android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Железный дровосек

Футболисты из Беларуси ездят на просмотр в Польшу. Иногда это заканчивается не очень хорошо

Отношения у белорусских футболистов с Польшей ладятся не всегда. Филипп Рудик до сих пор в судах разбирается с руководством «Гурника» из Ленчны. Не получилось в соседней стране у Егора Зубовича и Дмитрия Верховцова, Павел Савицкий признался, что не хочет туда возвращаться. Дескать, люди там какие-то не такие. И только Сергей Кривец продолжает держать марку, выступая в экстракласе за «Арку» из Гдыни.

Экстракласа. Гол Кривца помог «Арке» разгромить «Сандецью»

Перед началом прошлого сезона свои силы в Польше решил попробовать хавбек «Белшины» Ярослав Шкурко. Если верить новостям, он не смог договориться с руководством перволиговой «Погони» из Седльце.

Просмотр Шкурко в «Погони» Седльце завершился, стороны не сошлись в условиях контракта

Но, как считает сам футболист, все было совершенно иначе, и с «Погонью» он даже не тренировался. По его словам, во всем виной агенты, которые вели себя с ним не совсем честно. В том числе и белорусы.

*  *  *

– С чего все началось? У меня есть знакомый – Дима Марголенко.  Мы познакомились с ним еще тогда, когда вместе играли за «Дариду», – начинает свою историю Ярослав Шкурко. – Дима с футболом уже закончил, год назад стал чемпионом в фэнтези на «Трибуне», а в последнее время, как рассказывал мне, работал в Вайскауте. В течение предыдущего сезона мы периодически общались, он рассказывал, что пробует самостоятельно устраивать футболистов в команды. Дима как-то сказал, что знаком с одним белорусским агентом. У меня на тот момент была хорошая статистика (в 2016-м Шкурко сыграл за «Славию» 29 матчей, проводя в среднем на поле 78 минут – Tribuna.com), и Марголенко предложил попробовать найти вариант за рубежом. У меня как раз закончился контракт с Мозырем, и я был не против поехать за рубеж.

После отпуска я вернулся в Минск. Дима сказал, что мне начали подбирать варианты, параллельно в литовском посольстве делали шенген. Вскоре прислали документы, согласно которым в течение трех месяцев права на меня переходили двум агентам. Одним из них был поляк Валентин Гущин, другим – белорус Федор Сикорский. Но я сразу хочу сказать, что с Сикорским удалось пообщаться только раз. Да и то по телефону. Так что к нему у меня вопросов практически нет. Во второй половине января мне сообщили, что есть конкретная заинтересованность со стороны двух клубов из польской первой лиги –  прушковского «Знича» и «Погони» из Седльце. Нужно было сразу выезжать в Варшаву, где меня уже ждал человек. В итоге взял билет на автобус и поехал.

Когда приехал, меня встретил белорус Виктор Врублевский (экс-футболист минского «Динамо» и «Динамо-93» – Tribuna.com), как я понял, доверенное лицо Сикорского. Мы сразу же отправились в Седльце. Уже в дороге Врублевский начал мне объяснять некоторые нюансы польского футбола. Оказалось, в местной первой лиге действует правило, при котором в команде может быть лишь два легионера не из Евросоюза.  Выходить на поле в стартовом составе разрешено лишь одному иностранцу. Забегая вперед, скажу,  что в «Погони» такой легионер уже был. Да и в центральных полузащитниках, игроках моего амплуа, клуб не нуждался.

Меня и россиянина Павла Султанова сначала поселили у местного друга Врублевского, а потом в самую дешевую гостиницу. В таких отелях обычно живут дальнобойщики. За неделю я так ни разу и не потренировался с командой. Смотрел за всей работой со стороны. Условия в Седльце для Д2 потрясающие. У «Погони» свой стадион, три поля, одно из них искусственное – с освещением. Работает аквапарк. Мне хотелось там остаться, но не получилось. Практически все время я гулял по городу, бегал кроссы для поддержания формы. Почему я не еду в «Знич»,  мне внятно не объяснили. Как я понял, агент не поделил что-то с клубом, когда возил туда на просмотр Султанова, хотя изначально туда должен был ехать я.

Стадион в Седльце.

Но мне все-таки дали возможность сыграть – за команду «Рух» из Высоке-Мазовецке. Это четвертая лига. Мой напарник отыграл весь матч, а я – второй тайм на позиции левого защитника. В этом клубе можно было остаться, но в следующий раз нужно было приехать практически через неделю. После игры мы переодевались в каком-то старом спортзале, негде даже было помыться, а потом сели в машину и поехали в Белосток – Виктору нужно было забрать знакомого и отвезти в Гродно. По дороге я не выдержал, и в Белостоке между нами случилась словесная перепалка. Я просто вообще не понимал, что происходит и зачем я приехал. Тогда Врублевский предложил самостоятельно поехать под Быдгощ. Там якобы Валентин Гущин уже договорился с какой-то командой из третьей лиги. «Тебя ждут! Жилье, питание – все сделают, – говорил агент. – Деньги будут такие же, как в Беларуси. Поиграешь полгода там, потом место где-нибудь в первой лиги освободится – устроим». Вот-вот должен был уйти последний автобус на Варшаву, и я согласился остаться. Все нужные координаты были записаны на клочке бумаги. Как добраться до этого города, что делать дальше, я не знал. Меня, наверное,  вело только большое желание, чтобы все нормально сложилось.

Я – грязный, голодный – приехал в Варшаву в 23:30. Добрался до центрального ЖД-вокзала, перекусил в «МакДональдсе»,  просунул в кассу бумажку, говорю, мол, мне билет вот сюда. Оказалось, что ближайшая электричка только утром. Нашел рядом какую-то гостиницу и остался переночевать. На утро дозвонился до Валентина Гущина. Сообщил, что в два часа дня приеду в Солец Куявски. Валентин сообщил, что в два часа меня на вокзале встретит президент клуба.

Приехал. Думал, попаду в большой населенный пункт, а Солец Куявски оказался городком маленьким, людей не видно. Вместо железнодорожного вокзала – будочка. Постоял 10 минут и пошел искать стадион. На ресепшне показал бумажку, сказал, что мне нужен вот этот человек. Им оказался не президент, а обычный детский тренер. Вскоре вызвонили, как мне сказали, вице-президента. Приехал какой-то мужик в рабочей робе, забросил вещи в машину, и мы отправились в какой-то дом. Мужик объяснил, что поживу в доме несколько дней, а об остальном расскажет утром. Как оказалось, в доме шел ремонт. Света не было, кухни не было, интернета – тоже. В комнате стоял лишь диван. Даже подушки не нашлось. Утром вице-президент так и не приехал. По итогу пошел к нему на работу – на склад. Там я прождал его еще около часа на улице, после чего он сказал, что в 16:00 меня заберут и отвезут на тренировку.

Тренировались мы в Быдгощи на искусственном поле. «Уния» – полностью любительская команда, поэтому отсутствие кого-то из футболистов на занятиях, которые проходили через день, воспринималось нормально. Меня такое не очень устраивало. Агент Валентин просил, чтобы я еще немного потерпел – он был в поиске вариантов. Куда за это время я только «не поехал»: и в третью лигу Австрии, и на Кипр. В общем, пробыл в Солец Куявски неделю. Агент все время что-то рассказывал, объяснял, что готовятся какие-то бумаги. Тем временем узнал у ребят, что за команду какое-то время играл украинец Максим Адаменко. Я нашел его в Фэйсбуке, решил пообщаться, узнать, что да как в этом клубе. Его ответ был следующим: «Беги пока не поздно! Мне все тоже обещали красиво, рассказывали, что платить будут, а в конце концов ничего не заработал и квартиру снимал за свой счет». Я сразу понял, к чему все идет. Дозвонился до Врублевского, объяснил ему всю ситуацию. Он сказал, чтобы я ехал в Белосток, если не будет контракта с клубом, а потом он домой меня отвезет.

Я уже предполагал, что все закончится плохо, и из автобуса Быдгощ – Варшава набрал Гущину, поинтересовался, когда контракт будет готов. В ответ услышал: «Так ведь у тебя нет рабочей визы. Езжай в Беларусь». Такое ощущение, что он не знали об этом до моего приезда.

