Загрузить фотографиюОчиститьИскать

Егоркины рассказы

Когда формальное интервью мутировало в спокойную беседу, общаться стало интереснее. Егор Зубович оказался не ответчиком, а скорее рассказчиком. Причем довольно умелым. Не забывая о сочных деталях, нападающий «Белшины» вел занятное повествование о дебюте в «Торпедо-СКА», второй лиге, просмотре в «Зените», когда чуть не слетел с катушек, и шутках Муслина. В кучу ко всему Зубович порассуждал на тему возможного перехода Седнева в минское «Динамо» и выразил респект Капову.

Егор Зубович считает, что Александру Седневу не стоит идти в минское
Егор Зубович считает, что Александру Седневу не стоит идти в минское "Динамо"
ZubovichЕгор Зубович считает, что Александру Седневу не стоит идти в минское «Динамо» Иван Уральский

Когда формальное интервью мутировало в спокойную беседу, общаться стало интереснее. Егор Зубович оказался не ответчиком, а скорее рассказчиком. Причем довольно умелым. Не забывая о сочных деталях, нападающий «Белшины» вел занятное повествование о дебюте в «Торпедо-СКА», второй лиге, просмотре в «Зените», когда чуть не слетел с катушек, и шутках Муслина. В кучу ко всему Зубович порассуждал на тему возможного перехода Седнева в минское «Динамо» и выразил респект Капову.

 — Квартет игроков, точнее — трио ввиду травмы Ковба, претендует на звание лучшего снайпера чемпионата. Чувствуешь какой-то азарт?

— Что-то в этом есть.

— Что-то — это что?

— Ну, я же говорил, что хотел бы стать лучшим бомбардиром на пару с Димой Ковбом. Но, так получилось, у него теперь трещина в ноге — конец сезона пропустит. Очень обидно. Придется тогда забивать и за него, и за себя. Дима, кстати, напутствовал: «Давай, становись лучшим!» Буду стараться.

— Грядет антирекорд. Лучших бомбардиров со столь слабыми показателями в нашем чемпионате еще не было.  

— Все научились обороняться — забивать стало сложнее. К тому же в числе бомбардиров много полузащитников. Голы теперь распространяются равномернее.

— Не обидно слышать о кризисе нападающих в белорусском футболе?

— Ну, почему? Факт есть факт. На самом деле форвардов мало.

— А как ты объясняешь улучшение своих показателей?

— Все логично. Хорошо работаю на тренировках. Как говорится, что тренируешь, то и показываешь. Еще повезло, что работаю у хороших специалистов, которые помогают развиваться. Есть доверие тренера. Оно добавляет уверенности. Да и отсутствие занятости на фланге — фактор немаловажный. От меня больше пользы в нападении.

***

— Большинство болельщиков думают, что ты минчанин.

— Просто рано приехал в столицу. Жил в Узде. Как-то тренер сказал, езжай сыграй за Марьину Горку против минского «Торпедо-СКА». Поехал, ничего не забил, но сыграл вроде неплохо. Вячеслав Максимович Царюк — тренер юношей «Торпедо-СКА» — предложил мне ездить на игры его команды.

— Только на игры?

Думал, отказываться. Но Алейников стал названивать маме, объяснять, что в МТЗ-РИПО лучше. Уговорил в итоге.

— Да, без тренировок. Это было в мои 14 лет. Полтора года так ездил. Команда наша занимала шестое-седьмое места, но в бомбардирах я значился. Параллельно играл за Узду. Принимали участие в финальном турнире чемпионата Минской области. В Молодечно было дело. В 2005-м. Я забил четыре мяча. Подошел агент-селекционер МТЗ-РИПО Анатолий Алейников (старший брат Сергея). Посидели-поговорили. Предложил контракт. А на тот момент я уже успел дебютировать во второй лиге за «Торпедо-СКА». Думал, отказываться. Но Алейников стал названивать маме, объяснять, что в МТЗ-РИПО лучше. Уговорил в итоге. О чем я ни капельки теперь не жалею.

— «Торпедо-СКА» ведь на следующий год развалился.

— Да. Объединился с «Минском».

