Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+

    «Приехали домой, а холодильник пуст!»

    Форвард ярославского «Локомотива» доволен положением дел в клубе и своей ролью в нем, надеется сыграть за сборную Беларуси, вспоминает, как ярославцы смеялись над речевкой минских болельщиков, а также наставление Петра Воробьева, пускает Goals.by в свою личную жизнь и рассказывает, как столкнулся с суровой белорусской действительностью.

    Сергею Остапчуку и его девушке Эле понравилась экскурсия по Ботаническому саду
    Сергею Остапчуку и его девушке Эле понравилась экскурсия по Ботаническому саду
    OstapchukСергею Остапчуку и его девушке Эле понравилась экскурсия по Ботаническому саду Елена Хорошая

    Форвард ярославского «Локомотива» доволен положением дел в клубе и своей ролью в нем, надеется сыграть за сборную Беларуси, вспоминает, как ярославцы смеялись над речевкой минских болельщиков, а также наставление Петра Воробьева, пускает Goals.by в свою личную жизнь и рассказывает, как столкнулся с суровой белорусской действительностью.

    «Стеснялся признаться Эле в чувствах»

    — Цветы — хороший подарок, но они живые. Жалко, когда их срезают, — делится впечатлениями от посещения ботанического сада подруга Сергея Эля. – Сладкое? Не люблю. Думаю, уж лучше плюшевого мишку получить от любимого.

    — Эля любит лилии, — говорит Сергей. – Только я ей никогда их не дарю. Почему? Мне больше розы нравятся.

    — Так ты эгоист! Себе даришь цветы, покупая Эле розы!

    — Не то, чтобы…

    — И на первом свидании были розы?

    — На первом свидание вообще цветов не было, — краснеет Сергей.

    — Я ведь тоже спортсменка, занималась хоккеем с шайбой, — начала историю Эля. – Поэтому и познакомились мы на льду. Были летние сборы, а у нас с Сергеем был общий тренер. Он работал с детской школой «Спартака» и взрослой женской командой. Вот так.

    — Сначала просто общались: стеснялся подойти, признаться Эле в чувствах.

    — Первое время просто дружили. Только через два года в парке в Сокольниках Сергей признался.

    — Эля, откуда такое серьезное увлечение хоккеем?

    — Отец с братом занимались, ездила с ними часто на тренировки. Увидела, что девчонки тоже играют, так попала в женскую спортивную школу.

    — Но фигура вас, прямо скажем, ого-го…

    — Слежу за собой, спасибо! Раньше у меня, конечно, была мышечная масса. Но уже четыре года прошло, как закончила играть в хоккей.

    — Тогда сколько уже прошло со времени знакомства?

    — Шесть лет. Встречаемся, живем вместе.

    — Чем сейчас занимаетесь, Эля?

    — Домохозяйничаю. Пока Сережа на тренировках. Готовлю ему кушать.

    — А откуда взялась идея, чтобы вы вычитывали интервью Сергея?

    — Мне интересно, как напишут. Бывало ведь, Сергей переживал так, что не мог уснуть.

    Много писали о том, что я не 1991 года рождения. Люди не знакомы с моей матерью, но такое в комментариях могут оставлять... Каждый раз, когда менял команды, проверяли мой возраст.

    — Ладно бы меня поливали грязью — так мою семью, — запереживал Сергей. – Много писали о том, что я не 1991 года рождения. Люди не знакомы с моей матерью, но такое в комментариях могут оставлять… Каждый раз, когда менял команды, проверяли мой возраст.

    — Откуда сомнения?

    — В Новополоцке играл со старшими ребятами, поэтому, когда приехал в Москву, с ровесниками было легко. Отсюда и сомнения, мол, в 1988 году родился. Отец ведь у меня — бывший хоккеист. Знал, что делал, когда отдавал меня в хоккей.

    — Отец тоже живет в Ярославле?

    — Да. Кстати, сейчас работает администратором женской сборной России по хоккею.

    «Все время повторяю слова Воробьева»

    — Каким получился сезон?

    — Тяжелым. Правда, не рассчитывал так много провести игр, удивился, что играл в плей-офф. Тренеры говорят, что переживаю переход из детского хоккея во взрослый.

    — И с Суйкканеном поработал, и с Вуйтеком.

    — Оба давали играть, поэтому трудно сказать, с кем лучше ладили. Кай Суйкканен не заставлял наших чехов и словаков обороняться. Да и разве это возможно? Первое-второе звено играют так, как умеют это делать. От того, как хорошо это у них получается, зависит результат. Это с третьим-четвертым звеном нужно работать, чтобы сдерживать атаки соперника. Кай — настоящий мужик: всегда говорил в лицо, что думает.

    — Вот ты говоришь, что планируешь играть ведущие роли в «Локомотиве». И когда же это станет возможным?

    Нужно еще год-два поработать, чтобы рассчитывать на нечто большее. Сейчас реально играть в третьем звене.

    — Нужно еще год-два поработать, чтобы рассчитывать на нечто большее. Сейчас реально играть в третьем звене. Партнеры хорошие у меня были в прошлом сезоне — Лехтеря и Королюк. Говорили: «Играй, как умеешь!» В плей-офф получал кайф от игры…

    — А гол минскому «Динамо» помнишь?

    — Конечно, Королюк такую передачу сделал, что не оставалось других вариантов, как забивать. Вообще, серия с «Динамо» была очень напряженной, мужской. Нигде не видел такой поддержки своей команды, как в Минске.

    — Слышал речевку «Паровоз — под откос!»?

    — Да, ребята смеялись в раздевалке :)…

    — На домашних матчах «Локомотива» про «зубров» не говорили, мол, мясо?

    — Нет, у нас в Ярославле можно услышать только речевки про «Локомотив», но не про приезжую команду.

    — Помнишь, как повздорили в одном из минских матчей наш Джефф Платт и ваш Александр Гуськов?

    — Да, Джефф тогда подобрал клюшку Саши и сломал ее.

    — А Гуськов толкнул Платта на скамейке?

    — Ну а что это за поведение? Кому это понравится? Хотя Джефф — провокатор, чему удивляться…

    — Вот недавно Джефф подписал с «Динамо» трехлетнее соглашение.

    — Это хорошая новость. Платт много сделал для команды.

    — Скажи, с кем из российских мэтров успел поработать?

    — С Петром Воробьевым — жесткий тренер. Лично мне он сказал такие слова, все время себе их повторяю. Что сказал Петр Ильич, секрет! Ладно, так и быть. Когда идет выход из зоны, я всегда стремился сделать передачу в центр площадки. Воробьев говорит, что не надо этого делать. Лучше пустить шайбу в борьбу вдоль борта, чтобы избежать контратаки.

    «Проблем на стадии квалификации у сборной не должно быть»

    — Как оказался в России?

    — Поехал вместе с новополоцкой командой на турнир в Москву. Белорусских ребят было мало — на команду не насобирать. Да и у местных были проблемы с составом. Поэтому играл за одну из местных команд, много забрасывал. С трибуны кричали: «Ты какого года?» Позже пригласили играть в московскую детскую лигу, поиграл за «Динамо», «Спартак». Только потом, когда была расформирована детская школа «Спартака», очутился в Ярославле.

    — Интересны твои отношения с клубом: не отпускает тебя на сборы национальной команды. Можешь ведь сказать: «Я хочу!» Или это испортит отношения с руководством «Локомотива»?

    — Мне говорят, что нужен команде.

    — Даже во время международных пауз?

    Руководство Белорусской федерации хоккея и «Локомотива» должны общаться, причем желательно делать это не по телефону.

    — Готовлюсь, чтобы пробиться в основной состав «Локомотива». Не ко мне вопрос. Руководство Белорусской федерации хоккея и «Локомотива» должны общаться, причем желательно делать это не по телефону.

    — И все-таки, провоцирую: когда увидим Остапчука в сборной?

    — Сам жду, когда позовут. Всегда готов играть.

    — Следил за «успехами» нашей сборной на чемпионате мира?

    — Стараюсь после сезона поменьше следить за хоккеем, но наслышан. То, что уступили французам, стало для меня шоком.  В Квебеке, помню, сборная хорошо играла, в Швейцарии пробилась в четвертьфинал. Русским уступили в одну шайбу… Мы умеем играть в хоккей, поэтому проблем на стадии квалификации не должно быть. А они были.

    — Какие предпочтения, что касается игровых номеров?

    — 23-й, 24-й…

    — Ну ты раскатал губу! То ж Костицын-старший и Салей в сборной.

    — Тогда 32-й или 42-й.

    «Белорусы «памяркоўныя», но напряжение меньше не становится»

    — Сергей добрый, открытый, надежный, красивый — стоит ли об это говорить? – вопрошает Эля. – Любит покушать: драники, картошечку, селедочку. Машины может рассматривать часами.

    — И какая у вас машина?

    — Опель Инсигния, — с гордостью говорит Сергей.

    — Сергей романтик? – спрашиваю Элю

    — Нет (смеются оба). Умеет красиво говорить, но не делать.

    — Ну а кофе в постель?

    — Бывало, как и цветы утром.

    — Как отдыхается в Минске? – на этот раз вопрос к Сергею.

    Переживаю за мать: тяжелая обстановка сейчас в стране. Приехали домой, а холодильник пустой!

    — Хорошо, хотя переживаю за мать: тяжелая обстановка сейчас в стране. Приехали домой, а холодильник пустой!

    — Да и люди паникуют, посудите сами, — поддержала разговор Эля.

    — Это вы про белорусов? Возможно ли это?

    — От того, что белорусы «памяркоўныя», напряжение меньше не становится, — считает белорус. – Ехали недавно на встречу с Мишей Стефановичем и Пашей Черновым, тоже воспитанником новополоцкой школы (играет за «Мытищинские атланты» — Goals.by). На заправке в то время образовалась длинная очередь. Думаем, что такое? А таксист говорит, что курс доллара завтра поднимется. Как так? Ну вот так… Хочется, чтобы, наконец, стабилизировалась обстановка, и люди не испытывали острой необходимости хотя бы в том, что касается продуктов питания.

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+