Позже решил набрать и уточнить у Врублевского, когда мы встретимся в Белостоке. В ответ пришло сообщение: «Бери билет из Варшавы до Минска и добирайся сам». Любопытно, но он потом это сообщение удалил в вайбере. Это смешно даже :).

На автовокзале в Варшаве оказалось, что билетов на автобус нет. Поехал на железнодорожный. На ближайший поезд оставалось три квитка. Цена выше, чем на автобус – порядка 60 долларов. Денег не было. За две недели я потратил почти все деньги, которые брал с собой. Пришлось ждать, пока из Минска пришлют денежный перевод. Так, с горем пополам, утром приехал в Минск. Сел на вокзале и задумался, что это такое было? Позвонил Марголенко, спросил, как такое вообще произошло. «Это все Виктор! Я вообще ничего не знал!» – сказал Дима. Он только спросил, какую информацию дать в прессе. Я сказал, что мне все равно. На следующий день появилась новость о том, что Шкурко не смог договориться с «Погонью».

Но самое обидное другое. Я просто не понимаю, чем заслужил такое. В жизни может произойти разное, но ведь есть какие-то человеческие отношения. А так называемый агент Врублевский даже не спросил, как я доехал, все ли у меня хорошо, и доехал ли я вообще. Ведь не я сам туда ехал. Это меня туда позвали. 

Мне ведь до отъезда в Польшу «Славия» предлагала новый контракт. Я мог спокойно остаться, но решил съездить за рубеж. А когда вернулся назад 7 февраля, места в клубах уже были заняты. Поэтому и поехал в «Нафтан».

Диме еще до отъезда я дал деньги в долг, и уже 10 месяцев найти его не могу. В общем, очередная история о том, как в нынешнее время нельзя быть слишком добрым и доверчивым. Для чего я все это рассказал? Скоро предсезонка начнется. И я просто не хочу, чтобы такие наивные ребята, как я, наступали на старые грабли.

* * *

Дмитрий Марголенко комментировать данную ситуацию отказался, однако отметил, что информация про долг не соответствует действительности. А вот Виктор Врублевский, который помогал Ярославу Шкурко в Польше, согласился ответить на несколько вопросов. Оказывается, Врублевский футбольным агентом не работает – у него свой бизнес. По его словам, он просто решил таким образом помочь своему другу Федору Сикорскому.

– Дело в том, что Ярослава не захотели даже просматривать в «Погони», – говорит Врублевский. – Он не подходил команде по своему мастерству. Вы польский футбол знаете? Там уровень первой, второй и третьей лиг такой, что половина футболистов высшей лиги (я не говорю про игроков БАТЭ, «Динамо» и «Шахтера») могут не пройти там просмотр. Многим денег мало, а другим – мастерства не хватает. А Шкурко просто не прошел по мастерству. Тренеры посмотрели на него во время матча команд четвертой лиги, но сказали: «Для уровня четвертой лиги неплохой. Но, ребята, какая первая лига…» Попросили, чтобы я больше таких игроков не привозил. Я говорю так, как есть. Зачем мне придумывать? Я его не знал. Попросили за него – я помог. Я его встретил, поселил на квартире, кормил, снял гостиницу. И ко мне еще какие-то претензии. А что касается того, что я не беспокоился о его судьбе... В Белостоке, откуда мне нужно было отвезти человека в Гродно, он мне сказал, что хочет остаться в Польше. Я сказал: «Если хочешь, оставайся. Едь в Быдгощ. Будут проблемы – звони». А то, что он наговорил, это некрасиво с его стороны. Я потратил свое время, деньги... Наглец.

- Ярослав сказал, что вы собирались его забрать из Белостока и отвезти в Минск, но почему-то не вышло.

– Я ему сказал, что без проблем. Но я ведь не буду ждать сутки. Понимаете? Когда он выехал из Быдгощ, у него еще не было билетов от Варшавы до Белостока. И что, мне сутки ждать человека и снимать гостиницу? Ему проще купить билет и приехать. Это разве проблема? Он в Гонконге находился? Честно говоря, абсурд. Я уже и забыл про эту историю.

ФОТО: offside.by, из личного архива Ярослава Шкурко

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы