Блог Железный дровосек

«Лучшие боевики – гандболисты, теннисисты более ушлые». Как Сашурин гоняет Соболенко и других топов

У трехкратного чемпиона мира по биатлону Вадима Сашурина любопытный тренерский путь. Еще будучи действующим биатлонистом он тренировал сборную Канады, после – белорусских лыжников, а в последние годы полностью переключился на фитнес-коучинг. Причем успевает одновременно «дрессировать» и гандбольный СКА, и женскую сборную Беларуси по баскетболу, и теннисистку Арину Соболенко. В беседе с Тарасом Щирым Сашурин сравнил физические способности гандболистов и теннисистов, назвал самого работящего спортсмена и объяснил, в чем сила Соболенко.

– Вадим Леонидович, как вы пришли к этой универсальности?

– Еще перед тем, как попасть в лыжные гонки и биатлон, пробовал себя в разных видах спорта. Занимался и гимнастикой, и фигурным катанием, и стендовой стрельбой, и другими видами. Сестра моей мамы даже пыталась привлечь меня к балету. На протяжении жизни я кусочками что-то брал от разных видов спорта. Да и сама подготовка биатлониста подразумевает разноплановую работу. Ведь биатлон очень сложный вид спорта. В нем все держится на нюансах. И чем более разнообразно воздействие на моторику, координацию, тем на более высокий уровень может выйти спортсмен. И чем больше у него координационных навыков, тем легче обучить его правильным движениям. Сейчас я вижу, что это касается не только биатлона, но и многих видов спорта.  

Что я делаю? Доходчиво, с визуализацией на собственном примере преподаю программу университета физической культуры с уклоном на топовый спорт. Я 27 лет бегал. И у меня за это время появилось огромное количество наработок, которые еще будучи спортсменом стал использовать в тренерской работе. Есть порядка 15 качества спортсмена (тактика, координация, скорость, сила, выносливость, моторика, эластичность, гибкость, взрывные характеристика, устойчивость и так далее), которые я раскладываю по полочкам в отношении спортсмена или коллектива. Но делаю это не самостоятельно, а вместе с другими тренерами, которым предлагаю план действий, и мы совместно начинаем ваять программу.

– Давайте начнем с гандбола. Какие были впечатления от первых тренировок с гандболистами?

– Первое, что резануло по моему восприятию, – это временное лимитирование тренировки. В 10 часов она началась, а в 12:00 все уже разбежались. Я хоть 15 лет уже не профессиональный спортсмен, но не понимаю, как можно во временные рамки загонять тренировку. Ведь это – сложное мероприятие. Оно должно состоять из разминки, основной части, заминки и растяжки. За одну тренировку спортсмены должны выполнять несколько видов работы. И отсутствует любой составляющей тренировки – заминки или растяжки – не добавляет спортсмену качества.

Самым слабым звеном у гандболистов была разбалансированность мышц корпуса. Под ними я подразумеваю центральную часть туловища человека. Я был очень удивлен, но со временем мы решили эту проблем и перешли к более тяжелым упражнениям. Ребята стали устойчивыми, и веселее как-то начали двигаться. Но до идеала им еще очень далеко.

– Руки – самое сильное, что есть у гандболиста?

– Да не сказал бы. Здесь тоже есть куда стремиться. Руки в разумных пределах должны быть гораздо сильнее, но не стоит забывать, что лишняя крепатура (боль в мышцах, вызванная интенсивной физической нагрузкой – Tribuna.com) в руках может помешать в нанесении броска. Но я не хочу бросать камень в огород пацанов. Они на самом деле работают, стараются.

Чем гандболисты отличны от других спортсменов? Из всех видов спорта гандбол ближе всего к боксу. Ребята не боятся контакта. Гандболисты хорошо держат удар. В этом плане они настоящие мужики. И если где-то им не хватает физухи, они добирают все характером.

– Вратарь должен быть таким же сильным, как полевой игрок?

– Думаю, да. Считаю, что спортсмен как минимум должен справляться со старыми нормами ГТО («Готов к труду и обороне» – программа по физподготовке в СССР – Tribuna.com). И любой нормальный спортсмен в моем понимании должен уметь подтягиваться, делать пистолетики, держать уголок...  Я стараюсь давать столько силовых упражнений, сколько в состоянии переварить организм спортсмена. И к его силе приучают годами. Поэтому мне приходится разбираться еще со старыми упущениями. За год спортсмена в порядок полностью не приведешь.

– Слышал мнение о том, что гандболистам не обязательно очень много бегать, а вы в СКА даете очень серьезные кроссы.

– Все очень просто. Перед тем, как дать много взрывной, силовой работы, нужно хорошо подготовить двигательный аппарат. Всю эту работу – кроссы, велосипеды, гребля, плавание – я даю для того, чтобы укрепить двигательный аппарат, суставы и связки, чтобы спортсмены как можно меньше травмировались. Главное, чтобы тренировки были разнообразными. Тогда спортсмен будет закисляться гораздо меньше. Кроме того объемные тренировки расширяют сеть капилляров, в том числе периферийных. Благодаря этому увеличивается скорость восстановления, доставка кислорода, ускоряется расщепление жиров. Да, когда спортсмену 20 лет, заставить жиры работать сложно, но пытаться нужно. Даже те мизерные проценты максимального потреблениям кислорода организмом, которые мы нарастим, повлияют на соревновательные способности спортсмена. Его просто на больше времени будет хватать. Ведь даже броски у гандболиста лимитированы. После 20-25 бросков он подседает, и уже не может качественно бросать.

– Какую максимальную беговую нагрузку вы давали гандболистам?

– Бывало, и по три часа бегали в Раубичах. Это примерно 25 километров.

– Серьезно?!

– Да. Это нормально. Я бы и больше дал, но пока не нужно.

– И кто пришел первым?

– Не буду отвечать на этот вопрос. Не хочу выдавать военную тайну. Все ребята молодцы. Если в первый год после двухчасовой работы нам буквально приходилось многих собирать по парку, то сейчас все держатся вместе, и вместе все выполняют.

– Отторжение ваши требования не вызывали?

– Поначалу такое было. Больше всех возникал Артем Королек, но потом лучше всех все выполнял.

– Машина?

– Так не скажу. После первой недели совместной работы он попал в «команду на сохранение».

– Расшифруйте.

– После первого микроцикла у него зашкаливала биохимия, и пришлось делить команду на несколько звеньев, чтобы растасовать нагрузку. Ведь кто-то лучше нагрузку переваривает, кто-то – хуже. И Королек, скажем так, был не в сильнейшей группе. А потом он подтянулся и через месяц стал одним из лучших.

– Тренировки в бассейне тоже проводили?

–– Мне даже Королька плавать пришлось учить. Ну а что делать? Ведь это не только хорошая тренировка, но и основы безопасности на воде. Мне, честно говоря, многое хочется дать, но из-за плотной игровой практики не все получается. Все упирается во время. А так я бы их и на лыжи поставил, и на коньки, и на батут, и до бокса дошли бы.

– «Динамо» Эдуарда Малофеева на льду в футбол играло. Интересная задача?

– Абсолютно нормальная тема. Это упражнение развивает координативные навыки, происходит смена двигательных приоритетов для мышц. Играя в футбол на льду, народ сначала просто не сможет с места двинуться. Но через 5-10 минут все начнут понимать, за что нужно зацепиться, от чего оттолкнуться. Очень грамотное упражнение. И я уважаю тренеров, которые в состоянии что-то подобное давать. Мы с гандболистами тоже играли в футбол. Только с большим мячом для фитнеса. Потом футбол плавно перешел в баскетбол, но было достаточно весело и информативно. Ребята старались и остались довольны. У игровиков очень многое зависит от мозгов. Поэтому им нужно давать больше разгрузки для интеллекта.

–  Лет 5 назад я начал работать с теннисистом Егором Герасимовым. Потом ко мне обратилось руководство федерации. Сначала отдали всех парней, а потом – девчонок. В коллектив порой входило около 20 человек. Из-за этого качество работы падало. Кому-то перестали нравится мои методики. По итогу мне попытались навязать другую методику. Я не принял ее, решил уйти в гандбол. Дело в том, что у меня свое видение и достаточно жесткая работа – не люблю слюнтяев. В итоге со мной осталась работать Арина Соболенко и еще пара человек – в частном порядке.

– Лентяи в теннисе попадались?

– Достаточно. Кто-то говорил, что устал и больше не может, а я потом смотрел биохимию и понимал, что загруженность нулевая у человека.

– Чем теннисисты отличаются от гандболистов?

– Если сравнивать гандболистов и теннисистов, то первые должны быть более прыгучими, плечевой пояс должен быть более развитым. Но у теннисиста стартовая скорость однозначно выше. Ну и более выносливым, в моем понимании, тоже является теннисист. А вот болевой порог у гандболистов гораздо выше – вид спорта очень контактный.

– За 5 лет работы с вами Соболенко сильно изменилась?

– Да, и я пожалел, что не снял на видео, как Арина в начале нашей работы стометровку бежала – практически боком. За все время она ни разу не сачканула, не пропустила ни одной тренировки. Я даже сейчас знаю, что она тренировалась. Вот, показываю вам даже переписку в Вайбере. Соболенко мне четко написала, что отгребла час и сорок минут.

– То есть?

– Поработала на гребном тренажере. Для чего он ей? Представьте, как спортсмену можно привести спину в порядок. Можно, к примеру, взять штангу. Сколько раз человек ее может поднять? Раз 50. Вынести эту нагрузку будет тяжело морально. А можно все это сделать с помощью гребли. Особенно на озере. За 100 минут Арина сделает более тысячи движений. Думаю, разница ощущается. На гребном тренажере ты будешь выполнять все правильно, задействуя необходимые группы мышц. Я точно знаю, что у Арины после этой тренировки вопрос со спиной будет закрыт. И процент вероятности заработать грыжу после такой работы практически равен нулю. Это проверено на собственном опыте.

В работе с Соболенко тоже использовали различные упражнения. Были и коньки, и ролики, и лыжи. Повторюсь, чем разнообразнее подготовка спортсмена, тем больше шансов на то, что он выйдет на более высокий уровень.

– Со стороны кажется, что Арина – девушка с юной улыбкой, но с телом зрелой женщины.

– Я не считаю, что для ее возраста у нее просто феноменальные данные. Она просто хорошо сбалансирована. В нее вброшено много работы. Очень пунктуальный человек. Я бы даже сказал, что гиперпунктуальная. У Арины есть четкое понимание того, что она хочет. Ей тоже есть, куда расти, но на данный момент она очень гармоничная спортсменка.

– Какое самое нетривиальное упражнение вы давали Соболенко?

– Да у нас практически не повторилось ни одной тренировки. За неделю до финала Кубка Федерации мы с ней бегали 15 километров на подъемах Раубичах – выдержала отлично.

– С прошлого года вы начали сотрудничать с женской баскетбольной сборной. Какие впечатления?

– Я не хотел бы сильно влезать в полемику о женском баскетболе. Тем более все девчонки стараются. У них большой резерв кроется в плиометрии (прыжковые тренировки – Tribuna.com) и в силовой составляющей. В следствии этого должна появится и скорость, и необходимая пластика. 

– Работать с женским коллективом сложнее?

– В командных видах спорта с девчонками работать легче. Они меньше гундосят. Ты дашь им материал, и они его выполнят. Мужики более безалаберные что ли. На мужиков нужно давить каким-то авторитетом. С ними сложнее, но с ними интереснее. Я просто всю жизнь с пацанами работал.

-  В чем отличие биатлонистов от других спортсменов?

– Хороший биатлонист, лыжник – пахарь. Это лошадиные виды спорта. Иначе их не назову. Биатлон сложен тем, что объединяет в себе два вида спорта. Ты работаешь практически круглосуточно – по четыре тренировки в день. Игровикам этого не понять. Если хочешь показать результат в биатлоне, то должен выполнить титанический труд. Просто нет иного выхода. Если допущены ошибки в подготовке, за команду не спрячешься.

– Неужели канадские биатлонисты тоже выполняли вашу советскую методику?

– Они все выполняли. И подтягивались, и бегали, и прыгали. И никаких проблем не было. Мне с ними работать было легко. С белорусами, как ни странно, работалось гораздо труднее.

– Мы с вами говорили о баскетболистках, гандболистках, биатлонистах. Кто сильнее, если отталкиваться исключительно от физических данных?

– Лучшие боевики – это гандболисты. Они умеют держать удар. Самые работоспособные – лыжники, а самые универсальные – биатлонисты. И самый большой трудоголик, которого я когда либо видел, – лыжник Алексей Иванов. Он не добился высоких результатов, хотя и был призером и чемпионом на нескольких марафонах. Пахарь. Показывал всей сборной, как нужно работать по-настоящему. Он просто первым приходил на тренировку и последним ее покидал. Пока все задания не выполнял, он никуда не уходил. Лыжников никто не переплюнет. Потом я бы поставил топовых теннистов. Они очень подготовленные. Можно вспомнить и Арину Соболенко. Она тоже пашет. Хотя теннисисты от других видов спорта отличаются интеллектом. Они более ушлые, интересные, на площадке должны перехитрить соперника. И если бы мы говорили исключительно об интеллекте, я бы теннисистов поставил на первое место.

ФОТО: pressball.by, tut.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья