«Хоккеисты, как дети малые»

Сервисмены минского «Динамо» Павел Головацкий и Виктор Круковский устроили Goals.by экскурсию по раздевалке команды. Рассказали о своей работе, функциях и задачах, отношениях с хоккеистами, объяснили, почему у Мезина нет «соседей», поведали, кто из игроков предпочитает какие клюшки и какие коньки, признались об определенных суевериях, а также вспомнили несколько забавных историй из закулисной жизни.

Виктору Круковскому (слева) и Павлу Головацкому есть, что рассказать.
Виктору Круковскому (слева) и Павлу Головацкому есть, что рассказать.
Golovatski_krukovskiВиктору Круковскому (слева) и Павлу Головацкому есть, что рассказать. Юлия Чепа

Сервисмены минского «Динамо» Павел Головацкий и Виктор Круковский устроили Goals.by экскурсию по раздевалке команды. Рассказали о своей работе, функциях и задачах, отношениях с хоккеистами, объяснили, почему у Мезина нет «соседей», поведали, кто из игроков предпочитает какие клюшки и какие коньки, признались об определенных суевериях, а также вспомнили несколько забавных историй из закулисной жизни.

— В этом сезоне мы набрали уже 42 очка, — с гордостью говорит Павел Головацкий.

— Мы ведь тоже в команде, — поддерживает собеседника Виктор Круковский. – Да, не выходим на лед, не забиваем голы, не отдаем передачи. Но к своей работе подходим ответственно.

Эти люди всегда вместе с командой. Дома и на выезде, на лавке, в раздевалке… Да везде. Их фамилии не так часто появляются в прессе, но от их работы, пожалуй, не меньше, чем от  медиков и тренеров, зависит форма и результативность хоккеистов. Коллектив сервисменов команды сплоченный. Тому подтверждением тот факт, что он не меняется на протяжении вот уже четырех лет. Разве что к компании администраторов Павла Головацкого и Дмитрия Пшенцова и массажистов Виктора Круковского и Дмитрия Слива присоединился Виталий Кяпсня, тоже массажист.

Во время первой международной паузы в сезоне минское «Динамо» пустило Goals.by в раздевалку команды, где нас встретили и проводили Павел Головацкий и Виктор Круковский.

В бежевых, всегда открытых шкафчиках в прихожей хоккеисты хранят свои личные вещи, оставляют верхнюю одежду. Так у Йере Каралахти были обнаружены банки из-под энергетиков, в шкафчике у Александра Кулакова три пары кроссовок, у кого-то из ребят была детская клюшка. Правда, порой, раздевалка минского «Динамо» напоминает детский сад, поэтому заходя туда после очередного матча, боишься кого-нибудь раздавить.

За прихожей следует сама раздевалка. С обеих сторон по-русски и по-английски соответственно можно прочесть текст следующего содержания: «Испытания выпадают на долю сильных людей, чтобы они сами поняли, насколько выносливы не только телом, но и духом. А слабым испытания ни к чему. Они и так ломаются».

Места хоккеистам определялись с учетом их пожеланий, а также пожеланий тренерского штаба. Есть в раздевалке и так называемое заколдованное место. Оно принадлежало Ханну Пиккарайнену в прошлом сезоне. Если помните, финн покинул команду по ходу чемпионата. В этом сезоне его занял Дэнни Гру и тоже расстался с «Динамо» на старте сезона. Теперь Андрей Мезин, чьими соседями были Пиккарайнен и Гру шутит, мол, ребят, кому надоело в «Динамо», садитесь со мной.

А так выглядит кафе в зоне команды. Здесь до и после игры хоккеисты могут восполнить баланс микроэлементов или попросту поесть. Места не много, но никто не жалуется.

Здесь Марек Сикора вместе с командой проводит собрания, разбирает ошибки в предыдущих матчах, игру очередного соперника. Здесь же скромно в уголке стоит подарок Goals.by минскому «Динамо» — панно из фотографий с матчей «зубров». Как говорят сервисмены команды, место картине они уже определили, но руки не доходят повесить ее на самом видном месте в комнате.

Здесь хоккеисты могут окунуться в бассейн, приняв сауну, расположенную рядом. Здесь же находятся и душевые кабины, где по преданию прячутся хоккеисты от злых журналистов :).

В этой комнате расположено три массажных стола. Места опять же немного, но его хватает. Здесь же стоит медицинское оборудование, позволяющее медикам команды поставить предварительный диагноз хоккеистам, получившим травму по ходу матча.