— Очень условно объединился.

— Ну, да.

***

— Как в твоей карьере нашлось место команде «ПМЦ-Поставы».

— Группа «лицензирования» МТЗ-РИПО нашего года выиграла чемпионат страны. Но в дубль мы не проходили. Решили на год нас отправить во вторую лигу. Выступали под маркой «ПМЦ-Поставы». Получился своего рода период перехода из детского во взрослый футбол.

— Пресловутые злые второлиговые дядьки страшили?

— Боязно не было. Воспринимал их как должное. Рано или поздно все равно пришлось бы с мужиками встретиться. Тем более я за Узду на области играл против «злых дядек» еще в 14 лет. Для меня это было нормально.

— Если вспоминать вторую лигу, что первое приходит на ум?

— Ужасные поля! Ну, и жесткие единоборства. Мне, нападающему, было сложно выиграть борьбу. Тогда совсем щупленький был. В скорости «дядек» я опережал. Но в борьбе было непросто.

— Самое ужасное поле, на котором приходилось играть?

— Наверное, в Поставах. Кочкодром натуральный. Это, если играть. А если тренироваться, то в прошлом году с «Партизаном» мы работали на соседнем со стадионом «Трактор» поле. На песке.

— В прошлом году?

— В прошлом году.

— Как так?

— Получилось, что дождь залил Стайки. Нам там работать не разрешили. На основном поле «Трактора» тренироваться было нельзя. Вот и полезли грязь месить.

— Не удивительно, что в итоге с таким подходом команда вылетела из «вышки».

— Было много других определяющих факторов. Тренировки на песке к ним не относятся.

***

— После сезона во второй лиге случились 13 высшелиговых матчей за МТЗ-РИПО. Вспомни тот момент, когда у Пунтуса к тебе появилась любовь.

— Не у Пунтуса.

— А у кого?

— Ситуация получилась интересная. Юношеская сборная поехала на мемориал Гранаткина…

— Это когда Гомелько лучшим вратарем признали?

— Да. А Шматко — лучшим защитником. Хорошая сборная была. Если бы дома обыгрывали англичан в мини-турнире элитного раунда, пробились бы на Евро. Но сыграли 0:0. Я еще выход один на один не реализовал… Так вот. После Гранаткина приехали домой. Сбор был в Логойске — у «основы» и дубля. Тренировал тогда Малофеев. Потихоньку нас начали подпускать к первой команде. Меня взяли только на одну тренировку. Последнюю. И то там баскетбол был. А на следующий день в матче с дублерами минского «Динамо» я забил, да и сыграл неплохо. Малофеев смотрел тот матч. В итоге взял меня на сбор в Турцию с «основой». Одна тренировка с первой командой — матч за дубль — приглашение на сбор. Удивительное дело.     

— Что дальше?

Я забил и отдал голевую Максу Бордачеву. Малофеев подошел, сказал: „Давай-давай, старайся. Я все вижу“.

— На сборе была игра с «Аланией». Так как меня взяли случайно, выпустили самым последним на десять минут. Мы 2:6 проиграли. Я забил и отдал голевую Максу Бордачеву. Малофеев подошел, сказал: «Давай-давай, старайся. Я все вижу». Получается, Эдуард Васильевич во мне увидел футболиста. Ему огромное спасибо.

— Затем?

— Прошел все три сбора с «основой». Неожиданно стал попадать в заявку на матчи чемпионата. Третья игра с «Гомелем». Горим 1:2. Без особых шансов. Зыгмантович тогда уже тренировал. В итоге меня выпустили на замену. Хорошо вышел, за многие мячи зацепился. Сыграли 2:2. Матч еще по телевизору показывали. Это в мои 17 лет. Приятно, конечно, было.

Потом играли в Новополоцке с «Нафтаном». Меня в состав поставили. Я на 6-й минуте забил — победили 1:0. Через две игры забил «Динамо». После матча приезжаю в общагу (мы в Дражне жили), сажусь и думаю: «Что происходит? Недавно со сверстниками играл на лицензирование. А теперь у меня два победных гола в высшей лиге».

— А потом вернулся Пунтус из сборной?

— Я стал играть меньше. Конкуренция была какая — Концевой, Мамич, Глеб. Артем как раз восстановился от травмы.

***

— Как ты оказался на просмотре в «Зените»?

— Агент мне как-то говорит: «Куда поедешь — в московское «Динамо» или «Зенит»?» Я выбрал «Динамо». Он говорит: «Нет. Поехали в Питер. Там Кубок Содружества. Так что игр будет много. Да и селекционеры «Динамо» приедут». Я согласился… Чуть с ума не сошел! Я там целый месяц провел. Жил один в номере. Утром — тренировка. Едешь в отель. Поел, полчаса полежал. И обратно в полуторочасовой рейд в метро на вечернюю тренировку. Очень было тяжело. А Вова Юрченко приехал только к началу турнира.

Раз в два-три дня созванивался с родными. Денег было немного. Агент что-то на телефон положил.

Я до этого две недели оттренировался. Раз в два-три дня созванивался с родными. Денег было немного. Агент что-то на телефон положил. Но, тем не менее, проявлять себя удавалось. В двусторонке забил младшему брату Кержакова издали левой в «девять». Давыдов к нам потом подходит, говорит: «Кто это с левой в девятку так попал?» Я скромненько сижу, говорю: «Я». Он хвалил. Только сам турнир у меня не получился. Во второй игре с «Каунасом» меня выпустили — мог забивать. Мяч в ворота катился. Но защитник выбил. У Вовы поперло, а у меня нет. Самая важная игра не получилась. Меня, вообще, хотели брать. Но там много нюансов…

— Каких?

— Меня не посвятили. Говорили, что контракт я должен был подписывать. Но возникли какие-то подводные течения.

***

— Ты перебрался из МТЗ-РИПО в минское «Динамо» в момент пикового антагонизма между болельщиками команд. Жирно, конечно, для нашего чемпионата, но это что-то вроде перехода из «Реала» в «Барсу»…

— Ну да. Хотя я об этом вообще не думал. После Питера приехал домой полностью выхолощенным. С МТЗ контракт закончился. Мне звонили: «Давай продлевать». Агент говорит: «Надо уезжать. На просмотр в польскую команду». Но сил и эмоций на это у меня не было. Вот он и предложил минское «Динамо». Говорит: «Зайди к генеральному директору». Кто им тогда был, уже не помню.

— По отношению к минскому «Динамо» — не удивительно.

— В общем, обговорили условия. Я согласился. Полетел на сбор. Криушенко я устраивал. Подписали контракт. В итоге… В «Динамо» есть все условия для роста: и база, и тренерский состав, и коллектив. Со многими ребятами до сих пор хорошо общаемся — с Драгуном, Кисляком, Гигевичем, Павлючеком, Гавриловичем. Все они добрые и открытые люди… Так вот единственное, чего у меня в «Динамо» не получилось, — это заиграть.

— Пять матчей за «основу» и 28 за дубль.

В то время Саня Лебедев очень хорошо играл. 10 голов у него было. Я считаю, и сейчас Лебедев хорошо играет.

— В то время Саня Лебедев очень хорошо играл. 10 голов у него было. Я считаю, и сейчас Лебедев хорошо играет. Не понимаю только, почему к нему болельщики так относятся. Да — забить не получается. А ведь за мяч цепляется очень хорошо.

— Не жалеешь о переходе в «Динамо»?

— Ни о чем не жалею.

— Не считаешь, что год потерял?

— Почему же? Кому-то я уже рассказывал, что благодаря «Динамо» прошел все ступени становления. Не играл за дубль в МТЗ — сыграл в «Динамо».

— Некоторые футболисты и во второй лиге не играли?

— Ну, так получилось.

— То есть ты в итоге прошел все ступени, кроме первой лиги. Хотя мог.

— Нет. А, да, мог — если бы в «Партизане» остался. Но все же завершил привычную подготовку. Юношеская команда — дубль — «основа».

***

— «Динамо» отдало тебя в аренду кубаревскому «Торпедо».

— О, там была история! Муслин возглавил команду. На Кипре был сбор.

— Весело — с Кипра в Жодино.

— Нет. Не так было. Меня только на третий сбор не взяли. Так вот, история. Муслин меня наигрывал правым защитником. Был один матч, когда Дима Рекиш действовал слева, а я справа в обороне. Потом Дима играл инсайда. Меня определили на место под нападающими всего однажды. И я забил. Но Муслину нравилось, как я играю в обороне. Тогда обсуждался вариант покупки правого защитника. А Муслин шутил: «Мне он не нужен. У меня есть Веретило и, если что, Зубович».

Играли в одного нападающего. И Муслин души ни чаял в Сане Лебедеве. А еще и Гаврюшко пришел. На позиции инсайдов играли Кисляк, Драгун, Путило. Конкуренция сумасшедшая. Я понимал, что шанса не будет. Тогда Хацкевич возглавлял «Витебск». Агент говорит: «Поехали». Я уже вещи собрал, сказал хозяйке, что уезжаю в Витебск. Тут звонит мне Гена Тумилович.

— Гена, не Геннадий Анатольевич?

— Ну, Гена… Не, Геннадий Анатольевич… Когда как. Он просто такой добрый и открытый человек.

— Звонит, в общем, Тумилович.

— Говорит: «Готов ехать?» Отвечаю, что готов. Он мне: «Тренировка на Семашко». Я ему: «Как на Семашко? А кто там тренируется?» Оказалось, что Жодино. Мы с «Торпедо» до этого спарринг проводили. Я вроде сыграл неплохо. До чемпионата четыре дня оставалось. Поехал в «Торпедо». В итоге за сезон ни одной игры на позиции нападающего не провел — только левого или правого хава. Зато с Олегом Михайловичем очень сильно прибавил в тактике. Хотя в этом отношении отмечу еще и Павла Петровича Родненка. Хороший тактик и психолог. Жалко, что сейчас он в простое.

— Денег вам тогда почти не платили.

— Да. Копейки получали.

— После первого круга, тем не менее, занимали третье место. А Кубарев шутил, мол, если мы сейчас третьи, что будет, если нам денег дадут…

— Да. Весь первый круг провели на выезде. Интересный был год. Сожалею только, что нападающим не играл.

— Зато форма была красивая.

— «Ювентус» :).

***

— Потом в твоей жизни снова случился МТЗ-РИПО.

— Я думал, нормально себя проявил в Жодино. Забил два, две отдал — ну, не очень много, но все-таки играл полузащитника. Думал, вернусь в «Динамо», буду доказывать. Тут звонит Людас Ионович Румбутис. Говорит: «Приезжай на «Трактор». Поговорить надо».

— А ты, добрый такой, взял и приехал.

— Он говорит: «Хочу, чтобы ты играл в МТЗ». Тогда переименования в «Партизан» еще не случилось. Предложил обменять нас с Димой Шматко на Сашу Сулиму вместо компенсации. Я все взвесил и решился.

— В итоге получились у тебя два года без денег.

— Ну, и сейчас особо миллионами не ворочаю :). Хотя нет. Платят миллионами. Правда, белорусскими.

— Финансовые проблемы в «Белшине» сохранились?

Зарплату платят вовремя. Но премиальных отдали только за первый круг. За две игры.

— Зарплату платят вовремя. Но премиальных отдали только за первый круг. За две игры. А зарплата вовремя. Ну, какая там зарплата. Подписывали контракты на одни суммы, а получаем другие из-за роста курса.

— Вы не бунтовали?

— А что мы можем сделать? Подписали контракты — должны отрабатывать. Хотя премиальные нам подняли.

— И не отдают.

— Не отдают.

***

— Ты считаешь «Партизан» родной командой?

— Ну, да. Все же делал в ней первые шаги в высшей лиге.

— А как же «Торпедо-СКА»?

Попросил меня как-то товарищ взять автограф у Сереги Козака. Мне это запомнилось. А теперь соседствуем с Козаком.

