«Никто никого не провоцирует»

Почему одни шарфы носить можно, а другие — нельзя? Кто отвечает за баннеры на матчах? Чьи фанаты самые безбашенные? Зачем организованно ходить в туалет? Разбирается ли милиция в футболе? Из-за чего нельзя с пивом на трибуны? Ответы на эти другие вопросы искал корреспондент Goals.by во время белорусского классико.

Милиция на футболе себя гостем не чувствует
Милиция на футболе себя гостем не чувствует
MilitsiaМилиция на футболе себя гостем не чувствует Иван Уральский

Почему одни шарфы носить можно, а другие — нельзя? Кто отвечает за баннеры на матчах? Чьи фанаты самые безбашенные? Зачем организованно ходить в туалет? Разбирается ли милиция в футболе? Из-за чего нельзя с пивом на трибуны? Ответы на эти другие вопросы искал корреспондент Goals.by во время белорусского классико.

На стадион прибываю за час с небольшим до начала матча: хочется понаблюдать за процессом досмотра болельщиков на входе и поговорить с блюстителями порядка. А тем для разговора у меня имеется предостаточно. Уже на входе меня встречает Сергей Далидович — майор милиции, взявшийся объяснить мне все аспекты работы органов во время футбольного матча. Он сразу же знакомит меня с командиром роты милиции специального назначения, обеспечивающей безопасность на классико, майором Павлом Пентяком — солидным плечистым дядькой лет 45. Вместе с ними занимаю место возле центрального пропускного пункта, чтобы видеть весь процесс прохода зрителей на «Динамо-Юни».

Когда группировки не в ладах…

Потихоньку начинают подтягиваться первые любители футбола. Майор Пентяк тут же поясняет мне, что на трибуны предусмотрено два входа: центральный, больший по размерам, — для болельщиков «Динамо», меньший же — для поклонников гостевой команды. Хотя некоторые борисовчане спокойно проходят через центральные ворота. Вообще вечер для милиции обещает быть не слишком напряженным, ведь между фанатами встречающихся дружин устоялись дружеские отношения. В случаях, когда фан-группировки не в ладах, наряды милиции расставлены еще на подходе к арене, чтобы заранее разделить враждующих и не допустить столкновений не только на самом стадионе, но и в его окрестностях. Хотя инциденты, по словам милиционеров, нет-нет, да и случаются — приходится разнимать дерущихся.

Надеясь быстро проскочить

Впускать зрителей на трибуны начинают за полтора часа до начала игры, чтобы избежать больших очередей. Однако, по словам сотрудников правопорядка, сделать это все равно получается не всегда: в большинстве случаев люди приходят за несколько минут до стартового свистка, надеясь быстро «проскочить» через пропускной пункт. Хотя уже за полчаса до игры жизнь на стадионе кипит.

Как мне кажется, это происходит во многом благодаря не только статусу матча, но и продаже пива на «Динамо-Юни». Вокруг палаток, торгующих пенным напитком и различными закусками, собирается приличное количество народа. Павел Петрович подобную инициативу приветствует:

— Сейчас же только рабочий день закончился, и люди сразу после работы держат путь сюда. Вот они и не прочь выпить бокальчик пива, перекусить, расслабиться.

Но на трибуны ни с пивом, ни со съестными припасами не пускают:

«Сядет зритель, уронит этот пирожок нечаянно, бумажку от него выкинет на трибунах, а то и гляди, попадет в кого-нибудь: так и конфликт может возникнуть. Зачем это?»

— Сядет зритель, уронит этот пирожок нечаянно, бумажку от него выкинет на трибунах, а то и гляди, попадет в кого-нибудь: так и конфликт может возникнуть. Зачем это? Перекуси спокойно, и иди смотреть футбол, — объясняет позицию милиционеров Сергей Далидович.

Другой наш спутник тут же вспоминает случай, когда в России болельщики бросили под ноги Роберто Карлосу банан. У нас же попадание экзотических фруктов на поле исключено.

«Мы — злые мусора»

Сотрудники милиции присматриваются к шарфам болельщиков — стараются заметить символику, имеющую в нашем государстве статус экстремистской. При обнаружении запретных знаков, шарфы изымаются и отдаются фанатам по окончанию матча. Вот у одного парня обнаруживают подобный шарф. Павел Пентяк берет специальный справочник экстремистских символов, составленный в МВД, и сверяется: в соответствии с ним «розе» с изображением кельтского креста и мертвой головы на трибунах не место. Майор Далидович негодует:

— Написано у него на этом шарфе «Мы — злые мусора». А он хоть знает, откуда это слово появилось?.

За все время, что я провел возле входа, было временно изъято всего два шарфа: это из четырех с половиной тысяч пришедших на матч. Также у стражей порядка подозрение вызвали листовки, призывавшие 10 июля поддержать «Динамо-2» на дерби против второй команды «Партизана». Однако с ситуацией быстро разобрались, и болельщики бело-синих спокойно раздавали эти «флаеры» другим зрителям.

И снова портрет

Что касается баннеров, то мне пояснили, что их проверяет и утверждает руководство клуба. В то же самое время проводится проверка баннеров и перед входом на стадион: в дело идет уже упомянутый справочник. На сей раз динамовцы принесли баннеры с портретами легенд своего клуба.

Сотрудники идут проверить, действительно ли на портретах игроки столичного клуба. А то в прошлом году ситуация с появлением на трибунах изображения одной персоны наделала много шума. Не получится пройти на стадион и в тяжелых ботинках: они также нашли свое место на страницах «справочника». Это касается и татуировок с запрещенной символикой — их необходимо прикрывать одеждой.

Ближе к началу матча очередь возле входа вырастает, люди торопятся попасть на трибуны. Второпях некоторые забывают вещи, выложенные из карманов и сумок во время досмотра. Обычно в таких случаях стараются тут же найти хозяина вещи, а если это не удается, предметы сдаются в камеру хранения, откуда их можно забрать после матча. Вот кто-то зазевался и оставил на столике ключи. Но оклик девушки из отряда спецназа заставляет хозяина опомниться.

Не только мужская работа

Кстати, матч обслуживал целый взвод девушек, одна из которых является к тому же заместителем командира роты. Это Елена Шабанович — мастер спорта международного класса по дзюдо и самбо, была первым номером сборной страны. Она первой из дам пошла служить в отряд специального назначения:

— Все родные относятся к моему занятию с пониманием, — уверяет Елена. — Ну и я все женские обязанности выполняю: дочку воспитываю, готовлю...

«Такая поддержка помогает команде»

Вот все болельщики расположились на трибунах, хотя после стартового свистка прошло уже добрых десять минут. Отправляюсь туда и я в компании майора Далидовича.

— Наши ребята в секторах не стоят, — поясняет он. — В динамовском секторе свои стюарды есть, а в остальных по паре солдат внутренних войск. Мы только возле трибун находимся — на случай необходимости.

По его же словам, «необходимость» возникает редко: болельщики ведут себя нормально, выдворять со стадиона почти никого не приходится. Весь первый тайм мы проводим на трибуне хозяев поля. Сергею Викторовичу очень нравится то, как поддерживают фанаты «Динамо» свою команду:

— Это надо же, хорошие песни пишут, баннеры интересные рисуют, и все сами! Такая поддержка здорово команде помогает! – кажется, майор даже несколько растроган.

«Это полный идиотизм»

В перерыве наблюдаю за тем, как фанатов группами проводят к туалетам. Интересуюсь, зачем такие меры, если между болельщиками команд вражды нет.

— Сейчас-то нет, — говорит предусмотрительный Павел Пентяк. — Но все бывает в первый раз. Кажется, из ничего может случиться потасовка. И потом — война. Так что меры безопасности соблюдать необходимо.

Решаюсь расспросить майора Пентяка и по поводу применения его могилевскими коллегами спецсредств в Бобруйске:

Могу сказать, что в Могилеве толковые ребята работают. Они не должны были без надобности спецсредства применять.

— Я этого случая не видел, но могу сказать, что там толковые ребята работают. Они не должны были без надобности спецсредства применять. Но мы вообще стараемся баллоны с этим газом не доставать: он по-разному действует на разных людей и может некоторым нанести травму. Это если только собаку бродячую отогнать.

Не преминул поинтересоваться и тем, что думают минские стражи порядка по поводу предложения обнести фанатский сектор в Бобруйске бетонной стеной.

— Это полный идиотизм, — считает Павел Петрович. — Зачем такое нужно? Это ведь все-таки футбольный стадион, а не тюрьма.

Он также констатирует, что фан-сектор рассадником беспредела назвать нельзя: в равной степени инциденты случаются и среди обычных болельщиков.

Вот фанаты «Динамо» и БАТЭ, по его мнению, ведут себя вполне нормально, но есть и проблемные элементы:

— Самые трудные фанаты — у «Партизана». Они вообще непредсказуемые — с ними ладить сложнее всего.

«Кто не дает поддерживать команду?»

Во втором тайме я стою вместе с ребятами из милиции возле фан-сектора «Динамо». Бело-синяя торсида почти не умолкает, подгоняя своих любимцев, к тому же ведущих в счете. Сергей Далидович тоже переживает за хозяев поля и вспоминает времена, когда столичная дружина была на ведущих ролях не только в стране, но и в СССР.

— Ну вот скажите мне, кто не дает фанатам свою команду поддерживать? Ведь если они себя адекватно ведут, то откуда у милиции возьмутся какие-то претензии? — задается он вопросом, глядя на хозяйский сектор. — Вы же сами видите, никто никого не провоцирует, не нарывается на конфликт. Мы просто выполняем свою работу и делаем так, чтобы всем было приятно смотреть футбол.

К слову, все милиционеры, с которыми довелось пообщаться, оказались в курсе дел не только нашего национального первенства, но и зарубежных чемпионатов. Может, у этих людей только профессия не такая, как у других болельщиков, вот и все?

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.