Самый современный станок по заточке коньков в стране, естественно, на «Минск-Арене», естественно, у минского «Динамо». За этот процесс в клубе отвечает в большей  степени администратор Дмитрий Пшенцов, который в момент нашего интервью находился в Гомеле в стане сборной Беларуси. Запросы у хоккеистов разные. Они зависят от массы, манеры катания, их игровой манеры, амплуа и еще многих и многих факторов.  Так, например, Йере Каралахти нужно менее острое лезвие, а вот Збынек Иргл — реактивный нападающий — предпочитает только 13-ый желоб — самая острая заточка в команде.  

Но дадим слово нашим героям Павлу Головацкому и Виктору Круковскому.

— В обязанности массажистов входит проведение лечебной работы с хоккеистами, — говорит Виктор. – А администраторы занимаются всем тем, что касается экипировки хоккеистов. Но есть еще много общей работы. Мы ведь должны создавать в раздевалке и на лавке команды домашнюю атмосферу. Вы бы видели, какой у нас порядок перед игрой!

— Даже уборщицу не пускаем в раздевалку! – добавил Павел Головацкий. – Вот сами и работаем в игровые дни по 14-16 часов.

Хоккеисты — люди эмоциональные, взрывные. Клюшками стучат не только по бортику, но подчас и в раздевалке. Должно быть, бывает трудно выстраивать с ними отношения, особенно, если некоторые из них имеют громкую фамилию.

— Нашу работу контролируют сами хоккеисты, — говорит Виктор. – Если ты «тряпка», тебе так об этом и скажут. С точки зрения взаимоотношений с хоккеистами, самые беспроблемные из них — великие. Тот же Вилле Пелтонен, Петр Сикора, Йозеф Штумпел.

Порой с приездом известных хоккеистов связаны забавные моменты.

— Помните, как в прошлом году во время одной из международных пауз оставшиеся в команде хоккеисты тренировались с «Юностью»? – спросил Павел. – Тогда Артем Сенькевич сел рядом с Сикорой и сказал: «Елки-палки, за Сикору на приставке в хоккей играл лет десять назад! А теперь…»

— Кто-то из наших молодых хоккеистов в детстве собирал карточки со звездами НХЛ, — продолжил Виктор. – А теперь тут рядом сидели и Штумпел и Сикора.

— Когда у хоккеиста не получается забросить шайбу, он переживает, начинает искать причины во всем, порой и в экипировке, — говорит Павел. – Обычно в этом случае пытаешься объяснить хоккеисту или вместе с ним разобрать проблему. Нам иногда кажется, что все просто, а игроки, как малые дети :).

— Игроки ценят внимание к себе, — продолжает тему Виктор. – Имеет место быть и ревность, когда кому-то первому делаешь массаж… Бывает, что хоккеист жалуется на боли, говорит, где у него тянет. Я осматриваю его и понимаю, что ничего там не может тянуть. Но соглашаюсь с ним, говорю, что, возможно, у него проблемы в области поясницы. Ведь главное — не отталкивать человека от себя.

— Раскладку формы на выездных матчах делаем тоже мы, — улыбается Павел. – Иногда долго думаешь, глядя на планировку раздевалки, где кого посадить, чтобы не было обид.

Виктор Круковский прибрал инициативу в свои руки и выдал сразу несколько полных абзацев.

— Финны обычно интроверты, — говорит он. – Не зря о них шутят, мол, заторможенные. Так и есть. Вот, Осси Ваананен был немного странным. Помню, его любимой фразой было «О, boy!»… Смотрю как-то, у него один и тот же пластиковый стакан всегда. Выпил воды, поставил его на место. На вопрос о том, почему он не выбрасывает стакан после использования, Осси ответил: «Это мой вклад в сохранение чистоты окружающей среды. Зачем мне выбрасывать стакан, когда я даже не испачкал его?». Молодец! Теему Лайне — веселый, эмоциональный парень. Когда он начинает по-фински общаться с Йере Каралахти, другие ребята передразнивают их.

Интересно наблюдать со стороны за отношениями Каралахти и Володи Денисова. Когда мы были в последней поездке, в аэропорту зашел в кафетерий. Каралахти заказывал два кофе. Спрашиваю его: «А второй кому?». Он: «Денисову». Вот так, бывалый Йере нес кофе Володе. А Володя небрежно кивнул финну в знак благодарности.

Да, парочка Каралахти — Денисов определенно вызывает симпатии. Но кто же, как говорится, душа компании в раздевалке «Динамо»? Капитан Обшут?

— В раздевалке основная радиоточка — это Саша Кулаков, шутник, говорун, — говорит массажист. – Запал Кулака поддерживает Ярослав Обшут. Вдвоем эти парни подкалывают всех остальных, ну и, конечно, друг друга. В этот процесс вовлекается вся команда, и тогда атмосфера, царящая в раздевалке, не может не радовать.

А вот чисто хоккейные заморочки. Нельзя стричься в день игры. Нельзя брать деньги в долг до игры. Если надо будет, их тебе никто не даст. О победе нельзя говорить перед игрой…

— Збынек Иргл в день игры сам готовит свое место в раздевалке и просит никого не трогать его вещи, — продолжил Виктор. — Кто-то держит на своем месте в раздевалке иконку. Сам крещусь на лавке, потому что несколько раз в меня уже попадала шайба. Один раз в спину, один раз по лицу, два раза по рукам… Мезин за три часа до игры абсолютно ни с кем не общается. А если Андрей разговаривает, то это значит, что он сегодня не играет. Кевин Лаланд же шутит прямо до выхода на лед.

Заслышав фамилию канадского голкипера минского «Динамо» Павел Головацкий заговорил об экипировке — своей вотчине.

— Когда Лаланд получил новую экипировку, — начал Павел, — ко мне подошел Андрей Мезин со словами: «Смотри-ка, все новое себе взял!». Андрей ведь трепетно относится к форме. В новых щитках он может выйти на матч только тогда, когда разомнет, почувствует их. Кстати, форму для Мезина заказываем в Канаде, а срок ее изготовления — два-три месяца. Причина такого долгого изготовления формы в том, что она у Андрея нетиповая. Например, рукава нагрудника у него соответствуют размеру L, а сам нагрудник — М.

— У Лукаша Крайчека очень старый нагрудник, — заметил Виктор. – Ему, наверное, лет двадцать. Когда в Минске проходил Матч звезд КХЛ, здесь в раздевалке рядом сидели Яромир Ягр и Крис Саймон. У Ягра был старый-престарый шлем, дырявые перчатки… У Корсо и Каралахти тоже старые нагрудники. А Платт надевает все новое и выходит на лед.

В хоккее нередки случаи, когда хоккеисты падают, причем порой в самый неподходящий момент. Павел Головацкий и его коллеги смотрят на это с совсем непривычной  для нас точки зрения.

— Когда видишь, что хоккеист упал, — говорит администратор. — Сразу обращаешь внимание на то, на внешней или внутренней части лезвия есть проблемы, или конек забит, или стакан «хулиганит». Тренер следит за тактической борьбой на площадке, а мы, администраторы, за техническим исполнением и движением хоккеистов на льду.

Амуниция у хоккеистов сложная, и трудно выделить, что важнее, щитки, коньки, шлемы, клюшка. Правда, что касается клюшки, то в отличие от других, это та часть амуниции, которую хоккеисты зачастую готовят к играм сами. Это ведь ею они забрасывают шайбы в ворота.

— Клюшки отличаются по производителю, по модели, по загибу, по жесткости, по высоте… — рассказывает Павел. – У кого-то три-пять рабочих клюшек, у ленивых — две :). Платт, например, помечает свои клюшки, какая первая, какая вторая, какая третья. Если во время игры первая ломается, обязательно возьмет вторую. Дмитрий Мелешко играет клюшкой восемьдесят пятой жесткости, Андрей Михалев — сто десятой. Кому-то нравится, чтобы клюшка выстреливала, кому-то — чтоб пружинила. Если ты обрезаешь клюшку, то она становится более жесткой. Поэтому работа с клюшкой — неотъемлемый процесс подготовки к игре. Немногие хоккеисты доверяют свои клюшки кому-либо, а стараются все делать сами.

А вот веселый случай с чемпионата мира, где Павел Головацкий дебютировал в качестве администратора сборной.

— Знаете, поехал я в первый раз на чемпионат мира, захожу в раздевалку, а там клюшка стоит в мусорке. Смотрю — новая. Достал ее, поставил на место. И тут появляется Ярослав Чуприс. «Кто достал мою клюшку из мусорки? – спросил он. – Я ведь ее наказал!». Вот так! Попробуй, пойми этих хоккеистов!

Команда сервисменов минского «Динамо» — все отличные ребята. Историй из жизни замечательных людей у них еще много. Обещали поделиться ими в следующий раз…

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.