Блог Железный дровосек

«10 минут не мог выйти из подъезда». Сирота из Африки даже не занимался в секции, но попал в белорусский футбол

С 17 лет он содержит большую семью.

Легионеров из дальнего зарубежья в белорусский спорт приводят разные мотивы. Экс-баскетболистка «Цмокаў» Фрэнсис Дондерс приезжала в Минск из Нидерландов за новыми впечатлениями, противоречивый Леандро Торрес поначалу уверял, что его детям в Беларуси намного безопаснее, нежели в родной в Аргентине, а бывший игрок «Слуцка» Сенен Себаи не скрывал, что через наш чемпионат хочет попасть в лигу получше.

Сенен Себаи: «Моя мечта – это «Арсенал», а «Слуцк» – это трамплин

22-летний ивуариец Янн Аффи из «Торпедо-БелАЗ» тоже мечтает попасть в топ-чемпионат. Но есть у парня еще одна, не менее важная, задача. Он – сирота. И, работая в Беларуси, Янн каждый месяц отправляет деньги своим младшим братьям и сестре в Кот-д’Ивуар. Расскажем о нем подробнее.

* * *

Аффи, которого одноклубники ласково называют Яником, уже полгода живет в Жодино. Первое время он квартировал на городской окраине – в гостинице «Світанак». Позже переселился в отдельную квартиру, а с января клуб арендует ему двушку в шести минутах ходьбы от стадиона – в «стекляшке», доме, прозванном так из-за парикмахерской с обратной стороны здания. Ян еще продолжает обживаться на новом месте. Недавно в квартиру привезли стиралку, и прямо во время нашей беседы легионера на несколько минут за собой увлекает переводчик Александр Гречный, чтобы вместе с мастером объяснить, в каком режиме следует стирать одежду.

Сава! Хорошо! – слышится из ванной одобрительный голос Аффи, и через полминуты он возвращается в зал, чтобы продолжить историю своей жизни.

А началась она 11 ноября 1995 года в небольшом ивуарийском городке Тьебису, что в 40 километрах от столицы Ямусукро. Как рассказывает Аффи, богатых, в отличие от Ямусукро, там мало, и большую часть населения Тьебису составляют бедняки, которые в основном занимаются земледелием. Выращивают ямс, бананы, рис, картофель и съедобный маниок (с виду это растение похоже на нашу продолговатую картошку). Из маниока часто делают крупу или крахмал, который позже, к примеру, используют для приготовления печенья. В сыром виде есть маниок нельзя, иначе можно отравиться. По словам Аффи, в Кот-д’Ивуаре об этом все знают, поэтому перед употреблением маниок варят или сушат.

Когда Янну было три года, родители в поисках лучшей жизни переехали в Ямусукро. Отец Сассо работал контролером в местном порту, а мать Тереза держала свой небольшой ресторанчик в центре города.

Названия у заведения не было. Все просто знали, что это ресторан, где можно покушать. Таких мест в Ямусукро полно, – объясняет Янн. – Посещал его обычно средний класс, люди, у которых не так много денег. Он не был большим и не был маленьким. Одновременно разместиться в заведении могли порядка 40 человек. Ресторан открывался в семь утра и работал максимум до пяти вечера. Ужинают все в основном дома.

Хитом в меню ресторана было футу – банановое пюре с рыбой, маниоком и острым соусом на основе пальмовых зерен.

В отличие от Сенена Себаи, который в Абиджане, другом ивуарийском городе, жил в настоящем гетто и даже участвовал в уличных драках район на район, Янну этого удалось избежать. У многодетного семейства Аффи – у нашего героя три брата и сестра – был одноэтажный дом в тихом и спокойном районе Абита, где преимущественно проживают местные коммерсанты. Но в жизни семьи произошли вещи пострашнее уличных разборок.

Когда мне было 5-6 лет, из-за долгой болезни умер мой папа, – опустив голову, медленно тихим голосом говорит Янн. – Я был маленьким – отца помню плохо. Он был нашим главным кормильцем. После его смерти все обязанности по содержанию семьи легли на мамины плечи.

Главным увлечением Янна в детстве был футбол. Мяч начал гонять в пять лет. Ближайший стадион находился в 45 минутах от дома, поэтому играть приходилось на красной глиняной дороге.

- Ставили на дорогу небольшие ворота. Когда ехали машины, матч останавливали, машины проезжали – продолжали. Часто играли квартал на квартал. Игры были жесткими, но как-то обходились без драк, однако я часто в кровь разбивал большие пальцы на ногах.

В футбольной школе Аффи никогда не занимался. Всему учился на улице, просматривал матчи местного чемпионата, равнялся на Патрика Виейра. Попробовать силы в профессиональном клубе Янн решил сам:

– В 14 лет друзья посоветовали сходить на просмотр в футбольный клуб «Ренессанс» и после первой игры тренер сказал, чтобы я оставался. Это была взрослая команда – за нее играли мужики. Но я был достаточно смелым парнем, поэтому никого не боялся.

Когда Янну исполнилось 16, его семью постигла еще одна трагедия – из-за болезни умерла мама. Дети стали жить с бабушкой. Перед Аффи встал жесткий выбор – или серьезно заниматься футболом, или налечь на учебу в школе. Семье нужно было срочно помогать финансами, поэтому Янн выбрал спорт и до сих пор не получил на руки аттестат о среднем образовании. Как говорит Аффи, его старший брат уехал жить в Абиджан, и в 17 лет будущий торпедовец понял, что именно ему придется содержать младших братьев и сестру.

По итогу Янн ушел из минорного «Ренессанса» и отправился путешествовать по ивуарийской глубинке. Сначала на пути игрока была «АС Танда» с востока страны (первую зарплату – 50 долларов – он практически полностью отдал бабушке), а чуть позже Янник оказался в центральной части Кот-д’Ивуара – в «Ганьоа». Именно этот клуб сыграл значительную роль в переезде Аффи в Европу. А случилось это так.

Год назад белорусский агент Евгений Гайдук, представляющий в том числе интересы Александра Глеба, отправился в ознакомительную поездку в Кот-д’Ивуар и заодно решил присмотреть для себя талантливых футболистов. Как говорит Евгений, он был далеко не один такой. Практически на каждом матче местного чемпионата присутствовало множество скаутов из Португалии, Франции и других европейских стран.

Я пробыл в Кот-д’Ивуаре 10 дней. За это время удалось посмотреть много матчей местного чемпионата. Отличительная черта ивуарийского футбола – практически все команды проповедуют атлетичный, силовой футбол, строящийся через средние и длинные передачи. Аффи играл в команде «Ганьоа» – в одном из немногих местных клубов, который старается действовать через мелкий и средний пас и контролировать мяч. Как выяснилось позже, это связано с тем, что главный тренер коллектива раньше жил и работал в Германии, поэтому и привил команде европейский стиль. Я присутствовал на матче с одним из лидеров чемпионата, и мне очень понравилась игра Аффи. Он привлек мое внимание тем, что играл в умный футбол и в то же время выделялся физическими данными.

В итоге белорус решил посмотреть еще одну игру с участием Янна, после чего встретился с футболистом и оговорил условия возможного сотрудничества. Аффи был не против, и ради переезда в Беларусь, как признается сам, даже отказался от более прибыльного варианта во втором дивизионе Португалии.

Сначала африканец тренировался с минским «Динамо», но заключить контракт не удалось.Тогда Гайдук предложил просмотреть африканца тренеру «Торпедо-БелАЗ» Олегу Кубареву. В августе футболист подписал соглашение с «черно-белыми».

- Чем приглянулся? Янну повезло, что он приехал в команду, когда мне нужно было искать что-то новое, – вспоминает коуч «автозаводцев». – Это не тот футболист, который может приглянуться с первого взгляда. И привезли его к нам на тех условиях, чтобы мы могли спокойно просмотреть игрока. Я искал себе футболистов на будущее. И свой выбор решил остановить на Янне. С каждым днем он проявлял себя лучше и лучше.

Аффи сразу стал основным игроком «Торпедо». На позиции центрального защитника в прошлом сезоне провел 10 матчей (в среднем по 88 минут) – неплохая статистика для новичка, у которого за плечами нет футбольной школы. Болельщики вообще остались довольны Янном. Не единожды приходилось от них слышать об умении африканца «читать» игру и хорошо выбирать позицию. Олег Кубарев говорит, что доля правды в таких оценках присутствует, но преувеличивать актуальные возможности парня все-таки не стоит.

- Школы у него недостаточно. Технически он оснащен, так скажем, не очень хорошо. Это касается отдельных моментов, которые нужно улучшать. Но, во-первых, у Аффи хорошая самоотдача. Он мотивирован на каждой тренировке и на каждой игре. А во-вторых, у него есть первая передача. Янн это уловил, и вписался в команду гармонично.

Самому Аффи белорусский чемпионат понравился, особенно условия подготовки. Если в Беларуси команды имеют возможность работать на траве, то с нормальным игровым покрытием в Африке проблемы. Вспоминая прошлый сезон, легионер выделяет три игры: поражение в Кубке от БАТЭ на последних минутах, победу над «Шахтером» в гостях и выездной матч с брестским «Динамо» на поле, очень напоминавшем болото.