— Я играл в юношеской команде. С дублем тренировался неделю, может. За основной состав играл только во второй лиге. Когда американские или какие там спонсоры отказались от клуба. В «Торпедо-СКА», кстати, тоже интересная история была. В 13-14 лет с пацанами подавали мячи на матчах «основы». За команду тогда выступали Саня Былина, Серый Козак и Эду. Так сложилось, что со всеми я впоследствии поиграл. С Эду — в «Динамо», с Былей — в МТЗ, с Козаком — сейчас в одной комнате живем в «Белшине». Попросил меня как-то товарищ взять автограф у Сереги Козака. Мне это запомнилось. А теперь соседствуем с Козаком. Вот как жизнь интересно сложилась.

— История переезда в Бобруйск такая же интересная, как предыдущие?

— Еще после Жодино с Колей Бранфиловым увиделся. Он уже подписал контракт с «Белшиной». Спрашивал меня, не хочу ли я в Бобруйск, мол, Александр Сергеевич Седнев интересуется. А у меня уже все с «Партизаном» было решено. Но в конце прошлого года возникла необходимость искать высшелиговое продолжение карьеры. Александр Сергеевич созвонился с агентом. Все решили. Потом позвонил мне. Договорились.

— Какой Седнев человек? Со стороны кажется очень грозным. Хотя многие рассказывают, что Александр Сергеевич любитель пошутить.

— Шутит. Хорошо шутит. Хороший человек. Хороший специалист. Благодарен ему за то, что дал мне шанс раскрыться. Вот… У меня только положительные о нем отзывы.

— Примеры седневских шуток приведешь?

— Нет. Он их на ходу придумывает. Истории всякие рассказывает. У Седнева их много. Мы на каждом теоретическом занятии смеемся.

— Теория такая смешная?           

— Нет, довольно серьезная. Сергеевич может напихать. В основном, на примере Игоря Лисицы или Юры Дручика :).

— Любимые персонажи у Александра Сергеевича?

— Да.

— Слышал об интересе «Динамо» к Седневу?

Как шутил Седнев, после предсезонки вся пресса пророчила «Белшине» 13-е место из 12 команд.

— Слышал. Говорят, Седнев — одна из кандидатур на пост главного тренера. Но вроде как там еще Овчинников работает… Правда, я считаю, что Александр Сергеевич достоин тренировать хороший клуб. Тем более с такими амбициями… Хотя… Вот интересно. Как шутил Седнев, после предсезонки вся пресса пророчила «Белшине» 13-е место из 12 команд. Однако могли с его помощью побороться и за третье. Хотя шансов уже мало.

— Ты ведь знаешь динамовские «внутренности». Никто не говорит, что должен что-то советовать Седневу. Но, положим, приходит он к тебе и говорит: «Егора, ты в «Динамо» играл. Скажи, как мне быть?»

— Мне кажется… Не надо. Потому что он человек такой восприимчивый. А в «Динамо» тренерам ой как достается. Александр Сергеевич неудачи переживает болезненно. Правда, если он решится, то, думаю, все сложится удачно. Это ведь та же история про юных игроков и злых дядек из второй лиги. Если хочешь чего-то добиться, придется с ними встретиться.  

***

— 22 года и пять команд в послужном списке. Есть смысл задавать вопрос о клубном патриотизме?

— Ну, это стечение обстоятельств. Если бы мне дали больше шансов в МТЗ, если бы я видел дальнейшую перспективу, конечно, остался. Но решил сделать другой шаг. И не жалею. Конечно, в глубине души хотелось бы играть, как Мальдини, — всю жизнь за одну команду. Но у нас в стране, кроме БАТЭ, таких клубов нет.

— Евгений Капов — убедительный пример клубного патриотизма?

— Уникальный человек. Лично не знаком. Но респектую. Ведь редки случаи, когда футболист проводит всю карьеру в одной команде. Поэтому они и становятся такими великими. Нет стабильности в клубах — нет постоянных игроков. Да и футболисты БАТЭ ведь смотрят за границу. Не будешь же вечно играть в Беларуси, если хочешь развиваться. Мальдини выступал за «Милан», с которым выиграл все. Зачем ему куда-то переходить? Но это не про Беларусь. Есть уровень выше… А Капов — да, легенда. 

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы