«Сейчас начну кусать защитников»

Прошлым летом Александр Лебедев неожиданно уехал из «Городеи» в польский «Видзев». Правда, в загранице дела у форварда не заладились. Нападающий вернулся в Беларусь, где не так давно перенес операцию на голеностопе. Накануне Александр встретился с корреспондентом Goals.by и рассказал о попытках трудоустроиться в Венгрии, вспомнил о конфликте с Валерием Стрельцовым, ужасных синтетических полях и испытании деньгами.

Александр Лебедев собирается прибавить в агрессии
Александр Лебедев собирается прибавить в агрессии
Img_741Александр Лебедев собирается прибавить в агрессии Ксения Деревяго

   

Прошлым летом Александр Лебедев неожиданно уехал из «Городеи» в польский «Видзев». Правда, в загранице дела у форварда не заладились. Нападающий вернулся в Беларусь, где не так давно перенес операцию на голеностопе. Накануне Александр встретился с корреспондентом Goals.by и рассказал о попытках трудоустроиться в Венгрии, вспомнил о конфликте с Валерием Стрельцовым, ужасных синтетических полях и испытании деньгами.

Самуэль Это’о. Шесть месяцев без зарплаты

— Для какой рубрики будем общаться: «Давно не слышали о вас» или «Травмпункт»?

— Давайте первое. Все-таки реально давно обо мне не было никакой информации. Тем более у меня сегодня нет команды. Кстати, приятно, что вспомнили.

— Хорошо. Давайте начнем с польского «Видзева»…

— 31 декабря у меня закончился контракт с «Видзевом». Тренер сказал: «Саш, я на тебя не рассчитываю. Мне хочется сделать ставку на молодежь». Главкома можно понять. Он рассчитывал, что я буду забивать. Вроде бы поначалу все шло хорошо. Вышел в первых двух матчах. Неплохо сыграл, отдал голевую. Потом выздоровел местный форвард, место в старте вернулось к нему. Плюс ко всему я повредил голеностоп в поединке с «Вислой». Пришлось лечиться, а что еще делать? Старался на тренировках доказывать свою состоятельность, но не получилось. К тому же последние шесть месяцев в клубе имелись проблемы с финансами. Вот мне и не платили зарплату.

— Как пытаетесь вернуть кровно заработанные?

— Я ждал, что клуб осуществит расчет 30 декабря. В тот день мне выдали только часть денег, и я под Новый год приехал в Минск. Со своим польским агентом написали заявление в суд. Бывшие наниматели обещают расплатиться до конца июля.

— И что делали в межсезонье?

— С января начал работать самостоятельно. Бегал кроссы. Снега ведь было по колено, где у нас тренироваться? Плюс тренажерка. В конце февраля звонок от моих агентов: «Срочно собирайся, езжай в Венгрию. Там тебя ждут. Условия хорошие». Я же о венгерском футболе ничего не знал. Слышал только, есть такой клуб «Ференцварош» — и все. Смотрю таблицу: какие-то «Дьёр ЭТО» играют. Ударение на последний слог.

— Его случайно не Самуэль Это’о спонсирует?

— Точно так же сам подумал :). Купил за свои деньги билеты, хорошо, шенгенская виза уже была. Всеми делами по поездке занимался самостоятельно. Месяц пытался трудоустроиться в Венгрии. Не получилось. Когда едешь в клуб на одни деньги, а тебе предлагают другие, сложно согласиться. Зачем ехать в Венгрию на деньги, которые можно получать в той же «Городее»?

— На какие деньги вы договаривались с венгерским клубом?

— Меня хотели взять в «Ломбард» из города Папа. Обещали одни деньги. Приехал в клуб, начали разговаривать о зарплате, а она, оказывается, в три раза меньше оговоренной. Спрашиваю: «Вы издеваетесь? Мои траты на дорогу больше, чем зарплата, которую вы предлагаете». Брат говорит, в «Городее» можно такие же деньги вместе с премиальными зарабатывать.

— Какой вообще уровень чемпионата Венгрии?

— Сам сильно интересовался этим вопросом. Сложилось впечатление, что «Ломбард», в который меня звали, клуб уровня брестского «Динамо». В команде в основном играет молодежь. Ее потом продают в более солидные коллективы. Первое, что бросилось в глаза, — в их чемпионате футбол строится через сильных индивидуальных исполнителей. Совсем мало каких-то осмысленных комбинаций, атак. Кстати, узнал еще одну особенность. В Венгрии люди уходили из высшей лиги в первую, потому что там платили в два-три раза больше. Вот такой вот парадокс.

— Вы вернулись из венгерского вояжа и…

— Пока решил не искать клуб, а как следует подлечиться. Хочу привести в порядок голеностоп. У меня с ним вечные проблемы. Плюс беспокоит ключица, которую повредил еще в «Кубани». В пятницу пришлось ложиться под нож. Весь май буду восстанавливаться.

— А что потом?

— Мой польский агент обещает, когда восстановлюсь, устроить в чемпионат Польши. На крайний случай Виталий Леденев обещал помочь найти работу за границей.

— И что тогда вам дарили на день рождения, который состоялся в середине апреля?

— Все дарили деньги. Близкие знают, что уже практически полгода сижу без зарплаты. Какие-то заначки были, но они пошли в дело, когда в Польше несколько месяцев задерживали финансы. Сейчас не до креативных подарков.

Квартира. Болельщик

— А как все начиналось-то? Переход  из «Городеи» в команду, на тот момент претендующую на место в тройке чемпионата Польши…

Это было что-то нереальное. Приехал я в «Видзев» в начале чемпионата. Команда шла на третьем месте. Выдали неплохой старт, а потом посыпались. Ничья, поражение — и понеслась такая последовательность. Сейчас анализирую, что у меня не получилось в «Видзеве». Дело вот в чем: как только я приехал на просмотр, в первой же двусторонке получил повреждение. Пошел в стык с защитником, неудачно приземлился и не смог встать. Подбегает доктор, снимаю гетру, а у меня голеностоп мгновенно в два раза увеличивается. Тут же отвезли в госпиталь. Сразу поставили на костыли, дали уколов, витаминов и отправили в гостиницу. Может, это был какой-то знак, что нужно было остаться и доиграть сезон в «Городее».

— Жалеете об этом переходе?

— Может, где-то закрадываются подобные мысли. Я же не за деньгами в Польшу поехал. Можно было получать столько же в «Городее». Конечно, приятно после нашей первой лиги поиграть в «элите» польского чемпионата, но всегда нужно смотреть в будущее. Агенты хотели, чтобы я попробовал свои силы на новом уровне: «Саша, тебе такой шанс выдался. Из второй белорусской лиги можешь в чемпионате Польши заиграть». Ну, поиграл я там, и что теперь? Может, если бы выступал нормально за «Городею», сейчас бы был в Казахстане, где действительно можно хорошие деньги заработать. И сегодня не сидел бы без денег.

G

— Неужели вообще все плохо с финансами?

— Все-таки шесть месяцев без зарплаты. Сейчас живу с родителями, а этого не хочется.

— Тем более квартиру от минского «Динамо» так и не получили…

— У меня был контракт с «Динамо», подписанный в 2009 году. Соглашение заключалось на три сезона. Согласно этому документу, мне полагалась квартира в Минске. Все время, которое играл за «Динамо», жил в ней, а документы все не выдавали. Прихожу в первый год за документами на квартиру, а мне заявляют: «Сань, у тебя была травма. Юрий Саныч Чиж сказал пока тебе квартиру не давать». Тогда как раз поменялось руководство: ушел Юрий Шуканов, и его место занял Валерий Стрельцов. В то время я не играл. Говорю: «Раз не отдаете квартиру — отправляйте меня куда-нибудь в аренду. Я здесь сидеть не собираюсь». Меня отправили в аренду в «Белшину».

— В Бобруйске тоже не заладилось…

— Действительно. Может, меня кто-то сглазил или порчу навел. Мама уже всего булавками и крестиками обвешала. А я за год забил только один мяч. Сам понимаю — статистика никакая. В то же время моменты есть, а забить не могу. Сергеич (Александр Седнев — Goals.by) в меня верил, а у меня заклинило — и все. Проблемы накладывались одна на одну. Тут и выбитый свисток у судьи в моем первом матче за «Белшину» против БАТЭ. Эмоции, ведь хочется все всем доказать… Пятиматчевая дисквалификация по делу. Потом начал стабильно играть в основе. С тренером постоянно после игры беседовал, мол, что не так делаю. Седнев говорит: «Саня, по движению, по самоотдаче у меня к тебе вопросов нет. Сам не понимаю происходящего». Только в концовке сезона смог забить БАТЭ. Только появилась какая-то уверенность, а в следующем туре с брестским «Динамо» получаю травму. Сезон закончен. По контракту возвращаюсь в «Динамо»…

— Там вас не ждали….

— Приехал в Минск, один день потренировался с основой. И мне сообщают, что я не нужен. Забавно все это выглядело. Стрельцов сказал главному тренеру, что я не нужен команде. Тот перепоручил сообщить мне об этом администратору. Я просто в шоке, как главный тренер не может сам сообщить мне о расставании? Администратор говорит: «Инициатива идет от директора клуба». Я понял, что Стрела на меня зуб имеет. Не сработались с этим человеком. Часто мы с ним не разговаривали, а просто ругались. Ведь хотелось видеть документы на квартиру. Жить-то где-то нужно. «Динамо» все-таки специфический клуб. При Шуканове меня часто обсчитывали в зарплате. В контракте было условие, что наигрыш в матче должен составлять 75%. Например, ты выходишь на замену на 20 минут — и это не считается. Тайм сыграл — тоже не в счет. За месяц нужно провести не менее 75% игр своей команды. Получается, условно из 360 минут за месяц нужно было сыграть примерно 210. Провожу на поле это время, а меня все равно обсчитывают. Поэтому у меня забирали половину зарплаты.

— Невеселый расклад.

— А что поделаешь? Приходилось мириться со всем. Плюс Юрию Чижу про меня такие сказки рассказывали! Что-то из разряда, мол, я абсолютно здоровый и кошу от тренировок. Мне все это надоело. Заявлял, что буду подавать в суд на «Динамо» по поводу квартиры. У меня состоялся неприятный разговор с руководством клуба. Думаю, фиг с вами. Иду к Стрельцову: «Пересчитайте все деньги, которые вы мне должны. Вот вам ключи, сегодня же съезжаю с квартиры». Стрела сразу обрадовался: «Хорошо, я пошел к Чижу разговаривать». Стрельцов заходит в кабинет Чижа и через пять минут появляется оттуда с пачкой денег. Вот это скорость! Подписал договор о расторжении контракта и высказал Стрельцову все, что о нем думаю. Так хлопнул дверью, что чуть стекла не повылетали. С того момента со Стрелой не здороваюсь.

— С динамовскими болельщиками у вас отношения тоже не сложились…

— С ребятами, которые топят за «Динамо», у меня никогда не было конфликтов. А вот с людьми, которые приходят на стадион попить пиво и поругаться, случались инциденты. Сидит этот «кузьмич» с залитыми глазами и кричит: «Лебедев — ####рас. Меняйте эту балерину». Играли матч с МТЗ-РИПО, я не выдержал и показал ему средний палец. Хорошо, судья не видел этого. Так бы стопроцентно удалил. Я в концовке той встречи забиваю мяч. Он сразу же заткнулся. Действительно, от любви до ненависти один шаг. С настоящим фанатами «Динамо» у меня никогда не было проблем. Всегда относился к ним с уважением.

Базанов. Поливашки

— После этого брестское «Динамо» воспринималось как отдушина?

— В Брест поехали вместе с Валерой Тарасенко. При Юрии Иосифовиче стабильно играли. В «Динамо» выступал на позиции опорного полузащитника. Матчей десять провел на том месте из-за травмы Коли Януша. Иосифовичу нравилось, как я смотрелся в опоре. Всего два матча тогда провел в нападении, но в обоих забил. В итоге из команды выгоняют Пунтуса, затем Тарасенко и меня. Аргумент один — нет результата. Самое интересное, после Юрия Иосифовича «Динамо» возглавил Сергей Ковальчук. Разговариваю с ним: «Сань, к тебе никаких претензий нет. Работаешь, хорошо смотришься, но Владимир Базанов не хочет тебя видеть. Говорит, мол, пусть отправляются за Пунтусом». Плюс болельщики начали подливать масла в огонь.

— Каким образом?

— На гостевой брестского «Динамо» начали писать комментарии из разряда «убирайте этого Лебедева». Базанов все это читал. Даже не удивлюсь, если он сам писал подобные вещи. Просто там высказывания были один в один с его словами. Мы с ребятами думали написать этому пользователю: «Базанов, давай раскрывай карты, хватит шифроваться». Уезжаю из Бреста, звонит мне Виталя Леденев: «Саня, поезжай играть в Оренбург. Я тебе клуб нашел». Я приехал, смотрю, а там поле синтетическое. Газон в таком состоянии, что травы нет — одна стружка. Летом жара стоит неописуемая! Ребята бегают с поливашками и брызгают воду себе в бутсы. Плюс у меня на синтетике сразу проблемы с голеностопами начинаются. Побегал пару тренировок и вернулся домой.

— Действительно домой. Наконец-то начали выступать за «Шахтер».

— В Солигорск позвал Саня Новик. Все хорошо, тренер доверяет, игровая практика есть, а забить не могу. Юрий Вергейчик говорит: «К тебе нет претензий. Хорошо работаешь, но результата дать не можешь. Поэтому придется брать нападающего, который будет забивать». Сам все понимаю, что делать-то. Поехал в Турцию, в один из узбекских клубов на просмотр. Не срослось. Решил потом поехать в  Гродно к Сергею Солодовникову. С ним был знаком еще в «Динамо». Попросил просто потренироваться. Снял себе номер в гостинице, работаю с командой. Нужно было что-то решать. Подхожу к главкому: «Витальевич, у меня нет клуба, можно я за вас буду играть? Большой зарплаты не нужно. Сколько предложите, за столько и буду работать». Солодовников был не против. Мне же в это время все время названивал Олег Кузьменок с просьбой перейти в «Городею». Работал я с «Неманом», но контракт со мной решили не заключать. Все-таки Коваленок, Кривобок и я — одноплановые футболисты.

— Пришлось отправляться в «Городею».

— Звоню Олегу Кузьменку: «Филипыч, я еще интересен?». Он ответил согласием. Кстати, от этого тренера исходит какая-то особенная энергетика. Кузьменок верил в меня. Все время повторял: «Саня, ты будешь забивать. У тебя все получится». От его слов появилась уверенность. В итоге, когда уезжал в «Видзев», у меня в восьми матчах было забито шесть мячей. Даже по первой лиге аховая статистика. Я отправляюсь на просмотр в Польшу. Агенты говорят, что со всеми в клубе договорились. Оказалось, о моем переходе знал только Александр Марченко, а Филипыч был не в курсе. 

— Как так получилось?

— Агент говорит, он звонил Филипычу, все в порядке. Оказалось, нет. Я сломался в «Видзеве», возвращаюсь в «Городею». Из-за того, что вернулся с просмотра с травмой и уехал в «Видзев» без разрешения главкома, мне пару месяцев не выдавали зарплату. Потом все пришло в норму. Сейчас вот сижу во дворике шестой клинической больницы с травмой и без клуба. Хотя по миру покатался, будь здоров. Правильно говорит Олег Веретило: «Лучше буду всю жизнь играть в минском «Динамо», чем поеду куда-нибудь на просмотр».

Crazy доктор. Агрессия

— Что помешало вам реализовать себя полностью?

— Мне кажется, карьеру подпортили травмы. Порвал приводящую связку бедра в «Динамо». Нога опухла так, что не мог шорты надеть. Все было в облипку, как у девушки. Подхожу к доктору. Он: «Да, опухоль есть. Пробеги-ка кроссик минут сорок. Разбегаешься, все нормально будет». Отбегал, а у меня на следующий день опухоль еще больше. Поехали в медицинский центр в Турции. Хорошо, что страховка была. Мне говорят, мол, у вас разрыв связки длиной десять миллиметров. А я все равно работаю с тренером по физподготовке. Бегаю с ним 45 минут по кругу на одной ноге. Тренировка заканчивается — ноги не чувствую. На следующий день говорит: «Давай отрабатывать удары. Я знаю, сможешь». Стучу  по маленьким воротам. Подходит врач: «Что-то ты слабо бьешь, давай нормально». Я ударил — сразу же нога два раза увеличилась. Короче, у меня теперь на этом месте просто нет мышцы. В бедре дырка. Могу даже в ней пальцем поковыряться. Рвусь третий раз.

Славолюб Муслин отправляет меня к знакомому доктору во Францию. Приехал я в эту клинику. Врач спрашивает, что случилось. Говорю так, мол, и так, повредил мышцу на тренировке, приложил лед, а на следующий день опять пошел работать. Тот аж за голову схватился: «Это crazy доктор!» Прошел курс реабилитации — все нормально. Через пару месяцев в четвертый раз получил повреждение, а немного спустя и в пятый. Короче, за полгода семь раз рвал мышцу в одном и том же месте.

— Жесть какая-то. Все дело в повреждениях?

— Еще тренеры отмечали, что мне не хватает агрессии. Я на самом деле мягкий футболист. Тот же Артем Концевой выставит свои локти, попробуй до мяча добраться. Я же не могу грубо действовать против соперника. Ведь на самом деле все время приходится играть против друзей. Агрессия есть, но стараешься не нанести травму, играть аккуратно. Бывают случаи, когда стоишь на поле с защитником и за жизнь разговариваешь. Как-то играли против могилевского «Савита», а за них Дима Рекиш бегал. Выигрываем 3:0. Говорю Димке: «Вас все равно ничего не спасет. Постой со мной, поговори, что ты бегаешь?» В Польшу переехал, а все равно в агрессии не прибавил. Нужно быть таким, как Луис Суарес. Взял, укусил защитника — и десять матчей дисквалификация. Вот это нападающий. За него 50 миллионов долларов заплатили, а за меня 50 миллионов белорусских рублей дать не могут. Сейчас начну кусать защитников. Может, тогда заиграю на хорошем уровне :).

— Денег себе за карьеру, судя по всему, заработать так и не смогли?

— Ох, деньги были в Краснодаре. Тогда даже не задумывался ни о чем. Одним словом, жил на широкую ногу. О квартире даже не задумывался. Думал, вся жизнь впереди — еще заработаю.

— Сейчас уже другие мысли?

— Конечно, сидишь у родителей на шее. Мама говорит: «Ну, что? Нагулялся?» Мне же тогда был 21 год. Приехал в Краснодар после БАТЭ, где зарплата была четыреста долларов. Мне показывают контракт, а с меня пот ручьем льется. В договоре указана зарплата 250 тысяч России в месяц. Это где-то десять тысяч долларов. Не задумываясь, подписал договор на пять лет. Сложно в 20 лет пройти испытание деньгами. Они меня чуть-чуть испортили.

— Не жалеете, что покинули «Кубань»?

— Есть такое дело. «Кубань» вылетела в первую лигу. Зарплата уменьшилась в два раза. Игорь Криушенко говорит: «Зачем тебе играть в первом дивизионе? Мы тебе в «Динамо» такую же зарплату сделаем». Согласился, поехал домой. Хотя были варианты в первой лиге: «Кубань», «Черноморец»… Сейчас обидно, что моей судьбой интересуются только единицы: Макс Жавнерчик, Валера Тарасенко, Димка Макар и самые близкие друзья…

P.S. Александр Лебедев выражает благодарность заместителю главного врача шестой городской клинической больницы Валерию Врублевскому за удачно проведенную операцию.

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья