским по Володько. Но, к сожалению, ни во что это не вылилось. — В итоге самым звездным новичком «Шахтера» стал Владимир Юрченко. Почему переговоры с игроком шли так долго? — Лучше спросите у Вовы. Да, мы затянули с подписанием контракта. Да, долго осуждали финансовую сторону. Да, всем было действительно сложно, и Вове пришлось пойти навстречу клубу. Но в это время футболист не работал над собой. И сейчас состояние Юрченко не оптимальное. В первую очередь, по его вине. Хотелось бы, чтобы в плане профессионализма Вова взрослел. — Давайте обратимся к фольклору. Желание Юрченко получать 25 тысяч какой-то иностранной валюты — это легенда? — Я считаю, в нашей стране пока рано говорить о деньгах. — И бюджеты клубов нужно скрывать? — Одни клубы рассекретят, а другие — нет. Когда никто не будет бояться озвучивать бюджеты, и руководители будут заинтересованы в этом, чтобы узнать истинные возможности своего тренера, тогда можно. А сегодня пока рано. В «Шахтере» все официально, все прозрачно. Контракт Юрченко лежит в федерации. Там все знают Вовину зарплату. По меркам нашего клуба она максимальная. Другие ребята, с которыми я общался о возможном переходе в «Шахтер», за эти деньги играть отказались. Вова согласился. Он хочет год провести в Беларуси, выстрелить на Евро и уехать. Клуб потратится только на его зарплату. Надеюсь, траты компенсируются, когда Юрченко перейдет в другой клуб. В контракте это прописано. — Еще одно преданье межсезонья глубокого — БАТЭ хотел купить у «Шахтера» Полякова. — Да. — А, правда, что вы за него потребовали миллион? — Нет. Это слова Капского. Он вложил в них свой смысл во время интервью какой-то газете — не помню, какой. БАТЭ вышел на «Шахтер», предложил определенную сумму, я сообщил о ней генеральному директору ОАО «Беларуськалий», который сказал, что в этом сезоне Поляков не продается, а если и продается, то за совершенно другие деньги. Даже миллион, о котором вы говорите, маленькая сумма. В моем понимании этот игрок способен выступать в приличном европейском чемпионате. Может, в БАТЭ ему было бы и легче себя проявить. Но у нас есть необходимый опыт, и мы поможем Денису. Когда-то из Солигорска в Донецк уехал Тимофей Калачев. — Стоп хардкор: то есть вы действительно считаете, что трансфер Полякова стоит больше миллиона долларов? — Сумма, предложенная БАТЭ, была смешной. И вообще, генеральным директором калийного объединения ставилась задача сохранить и доукомплектовать состав в целях создания крепкой команды, способной бороться за самые высокие места. А Поляков… Сегодня сложно делать оценки. Вчера нефть стоила 123, сегодня уже 105, а завтра, может, 80. Курс доллара соответственно изменится. Это раньше все деньгами швырялись, а сейчас не хочется оценивать Полякова. Возникнет необходимость — сделаем это. Просто хочется, чтобы он играл за нас, и помог молодежной сборной попасть на Олимпийские игры. — А что скажете по поводу другого перспективного игрока «Шахтера» — Кирилла Вергейчика? — Очень интересный получается переход от Полякова к Вергейчику. По прежним методикам из детской школы в команду мастеров игрок передавался в 20-летнем возрасте. У каждого переход из юношеского футбола во взрослый получается разным. Кто-то как будто лужу перепрыгивает — быстро без проблем. А кто-то ногу заносит — и застывает. Задатки у него есть. 40 с чем-то голов в первенстве дублеров подтверждают наличие потенциала… Но, как говорится, ничто в жизни не стимулирует так, как бедность. К сожалению, своему сыну таких условий я создать не могу. Но если он переосознает некоторые ценности, и все-таки сделает шаг во взрослый футбол, в принципе, у него будут хорошие перспективы. — А что до разговоров о том, мол, Вергейчик сына тянет в основу? — Даже если младший Вергейчик будет регулярно забивать в основе, люди продолжат так говорить. В последнее время многих съела зависть. В плане культуры нам есть к чему стремиться. Не знаю, с чем это связано. Моя задача — помочь молодым ребятам. Юношеский футбол они переросли. Возможно, будет принято решение отдать Данько, Петрова, Вергейчика в аренду. — Сергей Сафарьян недавно сказал, что детям известных родителей не должно быть легко. — Когда-то я обижался на Жуковца и Щекина. Но теперь, когда мне пошел 44-й год, чаще всего вспоминаю тех людей, которые больше с меня требовали и чаще (в моем понимании) обижали. Чем больше создаешь ребенку трудностей, тем больше у него возможностей получить опыт, который потом обязательно пригодится.

«Приглашение Журавля считаю своим успехом»

Вообще, все шло к назначению Курненина. Но затем клубное руководство запретило продолжать переговоры из-за давления со стороны федерации.

«В последнее время деньги обесценились»

Но я не стану говорить, что в этом нам помог Невыглас. Мы много раз обращались в федерацию, но не получали поддержки.

Работа предыдущего руководства федерации происходила в период расцвета. Экономика была на пике, денег хватало, государство поддерживало. Теперь ситуация другая.

«В плане селекции мы сработали на троечку»

Разговаривали с Веретило, Тигоревым, Осипенко, вели переговоры с Капским по Володько. Но, к сожалению, ни во что это не вылилось.

«Не хочется оценивать Полякова»

Даже миллион, о котором вы говорите, маленькая сумма. В моем понимании Поляков способен выступать в приличном европейском чемпионате.

«Многих людей съела зависть»

Задатки у сына есть. 40 с чем-то голов в первенстве дублеров подтверждают наличие потенциала.