Трибуна

Новости

Tribuna/Футбол/Новости/«За «Динамо» мучительно больно»

«За «Динамо» мучительно больно»

22 августа 2013, 21:00
0

Александр Мартынович легко может «напихать» кому-нибудь из футболистов «Краснодара» Пока национальная сборная квартировала в Минске, корреспондент Goals.by  встретился с Александром Мартыновичем. Капитан «Краснодара» сразу наложил табу на тему «иска на РФС касательно лимита на легионеров». Но и Бог с ним, иском. Зато Мартынович рассказал о главном совете Славолюба Муслина, рукопожатии Сергея Галицкого, шутках про армян, белых пиджаках в академии «Краснодара», гужевых повозках и переживаниях за родное «Динамо». — Вот и ушел Славолюб Муслин из «Краснодара». Самый важный совет,который серб тебе дал? — Не бояться ошибаться! У всех случаются неудачи. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. При нем я понял, что нужно быть смелее в игре. Это все приходит на ум, когда речь заходит о Муслине. — Уход Муслина из «Краснодара» подводит черту под определенным этапом твоей личной карьеры? — Ну, да… Мы с ним много работали вместе. Сначала в «Динамо» — восемь месяцев. Потом примерно два с половиной года в «Краснодаре». Для футболиста и тренера это большой срок. Славо мне очень много дал в профессиональном плане. Теперь вот пришел новый тренер. В плане развития, возможно, для меня это и хорошо. Новые эмоции, новый опыт. — Новый тренер — Олег Кононов — тоже белорус. Откуда такая любовь к нашей нации в «Краснодаре»? — Да в связи с этим от меня даже байка пошла. Мол, в команде всегда будут два белоруса. Как только я пришел, присоединился Кульчий. Саша покинул клуб, пришел Серый Кисляк. Закончилась аренда у Кислого, появился Сергей Гуренко. Витальевич ушел вместе со Славо, соответственно, влился Кононов. Так что два белоруса будут в «Краснодаре» всегда.   — Часто в команде шутят по этому поводу? — Про белорусов редко. У нас популярны шутки про армян. Мол, одного мало, двух — много. — Сергей Силкин как-то сказал, что с белорусами приятно работать. Кактебе кажется, это действительно так? — Да, так и есть. Просто мы близки по менталитету к россиянам. Вот поэтому нас и выбирают. Еще мы ничем не избалованы. Чтобы закрепиться в стартовом составе, нужно внимательно слушать тренера. И все, что он говорит, беспрекословно исполнять. Да и внешне мы похожи :). — Как бы ты описал свой характер? — Спокойный, уравновешенный, рассудительный. Много подумаю, прежде чем сделаю. — Подходят ли эти качества для капитанства? За какие заслуги ты стал главным в «Краснодаре»? — Наверное, потому, что я в клубе уже три года. За прошедшее время в команде произошла серьезная текучка. Мне же удалось задержаться в коллективе. Всех пережил. Считаю, меня уважают. Ребята прислушиваются. Наверное, вот из-за этого главным и стал. — О чем ты думал, покидая в 2010 году «Динамо»? — Тогда настало самое удачное время для смены обстановки. Многие не понимали, почему я уезжаю в первую российскую лигу. Но сам сразу осознал, что попал на более высокий уровень. Многие футболисты приезжают в Россию за очень серьезные деньги. Клуб ставит перед собой большие задачи. Оттого и соответствующее отношение в команде. За три года я прилично закалился, пока выгрызал свое место в составе. Многое пережил с клубом, и вот до сих пор в «Краснодаре». — Получается, дальновидный отъезд? — Считаю, это нормально, когда футболист задерживается в клубе. Мне трудно понять, когда игрок за четыре года меняет пять команд. Значит, что-то в нем не так. Любого футболиста не берут на полгода, а рассчитывают на что-то большее. Поэтому я скептически отношусь к подобным перебежчикам. Для меня длительный срок в одной команде — это плюс в резюме. Ведь всегда тяжело начинать. А приехать из Беларуси — еще тяжелее. Никого не знаешь. Нужно время, чтобы влиться в коллектив. Помню, трудностей было очень много. — Какая главная? — На каждом этапе карьеры есть свои... Но для меня тяжело не играть. Мне крайне трудно. Мучаюсь, ищу мотивацию. Иногда возникает желание куда-то уйти. Очень тяжело… — Как тебя избрали капитаном? — У нас долгое время капитанствовал Александр Амисулашвили, а я был хранителем общака. В любой же команде есть система штрафов. Так я и начал тесно общаться со всеми ребятами. Когда же Александр уходил из команды, то сообщил, что в дальнейшем капитаном видит Мартыновича. Но, в любом случае, решение принимали руководители. В итоге назначили меня. — Все происходило торжественно? — Ну, когда вручают повязку, в этом нет ничего такого особенного. Из подобной процедуры тяжело сделать праздник. — Что изменилось в твоей карьере и жизни после назначения? Может, как-то взрослее стал или что-то вроде этого? — Не сказал бы. Разве что ответственность увеличилась. Если команда расслабилась, нужно уметь взбодрить ее. — Как? — Вот пример. Во время предсезонных сборов команда выходит на спарринг расслабленной. И вот по такой причине я кому-то одному резко в грубой форме «пихаю», автоматом все остальные приходят в чувство. Так, кстати, случилось недавно. Вроде помогло. Победили. — Тяжело быть капитаном в таком интернациональном коллективе, как «Краснодар»? — У нас все-таки всегда делался акцент на русскоязычных игроков. Это сейчас появилось больше ребят, не знающих язык. Стало труднее. Еще сложно, когда каждую предсезонку приходит по восемь новых человек… Ну, ничего, справляюсь. — Когда Юра Мовсисян приехал в Краснодар со «Спартаком», то тепло обнялкаждого футболиста бывшей команды. Откуда такая близость? — Просто у нас действительно очень теплые отношения. С Юрой до сих пор хорошо общаемся. Даже несмотря на то, что он уже в другой команде. Часто созваниваемся, спрашиваем, как дела. Юра очень хорошо говорит по-русски. Правда, иногда мог грубо выразиться на тренировке и на английском. — Георгий Кондратьев недавно заявил, что в российском чемпионате много подводных течений. Они действительно есть? — Да! Не всегда сидишь на скамейке запасных чисто из-за профессиональных качеств. Есть агенты, которые многое решают в России. Конечно, если ты признанный игрок топ-уровня и ты подходишь тренеру, никто тебя не отправит в резерв. — Ты ощущал эти подводные течения на себе? — Давай лучше скажем, что нет. — Чем примечателен Краснодар помимо теплой погоды? — Очень комфортно жить. В городе все есть. Рядом море. Приятные люди. Только немного напрягают пробки. Но я стараюсь часто не выезжать в центр. — Откуда в Краснодаре пробки? — Город строился с расчетом на гужевые повозки. Краснодар — как большая станица. Поэтому улочки узкие. Парковочных мест нигде не хватает. Особенно в центре города. Машины ставят в два ряда. Из-за этого ухудшается проходимость. Так что в час пик творится сущий кошмар. — Каким образом вы в городе ощущаете, что «Кубань» и «Краснодар» — это адовое дерби? — Я бы не сказал, что оно такое уж глобальное. Краснодарское дерби еще не успело обрасти историей. Дерби начнется, когда у «Краснодара» появится свой стадион. Нам он очень нужен. И вот в дальнейшем, когда случатся какие-то конфликты, образуется полноправное дерби. Пока же только руководителям клубов важно, чья команда первая в городе. Но, надо отметить, как только появился «Краснодар», «Кубань» стала быстрее развиваться. Даже в трансферной политике. Раньше мы бы вряд ли увидели Сиссе, Попова или каких-то еще игроков сборной в «Кубани». — У «Краснодара» очень крутая академия. Прорекламируй ее в очередной раз и объясни, что там особенного. — Академия действительно очень крутая. Все ребята тренируются на шикарных полях, которые прям как бильярдные столы. Плюс отличные условия для проживания. В академию приходят лучшие тренеры. Там же своя общеобразовательная школа. Детям даже выдают учебную форму. Все сидят на занятиях в брюках и белых пиджаках, на которых нашит герб «Краснодара». Расскажу даже историю по этому поводу. Приезжал один известный руководитель РФС. Он посмотрел, что все подозрительно нарядно надеты. Думал, подвох. Подошел к одному мальчику и спросил: «Вы же знали, что я приеду?» Паренек ответил: «Дядя, а вы кто?» Все потому, что в нашей академии все ученики классно выглядят. Признаться, считаю, такие условия в детском возрасте — просто мечта. Настоящий европейский уровень академии, который есть далеко не у каждой топ-команды. — Ты бы стал работать в этой академии? — Ну, да… Моей жене очень нравится город. Если мы останемся там жить, то почему бы и нет? Думаю, это интересно. — Своего сына отдали бы туда заниматься? — Не задумываясь. Причем же там все новое. Владелец академии — Сергей Николаевич Галицкий — доводит каждую мелочь до ума. — Что за человек президент клуба Сергей Галицкий? — Амбициозный максималист. Добился всего с нуля. Из-за этого я испытываю безграничное уважение к нему. Еще меня подкупает то, что Галицкий пытается все делать на высочайшем уровне. Знаешь, я не встречал таких открытых и простых миллионеров. Он часто приезжает к нам на тренировки и задает самые обычные бытовые вопросы. Вроде «как вы?», «как дома?», «какие проблемы?». Это говорит о многом. Его интересуют не только футбольные качества спортсмена, за которые он платит деньги. — Какие слова Галицкого тебе наиболее запомнились? — Жизненные советы от такого успешного бизнесмена мне еще рано получать. А футбольные подсказки от президента игроку — это как-то неправильно. Для этого есть тренер. — Галицкий регулярно заходит к вам в раздевалку и жмет руку каждому футболисту. Послепроигрышей вам не стыдно в такие минуты? — Да это нормально. Стыдно, конечно. Но без поражений не бывает побед. Сергей Николаевич сам это прекрасно понимает. — Пока в твоем профайле только две записи — «Краснодар» и «Динамо». Ты вообще собираешься что-то еще менять в жизни? — Нет, и не думаю. Все в порядке. Комфортно в городе, есть игровое время. У меня хорошее отношение с руководством. Даже мысли о смене обстановки не появляются. Все устраивает. Дергаться нет смысла. — Значит, надеяться, что ты уедешь на Запад, бессмысленно. Почему, кстати, ни один из белорусов сейчас там не играет? — На нас в Европе даже не обращают внимание. Единственный шанс пробиться — через игры сборной. И то, когда соперничаешь с грандами, трудно себя проявить. А из чемпионата Беларуси уехать в Европу просто нереально. Так что самые подходящие пути — Россия и Украина. При этом считаю, что российская премьер-лига — отличный вариант. Все-таки очень высокий уровень футбола. Плюс схожий менталитет и отсутствие языкового барьера играют свою роль. — Ты ушел из «Динамо» в 2010 году. Можно сказать, что до сих пор ничего не изменилось. Приезжаюткачественные игроки, но команда не становится даже второй. Постоянноменяются тренеры. Как ты к этому относишься? — Лично мне мучительно больно! Клуб, который меня вырастил, привык побеждать. Но сейчас он только третий. Хочется, чтобы клуб создавал конкуренцию в чемпионате Беларуси. Не знаю, в чем дело. Вроде все есть. Все условия. Может, у ребят появилась какая-то закомплексованность. Они не могут раскрыть свой потенциал. Хотя по меркам белорусского чемпионата исполнители очень высокого уровня. Не понимаю, в чем дело. Наша плеяда — Кисляк, Путило, Чухлей, я — тоже не могла навязать борьбу. Возможно, у нас в силу возраста ничего не вышло. — Как воспитаннику «Динамо» вдвойне обидно? — Очень… Хочется видеть клуб в верхушке, в Лиге чемпионов… Мне было приятно смотреть на противостояние с «Трабзонспором» в Лиге Европы. Я видел две игры. «Динамо» очень достойно выглядело. Я был горд за ребят. Так что потенциал есть, а стабильности — нет. — Что бы ты сказал болельщикам «Динамо»? — Один совет — терпеть. Им, наверное, тяжело. Команда без титулов. Болельщики же амбициозные… Но пока — терпение. Хотя они — молодцы. И так проявляют стойкость. Сколько времени без побед, а на сектор всегда любо-дорого посмотреть.

«В «Краснодаре» всегда будет два белоруса»

«Капитаном долго былАмисулашвили, а я — хранителем общака»

«Краснодар строился с расчетом на гужевые повозки»

«Еще рано получать советы от Галицкого»

«Мне мучительно больно за «Динамо»

Статистика