- В таких условиях было трудно играть. Но с чем-то подобным я столкнулся в Кот-дИвуаре. С июня по август у нас сезон дождей, и нередко приходилось играть в проливной дождь. А однажды из-за того, что вода все прибывала и прибывала, судья остановил матч за десять минут до конца. Моя команда к тому времени вела со счетом 1:0, но доиграть так и не сумели. Мы постоянно падали в лужи.

* * *

Если с футболом в Жодино у ивуарийца не было никаких проблем, то в быту вопросов хватало. Сейчас белорусскую еду Янн воспринимает спокойно, но поначалу никак не мог привыкнуть к супам. Говорит, от них даже живот крутило. Владеющий французским языком защитник «Торпедо» Игнат Сидор вспоминает, что Янн раньше часто просил помочь с выбором продуктов в магазине, так как принципиально не ест свинину и боялся перепутать мясо. А больше всего, по словам парня, Аффи удивило огромное количество в Жодино курящих женщин. Как объяснил Игнату легионер, в ивуарийском обществе это не принято.

Янн Аффи и Игнат Сидор.

Забавные истории тоже не обошли африканца стороной. Игнат рассказывает, что Янна очень удивляло, что на него постоянно смотрят прохожие, а в одном из жодинских банков, куда Аффи вместе со своим переводчиком Александром Гречным пришел сделать денежный перевод в Кот-д’Иувар, произошел такой случай.

Мы пришли в банк, и молодая кассирша спросила у нас, куда мы хотим отправить деньги, – вспоминает Гречный. – Сказал, что в Кот-дИвуар. Но она не знала, где находится эта страна. Я сказал, что в Африке. После этого девушка что-то долго искала в компьютере, а потом произнесла: «Такой страны нет». Я поворачиваюсь к Аффи и говорю: «Янн, тут говорят, что нет такой страны. Ты откуда?» Тогда я посоветовал кассиру поискать Берег Слоновой Кости, а в ответ услышал: «Мужчина, вы все-таки определитесь – вам деньги пересылать туда или туда?» В банке подумали, что мы над ними издеваемся. Но пришел старший сотрудник и нашу проблему решили.

Ну а недавно Янн едва не опоздал на тренировку из-за того, что… не знал, как выйти из подъезда.

– Как войти и открыть дверь с домофоном, он понял, а как выйти – не разобрался. Когда стало ясно, что возникла проблема, набрал мне. Я посоветовал, чтобы звонил в подъезде во все двери, и тому, кто откроет, дал телефон. В итоге к нему вышла бабушка. Удивление от того, что ей в дверь позвонил африканец, было невероятное. Но она не испугалась – очень сильно рассмеялась. Я ей по телефону потом объяснил, чтобы помогла человеку. Янн там простоял минут 10, но на тренировку все-таки успел.

*  *  *

Практически все свободное время Аффи проводит дома: отдыхает и занимается русским языком с Александром Гречным. Иногда ходит в пиццерию и раз на месяц выбирается в Минск с Игнатом Сидором, чтобы прикупить себе новых вещей.

Небольшой Жодино он тоже пока не особо изучил. Самые популярные места – стадион и банк, через который Янн каждый месяц отправляет деньги домой.

- Я точно не знаю, какую сумму он отправляет домой, – рассказывает Гречный. – Но, думаю, что пересылает большую часть зарплаты. Я даже ему иногда говорю, мол, ты подумай, тебе ведь еще месяц жить до зарплаты. Но он все равно делает по-своему. Такой человек.

Мечты у этого улыбчивого, но очень скромного парня, ясные и четкие. У него нет любимой команды в европейском чемпионате. Он просто хочет поиграть в хорошей лиге, о чем даже пытается сказать мне на своем ломаном русском. А еще Янн хочет окончить школу, построить дом, в котором уместилась бы вся его большая семья, жениться, иметь много детей и играть до 40 лет. Сейчас Аффи доволен тем, как складывается его жизнь, и рад возможности проявить себя в Европе. Парень не скрывает, что приехал работать в Беларусь не только для себя, но и ради родственников, и соглашается, что без усердия в жизни вряд ли чего-то получится достичь.

-- Мама когда-то мне говорила: «Нужно работать, работать и еще раз работать». Если работать не будешь, ничего у тебя не выйдет». 

ФОТО: vk.com/fc_torpedobelaz, из личного архива Игната Сидора

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.